"Трезвость - здравая рассудительность, свобода от иллюзий и самообмана" - народная мудрость

Трезвость.ру

0,7%. Из глубин Мёртвого моря

Владимир Бушин

13 октября 2016

О русофобах и "антисемитах"

На мою недавнюю статью "Отморозки и недоноски великих наций" откликнулись многие читатели. Напомню, что в статье я привёл довольно много совершенно оголтелых русофобских заявлений, сделанных не так давно в печати, по радио и с разного рода трибун некоторыми еврейского происхождения писателями, тележурналистами и просто профессиональными пустозвонами — Л.Улицкой, В.Познером, М.Жванецким, М.Веллером и др.

Ничего нового в таких болезненных припадках нет. Можно вспомнить хотя бы "Автобиографию" известного филолога М.С. Альтмана (1896-1980). Вспоминая своё детство в местечке Улла Витебской губернии, он писал: "Русские у евреев не считались людьми. Русских мальчиков и девочек называли "шейгец" и "шикса", т.е. нечистые. Для русских была особая номенклатура: он не ел, а жрал, не спал, а дрыхал, даже не умирал, а издыхал. У русского не было души, она только у еврея. Уже будучи в гимназии после хедера, однажды сказал отцу, что в прочитанном рассказе говорится, что капитан умер, а ведь он не был евреем, и надо было написать "сдох". Отец сказал, чтобы я не смел говорить это в гимназии… Моя бабушка Христа называла "мамзер" — незаконнорожденный, было у неё презрительное прозвище и для Богоматери. А когда однажды в Улле был крестный ход с иконами и крестами, бабушка накрыла меня платком: "чтобы твои светлые глаза не видели эту нечисть".

Со временем Моисей Семёнович сбросил полоумную мороку Уллы и даже, когда в 1970 году приехал в Америку повидать двоюродного брата Давида Аронсона, друга детства и юности, а тот потребовал разговаривать с ним не на русском, а только на еврейском или английском, брат Моисей плюнул на брата Давида, хлопнул дверью, ушёл и навсегда порвал с американским братцем.

Как видим, нынешние еврейские интеллектуалы Москвы и Ленинграда в лице названных в моей статье лиц ничего нового по сравнению с малограмотными собратьями из Уллы не придумали, суть одна. Разница только в том, что те не имели для пропаганды русофобии ни газет, ни радио, да и побаивались своей русофобии, как это ясно из эпизода с отцом Альтмана, который предостерёг сына от словечка "сдох" по отношению к русскому капитану, если его употребить в гимназии. А у этих, у нынешних болотных интеллягушек, все СМИ, все Лобные места в шаговой доступности, и опасаться им абсолютно нечего. Ну, в самом деле, чего опасаться, если их сородичи — четыре премьера, девять вице-премьеров, несчитанное число министров – один за другим, гуськом вразвалочку прошествовали и шествуют по России.

Но я, коммунист-гуманист, в своей статье всё-таки предложил, чтобы хоть Веллер, неутомимый, как пропеллер, или ещё кто подумали бы, чем может кончиться их раздувание антисемитизма; как к их грязной клевете отнеслись бы известные советские евреи, крупные русские писатели — Павел Антокольский, Илья Сельвинский, Михаил Светлов, Семён Гудзенко, Евгений Винокуров, патриотические, глубоко уважительные даже восторженные стихи которых о России, о русском народе я процитировал. Думаю, некоторых из этих поэтов или приведённые их стихи, допустим, Познер или Жванецкий, юморист молодецкий, и не знают. Поэтому приведу ещё строки Бориса Пастернака, имя которого уж особенно часто слетает с болотных уст.

Поэт рано утром едет в переполненной электричке из Переделкина в Москву. И что он видит?

В горячей духоте вагона

Я отдавался целиком

Порыву слабости врождённой

И всосанному с молоком.

Сквозь прошлого перипетии

И годы войн и нищеты

Я молча узнавал России

Неповторимые черты.

Превозмогая обожанье,

Я наблюдал, боготворя.

Здесь были бабы, слобожане,

Учащиеся, слесаря.

В них не было следов холопства,

Которые кладёт нужда,

И новости, и неудобства

Они несли, как господа.

Рассевшись кучей, как в повозке,

Во всём разнообразье поз,

Читали дети и подростки,

Как заведённые, взасос.

Москва встречала нас во мраке,

Переходившем в серебро,

И, покидая свет двоякий,

Мы выходили из метро.

Потомство тискалось к перилам

И обдавало на ходу

Черемуховым свежим мылом

И пряниками на меду.

И эти потомки тискаются — к микрофонам, телекамерам, трибунам. И чем они, немытые, нас обдают?

Кажется, все читатели поняли мою статью и поддержали её, кроме двух — Натана Розенберга и Аркадия Слуцкого, вроде бы живущих сейчас в Израиле. Первый написал, что да, мы, евреи, умные, замечательные, ловкие и живём прекрасно, а вы всегда будете бедствовать, и нет у вас выхода, - примерно так. Ну, что ему ответить? Разве что послать к царю Соломону. Второй, если верить интернету, учёный человек, профессор педагогики. Для него дать отпор русофобии — это антисемитизм.

Так и заявляет: "Типичный приём антисемита: то, что Вам не нравится в нескольких евреях, то, что сделали плохое несколько евреев, повесить на всех евреев, обвинить всех евреев". Но в моей статье прямо сказано: "Разумеется, речь идет не о всех евреях, среди которых немало честных, достойных уважения тружеников, а именно об отморозках и недоносках великой нации". И в другом месте своего письма учёный Слуцкий приводит эти мои слова, которые подтверждены всем содержанием статьи. Конечно, тут сразу можно задаться вопросом: неужели у этого учёного нет никакой связи между правым глазом, правым полушарием и левым глазом, левым полушарием?

Впрочем, он согласен со мной: "Лжецы среди евреев есть". Но называет тут известного писателя, моего давнего и доброго товарища Исраэля Шамира. Мы с Шамиром давно знакомы, встречались и у меня дома, и в публичных местах, дарили друг другу книги и, хотя не так давно разошлись в оценке книги Максима Кантора "Красный свет", это не помешало Исраэлю при нашей недавней встрече в ЦДЛ подарить мне свою новую интересную книгу "Сирийская атака Путина". И вот сам он оказался целью атаки Слуцкого. Могу вас заверить, сударь: атака ваша обречена на провал. В том, что вы сказали о Шамире, нет ни слова правды, а один сплошной антисемитизм.

Есть у Слуцкого и другие пассажи частного, персонального характера. Например: "Вам не нравится Д.Быков". Естественно, не нравится. Как и я ему. "Но он гражданин России и вправе говорить то, что думает". Разумеется, вправе. В пределах приличия — политического, литературного, человеческого. "Быков полуеврей, полурусский. Почему Вы не думаете, что то, что он пишет о русских, это написала его русская половина?" Я думаю вот о чём: если писала автономная русская половина, то где в это время была его еврейская половина? Что она делала? Почему не остановила его русскую дуру?

В своём циклопическом сочинении о Пастернаке (2006), распухшем от мармеладных восторгов до 900 страниц, Быков пишет: Россия сохранилась "не благодаря, а вопреки революции и всему, что за ней последовало". А последовали, как известно, ликвидация неграмотности, создание колхозов и совхозов, развитие передовой науки, культуры, мощной индустрии, разгром всеевропейского нашествия во главе с Гитлером, быстрое восстановление экономики после войны, овладение атомной энергией, прорыв в космос… И не благодаря всему этому, а вопреки. Кажется, так не думает даже товарищ Слуцкий.

Эта формула — "не благодаря, а вопреки" — перебрасывается либералами из уст в уста: Быков-Жириновскому, Жириновский — ещё кому-то… И тут же у Быкова — частный случай применения сей магической формулы: Верховный Главнокомандующий Сталин "не столько помогал, сколько мешал выиграть войну". Это тоже афоризм, обязательный для всего сообщества яйцеголовых. Но вот уже нечто персонально-быковское. Пастернак в составе бригады московских писателей в 1943 году выезжал на фронт в 3-ю армию генерала А.В. Горбатова. Встречались там, конечно, и с журналистами. И вот что пишет о них, казалось бы, биограф поэта, не знающий, как пахнут портянки: "ленивые военные корреспонденты, не привыкшие ни о чём задумываться, кроме гонорара". Это, скорей всего, черта автобиографическая. Тут не только подлость, но и невежество: он не может представить, что в иных случаях деньги потратить просто некуда. Но главное, как это — печататься и не получать гонорар, и не жаждать его? А вот так: в армейских и фронтовых газетах гонорара не было. Это я по себе знаю: в последний год войны печатался довольно много, и только один раз, уже на Дальнем Востоке, когда там война ещё не началась, получил деньги за стихи, но это был не гонорар, а конкурсная премия. И советую Быкову сходить в ЦДЛ. Там висит доска с именами погибших писателей-военкоров только Московского отделения СП. Встань перед доской на колени и попроси прощения.

Ещё о Быкове: "Вы, вероятно, не знаете его категорического неприятия государства Израиль. Почитайте, начнёте уважать". И читать не буду, и уважать не стану. У него, как сказано выше, неприятие и Советского государства, и нашей героической истории. А евреи имеют право на своё государство. Как и русские — на своё Советское, которое они создали и отстояли потом и кровью.

Но вот совсем о другом, но с той же учёной проницательностью профессор пишет: "Русский поэт Симонов написал такие стихи о жене-еврейке, что они стали известной песней". Я мог бы ограничиться одним вопросом: с чего вы взяли, что еврейка? Но всё же задам ещё один. Мать Валентины Васильевны Серовой — народная артистка РСФСР Клавдия Михайловна Половикова, урождённая Диденко, видимо, украинка. Я помню её на сцене Театра Революции (потом им. Маяковского). А отец Серовой — Василий Иванович Половиков. Почему дочь у таких родителей должна получиться еврейка? Вы, Слуцкий, сами-то при еврейских родителях не чукчей родились?

Из моей статьи следовало, что в каждой нации есть недостойные её люди, например, шовинисты. И если шовинист клевещет на мой народ, лжёт о нашей истории, оскорбляет нас, то я, как сын своего народа, имею право, даже обязан дать ему отпор, тем более если это человек даже и мелкий, но известный, и занимается своим провокаторским делом публично. Это я и сделал сейчас по отношению к нескольким клеветникам.

А Аркадий Слуцкий прислал пространный протест, в котором задаёт мне 27 вопросов. Я считаю, что нет нужды отвечать на все. Ну, в самом деле, надо ли отвечать на такие вопросы: "Вы уверены, что большинство русских думают, как Вы?" Да кому же не ясно, что есть вопросы, по которым большинство русских думают одинаково, например, по вопросу возвращения Крыма, но есть и такие, по которым люди думают по-разному, это давно известно: одному нравится поп, другому — попадья, а третьему — попова дочка. И все трое могут быть русскими или евреями.

Или вот: "Почему молчите о злом гении Маяковского Брик? Еврейка, а он без неё не мог". Ну, во-первых, мог, мог, очень даже хорошо мог: Мария Денисова (Одесса), Наталья Симоненко (Киев), Софья Шамардина (Минск), Элли Джонс (Нью-Йорк),Татьяна Яковлева (Париж), Вероника Полонская из московского МХАТа, которую я помню на сцене Театра Ермоловой… Так что Владимир Владимирович и тут был истинным интернационалистом. И Николай Асеев был прав:

Он их обнимал, не обижая,

Никому не причиняя зла.

Ни одна, другим детей рожая,

От него обид не понесла.

Он их обнимал без жестов оперных,

Без густых лирических халтур,

Он их обнимал пустых и чопорных,

Тоненьких и длинноногих дур.

В одном только ошибался Асеев, но крупно: не было у Маяковского ни дур, ни чопорных. Все были умницы и красавицы. Ну, это к слову…

Впрочем, была тут и другая сторона, которую проясняют горькие строки Ярослава Смелякова:

Ты б гудел, как трёхтрубный крейсер,

В нашем общем многоголосье,

Но они тебя доконали

эти лили и эти оси.

Не задрипанный фининспектор,

Не враги из чужого стана,

А жужжавшие в самом ухе

Проститутки с осиным станом.

Эти душечки-хохотушки,

Эти кошечки полусвета,

Словно вермут ночной, сосали

Золотистую кровь поэта.

Ты в боях бы её истратил,

А не пролил бы по дешевке,

Чтоб записками торговали

Эти траурные торговки

Для того ль ты ходил, как туча,

Медногорлый и солнцеликий,

Чтобы шли за саженным гробом

Вероники и брехобрики…

Здесь тоже одна неточность: "брехобрики" как раз сделали так, что Вероника Полонская не шла за его гробом — она, последняя любовь поэта, безрассудней всех любившая его, последняя, кто видел его живым, и первая, услышав на лестнице за спиной тот выстрел, первая, увидевшая его мертвым…

Ты спал,

постлав постель на сплетне…

Спал и, оттрепетав, был тих —

Красивый, двадцатидвухлетний,

Как предсказал твой тетраптих…

И она была красивая, двадцатидвухлетняя… Брики убедили обезумевшую женщину, что её присутствие просто немыслимо, чтобы потом сказать ей: "Какая же вы наследница, если даже не были на похоронах?"… Вы, Слуцкий, это хотели от меня услышать о "злом гении" великого поэта?

Ещё один вопросик: "Вы недостаточно владеете материалом, о котором пишете… Размахнулись Вы в патриотическом порыве о ВОВ (так он обозначает Великую Отечественную войну) и не вспоминаете тех русских, которые пишут о ней совершенно страшные факты". И называет Слуцкий какого-то Никитина, какого-то "Ваньку-ротного", даже имена которых не знает, как и названия их сочинений, и Виктора Астафьева.

Так вот, сударь, вы недостаточно владеете материалом: я много писал не только о еврейских, но и о русских лжецах о войне. Загляните хотя бы в мою книжечку "Гений первого плевка" (о Солженицыне). Что же касается Астафьева, то он, к сожалению, был человеком весьма неграмотным в военном отношении, даже военную карту не умел читать. Но главное, в советское время писал, как мы лихо колошматили немцев при ничтожных наших потерях, а после контрреволюции — что мы воевать не умели и завалили немцев своими трупами. То есть и тогда, и потом безбожно врал. А критику Курбатову он однажды заявил, что за хорошие деньги может написать что угодно, и это было напечатано в "Известиях". О непотребствах Солженицына, Астафьева, Яковлева, Волкогонова и других русских лжецов о войне я писал ещё тогда, когда все они были живы-здоровы и благоухали, обласканные Горбачёвым, Ельциным, Путиным. Полистайте, любезный друг Слуцкий, хотя бы мои книженции "За Родину! За Сталина!" или "Это они, Господи!".

И наконец: "Известный русский патриот написал пару книг с самой отрицательной критикой русского офицерства". Он опять даже не знает, ни имени этого "патриота", ни названия его книг. Да кому какое до него дело! Но вот что незадолго до своей гибели думали о советских офицерах два ненавидевших наше офицерство весьма известных в мире человека. Геббельс 16 марта 1945 года, когда Красная Армия была уже в 60 километрах от Берлина, записал в дневнике: "Генштаб представил мне книгу с биографическими данными и портретами советских генералов и маршалов… Эти маршалы и генералы в среднем исключительно молоды, почти никто не старше 50 лет. Они имеют богатый опыт революционно-политической деятельности, являются убеждёнными большевиками, чрезвычайно энергичными людьми. А на их лицах можно прочесть, что они имеют хорошую народную закваску. В своём большинстве это дети рабочих, сапожников, мелких крестьян и т.д. Короче говоря, я вынужден сделать неприятный вывод о том, что военные руководители Советского Союза являются выходцами из лучших народных слоёв, чем наши собственные…

Я рассказал фюреру о книге Генштаба о советских маршалах и генералах, добавив, что у меня сложилось впечатление, будто мы вообще не в состоянии конкурировать с такими руководителями. Фюрер полностью разделяет мое мнение. Наш генералитет слишком стар, изжил себя и абсолютно чужд национал-социалистскому идейному достоянию… В отличие от них советские генералы не только фанатично верят в большевизм, но и не менее фанатично борются за его победу. Это, конечно, говорит о колоссальном превосходстве советского генералитета" (Последние записи. Смоленск. 1993. С.200 и 203). Согласитесь, ваше степенство, что у этих людей накануне гибели мало было причин нахваливать своих губителей.

Таковы мои краткие ответы на несколько вопросов, прилетевших к нам с берегов Мёртвого моря. Но из традиционного русского уважения к иностранцу на некоторые его вопросы и заявления я всё же отвечу и кое-что объясню пообстоятельней.

Читаем: "Советская власть во время ВОВ препятствовала, ограничивала награждение евреев за военные подвиги". О, это старый, уже дряхлый, но, как видим, всё ещё любимый конёк еврейских националистов… Тут я позволю себе привести отрывок из своей статьи "Кто опасней дурака?", напечатанной в "Завтра" четыре с лишним года тому назад.

"Мне вспомнилась одна давняя телепередача "Без ретуши" накануне Дня Победы в 1995 году. Ведущий Сергей Торчинский говорил герою передачи Григорию Бакланову: "Я знал участника войны Гурвича. У него было два ордена Красного Знамени. Вам, фронтовику, известно, конечно, как трудно было человеку с такой фамилией получить две столь высоких награды…"

Я замер. Ну, думаю, сейчас мой однокашничек Гриша врежет этому балбесу. Уж Гриша-то, писатель-фронтовик, еврей-интернационалист, знает правду. Я ожидал, что он скажет примерно так: "Любезный, Гурвич — фамилия распространенная. Что ж вы не назвали имени-отчества? А не знаете ли вы Гурвича Семёна Исааковича, члена партии с 1944 года? Он получил на фронте не два, а четыре ордена Красного Знамени, да ещё — Александра Невского, два Отечественной войны первой степени, два Красной Звезды, а в конце войны — Золотую Звезду Героя и орден Ленина. Неужто не слышали? А ещё еврей! Правда, дослужиться до генерал-полковника и получить две Золотых Звезды, как Давид Абрамович Драгунский, тем паче до генерала армии, как Яков Григорьевич Крейзер, тоже Герой Советского Союза, в стране, где царил государственный антисемитизм, Семёну Исааковичу не удалось, но полковника ему всё-таки дали. Как полезно было бы вам подумать о таких вещах, прежде чем лезть на экран со своими рассуждениями, изобличающими олуха царя небесного".

Впрочем, я сейчас не уверен, что Торчинский назвал Гурвича, может быть, Гуревича. Тогда Бакланов мог бы ему сказать так: "Я, молодой человек, знаю двух Гуревичей — Михаила Львовича и Семёна Шоломовича. Вы кем в армии служили — не кашеваром, не по торговой части? Или вовсе не служили? А Михаил Львович был артиллеристом, командовал батареей "сорокапяток". Слышали? Противотанковая пушчонка, частенько выходившая на прямую наводку. Поэтому солдаты дали ей ещё горькое прозвище "Прощай, родина!". И впрямь, 17 сентября 1943 года на Смоленщине, в обнимку со своей "сорокопяткой", попрощался Михаил Львович с родиной. Но перед этим вёл бой так доблестно, что тоже заслужил звание Героя Советского Союза.

А Семён Шоломович Гуревич был связистом. Звание Героя получил за мужество при форсировании Днепра… А знаете ли вы, кашевар, сколько всего евреев за годы войны удостоились этого звания? Поинтересуйтесь. Есть среди них и дважды Герои".

Примерно это я надеялся услышать от фронтовика-интернационалиста в ответ клеветнику. А что услышал? Ни-че-го! Бакланов всё пропустил мимо ушей, словно то, что сказал Торчинский, была давно всем известная истина, и что, мол, тут рассусоливать. Взгляд у Гриши был отсутствующий…" Вот, Аркадий, какой, по вашему выражению, ещё один мой "антисемитский штамп": я не только дал отпор одному еврею-клеветнику, но и с высокой трибуны всероссийской газеты, а потом в книге напомнил читателям пять славных имён евреев-героев. Сознайтесь, ведь Вы о них и не слышали.

Однако грохот волн Мёртвого моря не может заглушить гневный голос Аркаши-правдолюбца. Голос вопиет по поводу того, что когда-то после войны какая-то безымянная журналистка из какой-то неизвестно где выходящей еврейской газеты непонятно куда "обратилась с запросом о числе Героев Советского Союза — евреев". И какой-то безымянный полковник из какого-то архива дал ей нужные сведения. И что же? "Полковника посадили". Наверняка ещё и лишили звания и наград, которых у полковника после войны не могло не быть. Но безымянная бесстрашная журналистка в безымянной еврейской газете всё-таки напечатала сведения о евреях Героях Советского Союза. Видимо, оттуда и взял их Яков Рабинович для своей роскошной книги в 700 страниц большого формата "Быть евреем в России", вышедшей в Москве больше десяти лет тому назад: 145 Героев! (с.434).

А что же с журналисткой? "За публикацию этих сведений её расстреляли". Солёным огурцом? Слуцкий, и вы до сих пор не организовали сбор средств для сооружения памятника ей! Немедленно за работу! А я как интернационалист пришлю вам за это книгу "Герои Советского Союза", вышедшую тридцать с лишним лет тому назад тиражом в 75 тысяч экземпляров. Там на странице 245 вы увидите, что за время войны звание Героя Советского Союза получили хотя и не 145, но всё-таки108 воинов-евреев, что тоже хорошо. Мало того, ко дню открытия памятника подарю Вам ещё грандиозный двухтомник (в каждом томе по 900 страниц) с таким же названием, вышедший немного позже тиражом в 100 тысяч экземпляров. Здесь сведения и о возрасте героев, и о социальном происхождении, и о национальности, и о самом подвиге, здесь и портреты. Да, не пожалею, подарю, лишь бы вы заткнулись и сидели бы тихо с удочкой на берегу Мёртвого моря, в котором рыба не водится.

Какой примечательный случай! Казалось бы, всё так просто и ясно: я напечатал статью, в которой дал решительный отпор кучке малогабаритных благополучно здравствующих еврейских лжецов, клевещущих на русский народ, но одновременно в этой же статье — моё глубокое уважение к известным крупным советским писателям еврейского происхождения, горячо любившим Россию, чувствовавшим себя её детьми, писавшим с любовью о русском народе. И что? Тут же из глубин Мёртвого моря, как пушкинский бесёнок, выныривает двоякодышащий Слуцкий и голосит: "Не смей трогать моих лжецов! Это антисемитизм! Они завтра в Думе сидеть будут!"… И забросал меня кучей вопросов, не имеющих никакого отношения к делу, например: "Что плохого сделал Израиль России?" Это типичный прием демагога — увести разговор в сторону. В моей статье не 27 вопросов, а только один. Он ясен, хотя и не сформулирован: как читатель, главным образом еврейский, относится к позорному словоблудию кучки спятивших еврейских русофобов? Так вот, Слуцкий и не упоминает о них, молчит, в этом нет для него никакого вопроса – значит, целиком согласен.

С той же целью запутать, увести от сути вопроса безымянно — имён он просто не знает — перечислил важные посты в промышленности, в экономике, в армии, на которых во время войны трудились специалисты еврейского происхождения. Зачем? Разве я это отрицаю? У меня же не о том речь. Но для Слуцкого даже неупоминание об этом, как о Валентине Серовой, превращённой им в еврейку, недопустимо, непростительно и есть опять же не что иное, как антисемитизм.

У талантливой поэтессы еврейского происхождения невольно вырвалось ныне:

Как мало в России евреев осталось,

А сколько слуцких развелось!

Действительно, ещё в отрочестве, в 1936 году я ликовал по поводу победы Михаила Ботвинника на знаменитом турнире в Ноттингеме; в юности на фронте жадно читал пламенные антифашистские статьи Ильи Эренбурга, а потом слушал его в Литинституте; в студенческую пору в Большом зале консерватории слушал Давида Ойстраха и сидел во втором ряду партера рядом с Гольденвейзером, игравшим ещё для Толстого в Ясной Поляне; после института в "Литературной газете" встречался с Сельвинским; став членом Союза писателей, в ЦДЛ мог поговорить с Михаилом Светловым; в кино с интересом смотрел фильм дважды Сталинского лауреата Григория Рошаля "Хождение по мукам"; во МХАТе восхищался игрой трижды Сталинского лауреата Марка Прудкина; уже в старости переписывался с Вениамином Кавериным… Какие имена! Какие дела за ними!.. А что теперь?.. Скучно стало жить на этом свете, господа…

«ТАНЦУЮЩИЙ МИЛЛИОНЕР»

(ТВ, Малахов, «Пусть говорят», 19-20 окт. 2016 г)
  1. 1.Делают нам красиво!
В Интернете ролик с ним пользуется популярностью. Танцует итальянский миллионер на собственной яхте в сопровождении девицы в купальнике. Прекрасная тренированная фигура, приятный загар, весёлое настроение, готовность радоваться жизни в свои 49 лет – это ли не предмет зависти многих мужчин и мечтаний многих женщин о таком «бойфренде»?!
Ну как тут могло устоять ТВ РФ и не пригласить его на передачу «Пусть говорят» с А. Малаховым! Прилетел, конечно. На собственном самолёте. На передаче, которая была аж два дня подряд, вёл себя скромно, обаятельно, тактично. И, понятно, вызывал ещё больше симпатий у присутствующих в студии и телезрителей. До этого Малахов побывал у миллионера в Италии (неплохая командировочка за наш с вами счёт, граждане РФ!) в одном из его домов и показал запись этого визита. Как ни старался Малахов вести себя там независимо, всё же скрыть некоторое заискивание и восхищение не удалось.
И на передаче в Москве царило такое же восхищение не только женщин, но и мужчин. Все целуют его, фотографируются с ним, стараются посидеть рядом как можно дольше…. В общем, в студии царила сказочная атмосфера радости и молчаливой установки: вот как надо жить, вот с кем нужно общаться и дружить!
Оно и понятно: после постоянного потока катастроф, убийств и прочего негатива в виде своих личных проблем хочется ведь видеть счастливого весёлого и беззаботного человека и помечтать о том же. Вполне понятное желание…. Передача действительно создала у всех хорошее позитивное настроение, надо отдать должное, что сделано было это мастерски.
Только всё это – красивая и несбыточная сказка, дающая, правда, кратковременное отдохновение для души. Но – не более.
Надо сказать, что была всё-таки пара попыток вернуть аудиторию в реальность, но сама аудитория явно – по-детски - не хотела уходить из прекрасной сказки. Уж очень было там хорошо!
А попытки заключались в несмелых вопросах, чтобы выяснить, что же этот человек дал обществу? Вопросы звучали: а чем вы занимаетесь? Есть ли у вас дети? Отдадим должное, умный миллионер ответил прямо: я преумножил доставшееся мне богатство, но деньги для меня не главное. У меня есть управляющие, специалисты, которые и занимаются моими производственными делами. А я - просто весёлый человек, уважающий всех, любящий доставлять моим друзьям радость и предпочитаю наслаждаться жизнью. Детей нет, семью мне заводить ещё рано. По всему было видно, что до проблем других, до глобальных проблем человечества ему нет никакого дела: это не его жизнь, он живёт на другой планете…. И этот ответ вызвал молчаливое и полное одобрение присутствующих.
А на второй – главный - вопрос вообще ответа не последовало; он был проигнорирован не только миллионером, но и присутствующей аудиторией как нелепый. Миллионер на записи в Италии показывал свой дом, бассейн, пижамы и прочие тряпки; по стенам просматривались картины абстрактного и эротического содержания. С юмором, но и с гордостью показал он Малахову статую премии Оскар почти в человеческий рост: мол, я достоин именно такого размера. Подруга миллионера показывала свой гардероб, с десятками, если не сотнями туфель и прочими женскими шмотками. После просмотра этого кто-то и спросил: а книги в этом доме есть?
Какой важный вопрос! Ведь ответ на него показал бы, как стремится этот очень богатый и очень весёлый человек к Высокому, к Познанию и Саморазвитию. Но ответа не последовало под молчаливое одобрение аудитории….
  1. 2.Любите богатых и забудьте о бедных!
Так проявился всеобщий, унижающий нацию, холуяж перед богатым и процветающим эгоистом и паразитом.
Особенно неприятно было смотреть как вели себя наши женщины; некоторые демонстрировали себя почти как п… путаны.
Повторим, передача сделана в высшей степени профессионально, ибо задачу свою выполнила на 100%. А задача состояла в том, чтобы вызвать у миллионов телезрителей уважение к богатым, стремление им подражать и даже их… любить. Так и сказал один из присутствующих в студии (сам миллионер): любите богатых!
А вторую цель озвучил сам миллионер, когда, посмотрев предоставленные Малаховым ролики с танцующими, в основном бедными, пьяненькими и неадекватными россиянами, решительно (даже встав со своего места) прокомментировал: «Это говорит о том, чтобы веселиться и радоваться жизни можно и не быть миллионером. Не материальное – главное!»
У сверхбогатых всего мира проблем нет, но их очень беспокоит лишь сохранение навеки своего положения. Страх потерять это положение подвигает их внушать остальному народу, за счёт которого они и живут так весело, две идеи:
  1. Богатые – такие же, как и все («тоже плачут», доброжелательные, весёлые, простые и т.п.), поэтому их надо любить.
  2. Не деньги главное; можно прекрасно веселиться и без миллионов в банке, без шикарных замков, бассейнов, золотых унитазов, модного шмотья и т.п. В этом, дескать, мы тоже равны.
А в Италии, в целом-то бедной стране, сейчас - серьёзный кризис: безработица выросла, количество бедных продолжается увеличиваться. Имеет ли к этому какое-то отношение этот симпатичный миллионер? Вопрос, для думающих, конечно, риторический. А для присутствующих в студии, восхищённых и умиляющихся, вопрос даже не возник. Зато прозвучала установка: любите богатых! Не бедных и обездоленных любите и жалейте, а богатых!
Однако, докатились советские люди…. Или их уже нет совсем, и капиталистический принцип «человек человеку волк» восторжествовал в России?!
  1. 3.От эмоций к Разуму
Дальнейшее умилённые передачей и верящие в сказки могут не читать, ибо возврат к реальности не для всех приятен. Но необходим. Необходим для будущего, для детей наших и внуков, чтобы они не подпали под пагубное влияние изощрённой пропаганды справедливости, неизбежности и неизменности ныне существующего положения: разделения мира на богатых и бедных.
Для тех же, кто самым глубоким образом чувствует несправедливость и лживость, для трезвых своим сознанием, для тех, кто хочет разобраться и понять суть происходящих на Земле процессов мы, как можем, сделаем аналитический обзор.
Приходится неустанно повторять основные положения тех небывалых ранее изменений, которые произошли в мире за последние 100 лет. А это, в первую очередь, технологии управления сознанием и поведением людей, в высшей степени опасные для человечества, ибо они создали реальную возможность зомбирования миллиардов людей, возможность создания цивилизации рабов, не осознающих себя таковыми и даже довольных своим положением. Можно говорить о создании НАРКОЦИВИЛИЗАЦИИ, в которой наряду с обычными химическими наркотиками с конца 20 века широко применяются информационные наркотики. А так как информационный наркотик официально таковым не признан, и технологии его применения не раскрываются полностью, то широким массам не видна губительная опасность ползучего зомбирования людей, превращения их в биороботов, не умеющих мыслить масштабно, логически, трезво и – главное – разумно.
Передача с «танцующим миллионером» очень показательна. Ведь за четверть века ценности советского человека изменились очень радикально - на противоположные.
  • Был «самый читающий народ в мире»…. А постсоветское поколение стопками выносит книги своих родителей … на помойку. И вопрос о книгах в доме на ТВ звучит как неприличный.
  • В СССР «секса не было», но была любовь (и секс, конечно, был, но интимное не вылезало на всеобщее обозрение и не было превыше любви). А теперь женщины(!)смело задают вопрос на передаче интимно-физиологического характера.
  • В Советском Союзе высоко ценился человек труда, а за тунеядство даже судили. А теперь прожигатель жизни, эксплуататор и паразит – пример для вожделения и подражания!
Как ни грустно, но надо признать: такие изменения произошли. Это неоспоримо. А вопросы есть такие: почему и как? Ведь в столь короткий исторический срок нормальная, традиционная и природно-обусловленная система ценностей вдруг сама собой изменилась на паразитическую, можно даже сказать - античеловеческую.
Изменения произошли, но не у всех. Если в селении «есть хоть один праведник», то не всё потеряно, и есть надежда. И противные человеческой природе и справедливости изменения произошли не сами по себе, а в первую очередь как результат тех информационных технологий (по большей части, секретных), что вовсю применяются к нашему обществу. И данная передача является типичным проявлением именно таковой технологии. Ибо выполняет те задачи, о которых была речь выше.
Вспомните другие передачи Малахова, в которых наши беды поданы как смешные казусы, не более. К примеру, ролик в Интернете с учеником, который никак не может выучить 4 строчки стихотворения «ласточка с весною…». Ребёнок нервничает, ругается почти матом, ругает учительницу. Плакать бы нам всем надо…. А Малахов находит его и приглашает его в студию, делая ещё более знаменитым. И ни слова осуждения на передаче не прозвучало. Какой пример для других недорослей прославится на чернухе!
Вспомните другие подобные передачи обаятельного и многим симпатичного Малахова с показом пьяных опустившихся семей (в основном, русских) и проч., и проч. Его передачи, и многие другие на ТВ, рассчитаны на эмоциональное воздействие, а не на разум и логику телезрителей. Эмоции заглушают разум, и мы легко становимся управляемыми. Это и есть важнейшая часть информационной войны, ведущейся против нашего народа. Войны очень серьёзной и опасной своей ползучей незаметностью.
А «Танцующий миллионер» стал уже откровенной и наглой (но талантливой) попыткой внушить российскому народу принципы несправедливости, как нормальные.
Мы находимся в ситуации неизбежности, когда просто необходимо научиться управлять своими эмоциями и включить свой Разум.
А. ГРОМАШ

0,7%. Отморозки великих наций

22 сентября 2016  
Чего же добиваются клеветники России?
"Зачем насаждать антисемитизм? Кому это надо?"
И. Сталин
Клевета о нашем народе, его истории, грязные измышления о России ныне при полной безнаказанности и попустительстве власти обрели такой размах, что некоторые газеты и журналы наконец-то завели специальные отделы и рубрики для отпора русофобам. Конечно, можно и без рубрик, но всё же… Может быть, рубрика всё-таки обязала бы, допустим, "Правду" дать отпор полоумной хохме, запущенной с целью маскировки, о том, что Ленин "подложил (!) под Россию атомную бомбу", которая через 75 лет рванула, и именно она, а не банда Горбачёва-Ельцина-Яковлева-Собчака с помощью холуёв и американцев удушила и разметала страну. И сработана хохма по принципу Геббельса: чем несуразнее ложь, тем больше ей поверят.
Казалось, первыми в отповеди клеветникам должны бы выступить "Советская Россия", "Правда", "Завтра", но нет, первой учредила рубрику "Клеветникам России" "Литературная газета". Она напечатала под этой рубрикой небольшую, но убедительную статью Геннадия Красикова "Белые одежды юберменшей" с довольно деликатным подзаголовком "А почему эти господа так бесцеремонно себя ведут?" Почему? Да главным образом потому, что им потворствует власть.
А ещё потому, что "Советская Россия", например, печатает статью, в которой один из советских полководцев получает гнусную кличку "мясник", да ещё потчует нас виршами Дмитрия Быкова; "Правда" печатает и нахваливает ("лучше не скажешь") стихи Андрея Дементьева — не только наперсного дружка предателя Горбачева и певца Израиля, союзника США, но и выдающегося оборотня.
С удовольствием прочитал в "Советской России" статью Захара Прилепина про сочинение Быкова "13-й апостол" — о Маяковском. Быков о Маяковском!.. Это же всё равно, что бык о Юпитере. В статье Прилепина много верного и интересного, но кое в чём не могу согласиться. Автор пишет, например, что Маяковский был "за прямой (!) контроль товарища Сталина над поэзией". Ничего подобного. Поэт хотел всего лишь,
О работе стихов
от Политбюро,
чтобы делал доклады Сталин.
Разве это контроль? Не контролировал Сталин ни поэзию, ни прозу, ни драматургию, но мнение своё всегда имел, что видно, в частности, по присуждению Сталинских премий.
Не могу согласиться и с тем, что автор пишет об отношении Максима Горького к евреям. Он писал: "Меня изумляет духовная стойкость еврейского народа". Прилепин называет это "расистским обожествлением врождённых качеств еврейского народа". Русский писатель — еврейский расист? Не там шукаете расизм, Захар. О Горьком, самом знаменитом писателе ХХ века, как о Ленине, Сталине, Шолохове, сейчас ведь такую ахинею несут!
В приведённых словах Горького лишь констатация того действительно достойно изумления факта, что на протяжении долгих веков, тысячелетий, в течение которых многие народы "погибоша аки обри, их же несть племени ни наследка", евреи, не имея своего государства, смогли себя сохранить. Что им помогло в этом? Именно духовная стойкость, чувство единства. Но единство у некоторых евреев, увы, порой обретает весьма прискорбный характер. Вот об этом я и хочу сказать пообстоятельней. Разумеется, речь пойдет не обо всех евреях, среди которых немало честных, достойных уважения тружеников, а именно об отморозках, недоносках своей великой нации.
Такое единство мы можем воочию видеть, например, в суждениях многих довольно известных русских евреев о русском народе, о его героях, о нашей истории и о своей роли в ней. Если начинать из советского далёка, то можно вспомнить хотя бы Джека Алтаузена, в 20-х годах заявившего о подвиге Минина и Пожарского:
Подумаешь! Они спасли Россию.
А может, и не стоило спасать…
Но Алтаузен во время войны погиб, и Бог ему судья.
Но вот жив-здоров и процветает помянутый Андрей Дементьев, человек перманентной голливудской улыбки. Он неустанно следует творческому методу, давным-давно сформулированному Александром Безыменским:
Я — пролетарская пушка.
Стреляю туда и сюда!
Маяковский тогда же сказал: "Пролетарская пушка должна стрелять только туда, а если стреляет и сюда, то она не наша, а вражеская пушка". Маяковский на собственном опыте мог убедиться, что Безыменский не шутил, и великий поэт взмолился:
Уберите этого бородатого комсомольца!
Ведь не проходит дня —
Он то неистово молится,
То неистово плюёт на меня.
Впрочем, это не помешало столбовому дворянину Маяковскому однажды дружески обратиться к троим еврейским собратьям:
Позвольте мне
без позы, без маски,
как старший товарищ,
неглупый и чуткий,
поразговаривать с вами,
товарищ Безыменский,
товарищ Светлов,
товарищ Уткин.
 Поэт предлагал "организовать товарищеский обед".
Дементьев усовершенствовал примитивный метод Безыменского, который одновременно стрелял туда и сюда: он выбирает цели в зависимости от времени и ситуации. Было время — и писал, например, о Катаеве: "Валентин Петрович принадлежит к неповторимой плеяде зачинателей литературы, рождённой Великим Октябрём. Он один из первых романтически воспел Революцию… Он воссоздал великую роль в ней Владимира Ильича Ленина, готовившего эпоху Революции и её творцов…" (ЛГ 16 апр.1986). И, естественно, палил во врагов Ленина, революции, и Советской эпохи. Получал в это время хорошие должности, литературные премии, роскошные квартиры, большие ордена, вплоть до ордена Ленина. И при этом считал себя незаслуженно обойдённым страдальцем и жаловался:
 Генсек не вешал мне
Золотую Звезду на грудь.
 Ах, бедняга! Но изменилось время, изменилась ситуация — и он говорит и пишет уже совсем другое. Для начала соврал, будто его отец сидел по 58-й статье за контрреволюционную пропаганду, правда, всего два года. Нет, милок, по той статье давали не такие сроки. Позже в той же "Литгазете" однажды заявил: "Советская власть? Да это же была труха!" А Советское время было "временем интриг, авантюр, подсиживаний", "делало людей карьерными, хитрыми" — словом, такими, как он сам (ЛГ 28 апр. 2004). Не замечает возможности вопроса: кто же ты есть, если так преуспевал в такое мерзкое время?
Как Евтушенко в трудный для родины час удрал в Америку, так и его редактор в "Юности" Дементьев подался в Израиль.
 Однако перейдём к прозе в интересном вопросе о духовном единстве и стойкости.
Вот что думает о нашем народе и о Великой Отечественной войне известный смешной юморист Михаил Жванецкий: "У нас сражаться за родину стали только в 1943 году. А до этого её не защищали, потому что было государство, был Сталин…" (АиФ №39’07). Тут три совсем не юмористических вопроса. Во-первых, почему же немцы при полном отсутствии сопротивления за два года не добились того, что 8 мая 1945 года в Берлине сделали мы? Во-вторых, куда в 1943 году девалось Советское государство и лично товарищ Сталин? Наконец, где тогда был Мишенька Жванецкий? Теперь уже старик, а не знает и слышать не хочет о Брестской крепости, об обороне Одессы, Севастополя, о разгроме немцев под Москвой, о великой Сталинградской победе.
То же самое твердит о начале войны Марк Солонин, именующий себя военным историком: "Армия не воевала… С первых же дней большая часть личного состава Красной Армии (в котором сильно преобладали русские) бросала оружие и разбегалась по лесам" ("Июнь 41-го года").
Ну, Солонина мало кто знает. А вот знаменитый Анатолий Чубайс, когда-то первый вице-премьер… Всего таких вице-премьеров было с дюжину. Этот русофоб заранее знал и говорил вице-премьеру Владимиру Полеванову, что реформы, главным проводником которых под лозунгом "Больше наглости!" был он, приведут к гибели 30 миллионов советских людей, и сознательно шёл на это, и добился своего. В качестве одной из деталей его скудоумия можно вспомнить, что однажды в телепоединке со Светланой Горячевой он заявил, будто до войны у нас была линия обороны, направленная не вовне страны, в сторону возможного противника, а внутрь — "чтобы население (опять-таки главным образом русское) не разбежалось". И гневно восклицал: "Что же это за страна!" Кто же он, как не отморозок-русофоб?
А тут и просто вице-премьер Альфред Кох: он прямо по нашему московскому телевидению говорил о России как о никому не нужной, мешающей всем нелепой стране и советовал американцам послать дивизию ВДВ и отобрать "к чёртовой матери их атомное оружие". Сперва он сказал это какой-то иностранной газете. Но как только доморощенные холуи прознали об этом, так тотчас притащили его на телевидение
Константин Боровой, в характеристике не нуждающийся, сетует, что на пляже в Ницце, ему "стыдно признаваться, что он русский" (цит. по СиД №21’16). А зачем еврею "признаваться", что он русский? Надо говорить честно: я еврей, увы, родившийся на русской земле и вскормленный русским хлебом. А если стыдно так сказать, то сиди дома. Кто тебя в Ниццу гнал?
Владимир Познер: "Россия чуждая мне страна. Меня связывает с ней только работа. Ведь здесь нет ничего для меня интересного. Правда, есть Пушкин, но он же не русский". Пушкин, мистер-мусье, был насквозь русским, вдоль и поперёк русским, с головы до пят русским, как и 50-процентный мулат Дюма — французом. "Я думаю, что одна из величайших трагедий для России — принятие православия. Да, я так думаю". Да кому интересно, о чём думает многократный оборотень!
Николай Сванидзе. Помимо других невежественных пакостей и шкод, за ним ещё заявление по телевидению на всю страну, что комсомол, миллионы членов которого сложили головы в борьбе против гитлеровского нашествия, — это не что иное, как "гитлерюгенд", нечто подобное гитлеровской молодёжной организации, существовавшей в фашистской Германии. А ведь и матушка, и батюшка его были комсомольцами. Так этот и на родных могилах пляшет.
Леонид Гозман, всеми битый-калеченный в телепоединках: "Советский СМЕРШ — это гитлеровское гестапо и СС вместе". Этот телегладиатор — явление уникальное. В одной передаче к нему кто-то обратился словом "соплеменник". Так он вознегодовал: "Это в Африке племена!.."
Он никогда не читал хотя бы Пушкина, который однажды воскликнул, имея в виду своих будущих читателей: "Здравствуй, племя младое, незнакомое!.." В другой раз сказал о своих соплеменниках и поляках: "Уже давно между собою враждуют эти племена…"
И ведь не в Африке враждуют.
Владимир Жириновский: "Мы за русских! Мы за бедных!.. Коммунисты отобрали у меня фабрику… лишили девственности. Всех вешать их!.. расстреливать!!. давить!!!.". Именно такие приказы, но пошире, давали фашистские генералы, например, фельдмаршал Кейтель своим войскам: немедленно расстреливать взятых в плен коммунистов, комиссаров и евреев.
Михаил Швыдкой в телепередаче: "Пушкин устарел". "Русский фашизм хуже немецкого".
Валерия Новодворская, недавно отбывшая в лучший мир с телеграммой президента о соболезновании: "Русская нация — раковая опухоль человечества… Русскому народу место в тюрьме. Я вполне готова к тому, что придётся избавляться от каждого пятого" (цит. по СиД №21).
Дмитрий Быков: "Разговоры о российской духовности, исключительности и суверенности озна​чают на самом деле, что Россия — бросовая страна с безнадёжным населением… Большая часть российского населения ни к чему не способна, перевоспитывать её бессмысленно… Российское население неэффективно. Надо дать ему возможность спокойно спиться или вымереть от старости" (цит. по ЛГ №28’16).
Артемий Троицкий, музыкальный критик: "Я считаю русских мужчин в массе своей животными и считаю, что они в принципе, в массе своей, должны вымереть" (СиД №21).
6 ноября 1941 года, когда немцы стояли у ворот Москвы, Сталин в докладе о 24-й годовщине Великой Октябрьской революции сказал: "И эти люди, лишённые совести и чести, люди с моралью животных, имеют наглость призывать к уничтожению великой русской нации, нации Плеханова и Ленина, Белинского и Чернышевского, Пушкина и Толстого, Глинки и Чайковского, Сеченова и Павлова, Репина и Сурикова, Суворова и Кутузова…" Этот всемирно славный перечень ныне можно продолжить: нация Шолохова и Твардовского, Шаляпина и Улановой, Прокофьева и Шостаковича, Чкалова и Гагарина, Курчатова и Королёва, Жукова и Рокоссовского, Алехина и Карпова…
Людмила Улицкая, писательница многих книг: "Я уже не раз это говорила, нам очень повезло, потому что Альберту Швейцеру пришлось покупать билет, бросить Баха и ехать лечить грязных, диких, больных дикарей. Нам никуда не надо ехать, достаточно выйти из подъезда — и вот мы уже в Африке" (цит. по ЛГ №28’16). Мадам невтерпёж лично подтвердить слова Чехова о том, что улицкие — это люди "не знающие, чуждые коренной русской жизни, её духа, её форм, её юмора, совершенно непонятного для них, и видящие в русском человеке ни больше, ни меньше, как скучного инородца" (ПСС, т.17, с. 224). То есть мадам видит в русском грязного, дикого, больного африканца, которого надо лечить с помощью её умных книг. Как видим, Чехов всё-таки думал об улицких лучше…
Виктор Шендерович, оратор: "Наша проблема в том, что нелюдей мы тоже числим людьми — и оцениваем их в человеческой номинации… Мы ошибочно полагаем, что относимся с ними к одному биологическому виду (нашему)". Я вначале подумал, что это цитата из Розенберга, но нет: "Евгений Григорьевич Ясин (например) и (например) Дмитрий Константинович Киселёв с телевидения относятся к разным биологическим видам…. Так вот, говорю: нас очень много. Мы должны предпринимать срочные меры для сохранения своего вида в неблагоприятных условиях" (цит. по ЛГ№28”16).
А вот что говорил Геббельс: "Славяне, будучи этническими ублюдками, не годятся для того, чтобы быть носителями культуры. Они не творческий народ, это стадные животные, совершенно не приспособленные для умственной деятельности". Чем это отличается от завываний Быкова, Троицкого, Шендеровича? Только одним: Геббельс говорил о всех славянах, а эти сосредоточили свою полоумную злобу на русских.
Борис Васильев, писатель, беглый ветеран КПСС по случаю своего 85-летия американскому журналу "Нью-Таймс": "Жуков, советские генералы? Шаркуны, тупицы, а не вояки… Сталин? Тупица! дурак! Он карту читать не умел… Обилие орденов у нас непомерное…". У нас… А у самого не было даже медальки "За боевые заслуги", которой на фронте награждали порой и солдат банно-прачечных отрядов…
Михаил Веллер, эстонский сочинитель, живущий в Москве: "Советские генералы — тупые сволочи… Если Жукова пристрелили бы с самого начала, то толку было бы больше… Поскольку в великой стране, победившей в великой войне, должен же быть великий полководец, вот Жуков и был назначен на эту должность" ("ЛГ, 1 авг. 2007). А кто назначает тупую сволочь на должность русского писателя?
Александр Минкин из "МК": "В 1945 году победили не мы, не народ, не страна. Победил Сталин и сталинизм… А вдруг лучше бы было, если бы не Сталин Гитлера победил, а Гитлер — Сталина? И не в 45 году, а в 41-м!" (МК, 22 июня 12)…
По сути, все эти словесные извержения не что иное, как разжигание антисемитизма еврейскими языками. Среди евреев, как и среди русских, оказалось много оборотней. Я писал о тех и о других, за что получал ярлык антисемита и самого меня зачисляли в евреи. Но вот уж особенно яркий случай, хотя вовсе не такой страшный по последствиям, как всесоюзный "казус" Горбачёва, Ельцина, Яковлева. Известный поэт Александр Межиров. Для характеристики его гражданской позиции в советское время достаточно упомянуть стихотворение "Коммунисты, вперед!". Но однажды с поэтом случилась беда, в которой он проявил себя недостойно: насмерть сбил на машине человека и скрылся. Предстоял суд, суровая кара. Но ему удалось бежать в Америку. И в Америке Межиров вдруг признался: "Интересно не то, что я говорил, а то, о чём умолчал".
За океаном можно было и не молчать, и однажды поэт вот что сказанул, обращаясь к фронтовику, коим и сам был:
 Что ты хнычешь, старая развалина?
Где она, железная твоя
Вера в революцию и в Сталина,
В классовую сущность бытия?
 Как на всю эту орду посмотрели бы, что ей сказали хотя бы писатели еврейского происхождения, которых я знал и помню: Илья Эренбург, Борис Пастернак, Павел Антокольский, Илья Сельвинский, Михаил Светлов?.. Хотя иные из них не были лишены еврейского чувства. Антокольский, например, приветствовал создание государства Израиль возвышенными стихами. Но вот встретил бы он, отец погибшего на войне сына, допустим, таких представителей своей нации, как Жванецкий и Солонин. Что он им сказал бы? Может быть, спросил: "А вы, пустоплясы, хоть в мирное-то время служили в армии?". И прочитал бы он им последние скорбные строки из поэмы о сыне:
 Прощай…Поезда не приходят оттуда.
Прощай… Самолёты туда не летают.
Прощай… Никакого не сбудется чуда,
А сны только снятся нам, снятся и тают.
И мне снится, что ты ещё малый ребёнок,
Смеёшься и топчешь ногами босыми
Ту землю, где столько лежит погребённых…
На этом кончатся повесть о сыне.
А земля-то названа русская, и в ней столько лежит русских и евреев. Понимает ли Жванецкий, как на этой земле звучат иные его хохмы?
Илья Сельвинский мог бы врезать стихами военных лет, допустим, Быкову и Шендеровичу:
 Взлетел расщепленный вагон!
Пожары… Беженцы босые…
И снова по уши в огонь
Вплываем мы с тобой, Россия.
Опять судьба из боя в бой
Дымком затянется, как тайна, —
Но в час большого испытанья
Мне крикнуть хочется: "Я твой!"
 Едва ли многонациональный еврей Познер поверил бы, что это сказал чистокровный еврей.
 Я твой. Я вижу сны твои,
Я жизнью за тебя в ответе!
Твоя волна в моей крови,
В моей груди не твой ли ветер?
Гордясь тобой или скорбя,
Полуседой, но с чувством ранним
Люблю тебя, люблю тебя
Всем пламенем и всем дыханьем.
Какие ж трусы и врали
О нашей гибели судачат?
Убить Россию — это значит
Отнять надежду у Земли.
В удушье денежного века,
Где низость смотрит свысока,
Мы окрыляем человека,
Открыв грядущие века.
 Так жил и чувствовал, так писал советский еврей, русский поэт Илья Сельвинский. Я познакомился с ним, когда работал в "Литературной газете". Он пришёл со статьёй, высмеивающей ходившие тогда разговоры о том, что скоро создадут такой робот, который сможет сочинять стихи. Потом однажды мы сидели рядом в Вахтанговском театре в партере на "Маленьких трагедиях" Пушкина. Когда на сцене за бокалом вина появились Моцарт и Сальери, поэт не мог сдержать слёз…
 Всё тихо. Полночь уж пробило.
Сальери крадется во мглу…
А в этом мире всё как было —
Лишь гений мёртвый на полу.
 Это уже Евгений Винокуров, мой милый Женя, однокурсник и друг. Между прочим, по матери тоже еврей. И у него есть что сказать всей этой шараге такое, от чего они будут корчиться, как бесы от крестного знамения. Например:
 Я знаю, тем вовеки не понять
Страну мою, как строилась, страдала,
Кого ни разу не могли пронять
Слова "Интернационала".
 Ну, а есть ли русофобы среди представителей других национальностей? Есть даже среди русских. Кто не помнит В. Печерина: "Как сладостно отчизну ненавидеть…". Недавно в газете "Слова и дела" были приведены подобного пошиба афоризмы таких именно наших современников, живущих рядом с нами. Например, разве не русский Ю. Пивоваров, который ходит в академиках? Недавно этот мыслитель заявил: "Богомерзкий Сталин создал отвратительный культ Александра Невского" (цит. по "СиД" №28’16).
Судя по фамилии, тоже вроде русский по рождению журналист Панюшкин: "Всем на свете стало бы легче, если бы русская нация прекратилась. Самим русским стало бы легче, если бы завтра не надо было больше складывать своё национальное государство, а можно было бы превратиться в малый народ, наподобие води, хантов или аварцев" (там же). Может, и русский, но прямой отпрыск Улицкой!
Но между этими и теми, о ком шла речь раньше, есть существенное различие. Допустим, академику Пивоварову на его "богомерзкого Сталина" и "отвратительного Александра Невского" я могу врезать: "Посмотрись в зеркало, образина! Расскажи, как суда избежал из-за пожара в уникальной библиотеке, за которую отвечал". И Панюшкину вполне можно: "Как стало бы всем легче, если бы вы, молодой человек, досрочно прекратились или сделались вдруг, по Кафке, тараканом!" Да, всё это вполне возможно в ответ на их русофобские мерзости. Но… Об этом писал ещё 9 марта 1909 года Александр Куприн в известном письме Ф.Д. Батюшкову: "Можно печатно иносказательно обругать царя и даже Бога, но попробуй-ка еврея! Ого-го! Какой визг поднимется среди этих фармацевтов, зубных врачей, докторов и особенно среди русских писателей еврейского происхождения!"
Нельзя не признать и то, что среди русских есть антисемиты. Но чаще всего это люди невежественные, занятые главным образом поисками среди известных людей евреев именно там, где их нет. Вот, допустим, стихотворец С.В. (не называю имени из уважения к почтенному возрасту). Для него достаточно окончания фамилии на "ич" или "ский", чтобы объявить человека евреем. Например, Веру Ивановну Засулич, дворянку; Анатолия Васильевича Луначарского, который был сыном действительного статского советника А.И. Антонова и Александры Яковлевны Ростовцевой, дворянки, но взял отчество и фамилию отчима Василия Федоровича Луначарского.
Есть у меня знакомый доктор философии Л., живущий далёконько от Москвы. Не так давно в "Советской России" появлялись его дельные, убедительные статьи. И однажды он прислал статью об антисемитизме в России. Он предложил её одному изданию, а то отказалось печатать. "Да как же так?" — недоумевал философ.
Я прочитал статью и написал ему, что я тоже не напечатал бы. Ведь никто не отрицает вклад названных мастеров еврейского происхождения в русскую культуру, но это было давно, а посмотрите вокруг сейчас. Перед нами один за другим прошли четыре премьера и дюжина вице-премьеров — ваши соплеменники. Посмотрите список миллиардеров. А много ли русских среди ведущих работников кино и телевидения, газет и театров? Откуда, с какого бока тут взяться антисемитизму?
Не так давно в Москве проходил некий съезд или конференция евреев разных стран. И там ораторы говорят, что в западной Европе, в той самой — в демократической, либеральной и цивилизованной — нарастает и ширится антисемитизм. А вот в России, говорят делегаты съезда, евреи чувствуют себя в полной безопасности. Да что там безопасность! В России многие из них на седьмом небе.
Был подобный съезд мусульман разных стран в Грозном. И главная цель съезда — осудить и отмежеваться от тех террористов, которые в своей преступной деятельности прикрываются знаменем ислама. Благороднейший почин!
Вот я и предложил бы профессору Л. провести аналогичный съезд русских достойных уважения евреев. И как отрадно, если на этом съезде были бы осуждены, отринуты помянутые выше отморозки великой еврейской нации. Между прочим, в том стихотворении Сельвинского, которое я цитировал, есть такие строки:
Люблю тебя, мой русский стих,
Ещё не понятый, однако,
И всех учителей моих –
От Пушкина до Пастернака.
Пастернак — учитель. Но когда его "Доктор Живаго" стал знаменем антисоветчины чуть не во всём мире, Сельвинский не остановился перед тем, чтобы бросить в лицо учителю со страниц "Огонька":
Вы родину поставили под свист!
Если с помянутым съездом ничего не получится, то я надумал вот что: напишу-ка я письмо президенту и премьер-министру Израиля с просьбой унять хотя бы вышеперечисленных. Юридически это вроде бы бесполезно, ведь речь идёт не о подданных Израиля. Но всё-таки соплеменники. Может, хоть это подействует.
КОММЕНТАРИИ:
Уважаемый Владимир Сергеевич! У Игоря Губермана есть такой "гарик": 
Еврейство - очень странный организм, 
питающийся духом ядовитым, 
еврею даже антисемитизм 
нужнее, чем еврей - антисемитам. 
К сожалению, не сохранил ссылку, но один из видных израильских деятелей, побывавший в России, так ответил на вопрос: "Есть ли в России антисемтизм?": - К счастью, еще сохранился. Иначе молодые евреи забыли бы, что они евреи". 
И еще один момент. Власти США любыми способами стараются перессорить народы России. Увы, но многие русские люди, обоснованно критикуя еврейских отморозков, скатываются в национализм и тем самым подыгрывают "нашим друзьям и партнерам". На мой взгляд, надо обличать всех мерзавцев, в том числе и русских. Может, русских даже более энергично: от этого наш народ станет только крепче.
Плохо то, что эти мерзавцы-русофобы густо представлены в медиа-пространстве и российской культуре вообще. Их ложь и ядовитость мало влияют на их положение в культурной политике государства. А может это и есть культурная политика государства Российского?
Бушин! Спасибище Тебе, дружище! Очередная доза отвращения к "знаменитым". Потрясающе! 
Храни Тебя Господь, дорогой Ты наш.
Будто в вакууме геноцида РУССКОСТИ познаёт Путин РУССКУЮ жизнь, будто только некоренных человеков и зависть, и злость помыкают им, и он им подчиняться готов. Но не назовётся РУССКИМ человеком тот, кого РУССКОЕ горе не гнетёт. 
Только природа РУССКОГО человека повинуется естественным проявлениям РУССКИХ чувств, только тогда она может быть по-РУССКИ Доброй. 
Если же некоренной "человек" делает ныне властно-недоброе, то в этом не только вина его природных качеств. Действительно ли жизнь его столь неразумно-подла? Эти "люди" просто следуют своим укоренившимся взглядам, прикрываясь своим нынешним наставником, - Путиным. Смогут ли они существовать без такого наставника? Очевидно, что нет! 
У всех РУССКИХ людей есть чувство сострадания, есть чувство стыда и негодования, есть чувство уважения и почитание, есть чувство Правды и неправды, - это называется РУССКИМ ПАТРИОТИЗМОМ, который в РУССКОЙ Истории ярко проявился при одном НАСТАВНИКЕ, имя его, - И.В.СТАЛИН. 
Что пытается "искать" Путин? Ныне люди погрязли в своих, НАВЯЗАННЫХ ИУДАИЗМОМ, лживо-извращённых страстях, которыми как бы опутали самих себя и с возрастом всё глубже в них утопают - существуют, как бы, при таком наставнике, который погряз в своих иудейских деяниях, и нет возможности заставить его освободиться от этого увядания.

0,7%. Нерусь, куда несёшься ты?!

22 сентября 2016 
«Особый слой» воюет со страной
Раскрою вам одну страшную тайну: 0,7 % населения России страстно желает, чтобы "эта страна" — развалилась, погибла, канула в лету, трансформировалась в свою противоположность, рассыпалась на множество осколков, сдалась в плен, вывернулась наизнанку, покаялась и заплатила всем, кому надо, максимальные контрибуции.
0,7 — это не смешно, это очень-очень много. Явный перебор. Это миллион человек, многие из которых проживают в Москве и Питере. Это целый слой, активный, образованный, аффилированный с властью, интегрированный в СМИ, занимающий сильные позиции в образовании и культуре, сидящий на информационных и финансовых потоках. Это семьи, поколениями воспитанные в определенном ключе, имеющие свои предания, живущие отдельными от большинства мечтами и смыслами.
Тысячу раз прав был академик Игорь Шафаревич, создавший теорию "малого народа". В своей знаменитой книге "Русофобия" Игорь Ростиславович подчеркивал, что открытый им феномен "малого народа" не имеет ярко-выраженного этнического окраса. В "малый народ", по Шафаревичу, может войти кто угодно: и еврей, и грузин, и азербайджанец, и русский. В формировании этой общности важны не кровь, не происхождение, не корни, но особая социальная психология, завязанная на желании не только противопоставить себя большинству, но и на глубинной претензии подчинить это большинство своим семейным, клановым, групповым интересам. Принцип "этих людей" — доминировать любой ценой. Как правило, такой ценой является деградация и упадок окружающего социума, ибо только так можно выдержать нарастающую конкуренцию со стороны большинства. Для "этих людей" развитие нашей страны, укрепление ее государственных институтов, наращивание ее суверенитета, рост народонаселения, рост общественного благосостояния — равносильны социальной смерти. Ведь в этом случае "проклятое большинство" настолько усилится, что лишит "особый слой" всех плюшек. Избранность, элитарность, привилегированность исчезнут, растворятся в широком потоке общественной жизни народа. После свержения с пьедестала уйдут и деньги, и влияние. Представители "малого народа" станут существовать на общих основаниях наравне с большинством, что для них просто невыносимо.
По сути, речь идет о псевдоэлите, элите с приставкой "анти", процветание которой, обеспечено деградацией, дисперсией, стагнацией всего остального общества. Данная прослойка всегда будет компрадорской, социально дегенеративной, предательской, принципиально не способной к борьбе за интересы большинства, за всеобщий подъем.
"Эти люди" активно называют друг друга "совестью нации", занимаются общественной проповедью, ведут идеологическую борьбу. Однако в силу своей внутренней принадлежности к "малому народу" (по Шафаревичу) все их стратегии и рецепты ведут общество к упадку, а государство — к развалу. Если перевести на простой русский язык их многочисленные послания, воззвания, филиппики и слоганы, то в сухом остатке мы получим ультиматум, суть которого в немедленном отказе от русской цивилизации и православного менталитета, а затем быстрая интеграция с Западом на условиях последнего. Условия эти означают переход на положение расчленённой сырьевой колонии, поставляющей метрополии все виды ресурсов, среди которых лес, металлы, чернозем, углеводороды, чистая вода, талантливые дети и русские красавицы. Истинным политическим идеалом "этих людей" является перевод дезинтегрированной, поделенной на части России под управление глобального капитала. Себе они выбрали хлопотную, но выгодную роль местных распорядителей этого управления.
Нечто похожее Россия уже проходила в 90-е годы. Хищнические и компрадорские замашки лжеэлиты привели к геноциду. Цунами смертей среди трудоспособного населения было результатом человеконенавистнической "шоковой терапии" и прочих "радикальных реформ", которые унесли за десять страшных лет более 20 миллионов человек. Не за это ли представители "малого народа" (по Шафаревичу) чтут упыря Егора Гайдара почти как святого?!
Из страны выпили колоссальную, космическую сумму денег. После 1991 года Россия потеряла более трех триллионов долларов. Эти деньги, высосанные из России "вампирами либерализма", были перекачены на Запад. Не исключено, что впоследствии эти средства пойдут на вооружение армий вторжения на нашу территорию…
Более 100 тысяч крупных предприятий и научных учреждений были уничтожены по сговору с глобальными элитами. Произошла зачистка России как мирового промышленного игрока, как технологического конкурента Запада. Состоялась преступная воровская приватизация, а затем расчленение единого энергетического комплекса с поднятием тарифов до международных. Помню это страшное время! Центр Москвы был набит беспризорниками и проститутками. Рухнула жизнь миллионов. Пылали окраины страны.
Весь этот дьявольский ужас "эти люди" считали и считают чем-то совершенно правильным, органичным, открыто ностальгируют по тому периоду, прекраснодушно называя 90-е "эпохой свободы", "временем надежд".
Ведущие спикеры этого агрессивно-вздыбленного меньшинства не терпят не малейших возражений своей позиции, ведут себя вызывающе, не идут на диалог, демонстрируют хамское поведение, ощущая при этом полную безнаказанность. Через их беспрерывную проповедь действует система подавления воли большинства. Работает машина искажения фактов, направленная на уничтожение национального сознания, на испепеление гордости за свою страну. Высмеиваются и демонизируются образы наших великих и героических соотечественников. Разящие удары наносятся по тем областям общественного сознания, без которых невозможно развиваться, стать больше и лучше, чем ты есть сейчас. Задача этой "терапии мозга" не дать большинству расправить крылья и взлететь. Разрешается лишь ползать, и только в определенном направлении, указанном многочисленными "совестями нации". Так большинству прививается чувство отвращения к собственной истории. Поэтому молодежь бежит от исторических знаний, как от чумы! Цель манипуляций заставить большинство народа страдать и каяться во всех мыслимых грехах. После такой обработки можно начинать грабить и уничтожать деморализованное население. Мы уже знаем, что вслед за таким "покаянием" следуют сцепленные с ним намертво грабежи и контрибуции.
Уверенность в своем "священном праве" претендовать на самые лакомые куски общественного пирога у "этих людей" настолько велика, что перевод их в категорию "как все" вызывает у них состояние какой-то очумелого помрачения. В этом опасном психическом состоянии они иногда проговаривают саморазоблачительные формулы, обнажают абсурдность собственного мировоззрения.
Так, совсем недавно отброс великого еврейского народа Альфред Кох принялся считать жертв советского периода. Это был целый спектакль, поддержанный мэром Екатеринбурга Евгением Ройзманом. Подсчет русских черепов и костей проходил, как поется в песне, в "высокой степени безумства". Кох отсылал к каким-то немыслимым, взятым из воздуха, цифрам. Грозно обличал придуманных им же самим оппонентов. Грозил Божьим судом новому министру образования Ольги Васильевой, плоско шутил ("усатый генералиссимус и его лихие маршалы"), а в завершении принялся морализаторствовать, пустив на скатерть соленую слезу матерого крокодила.
Кох не фрик, каким его принято изображать. Его нынешняя роль в чем-то перекликается с миссией очень непростой фурии либерального нацизма — Валерии Новодворской, которая под видом политического юродства занималась вбросами в информационное пространство провокационных формул, расширяя границы дискурса "малого народа" (по Шафаревичу).
Сбежавший в ФРГ Кох представил нам стандартный набор "желто-коричневого" вранья про "миллионы и миллионы" репрессированных и уморенных большевиками граждан СССР. Доступный всем факт, говорящий о том, что население СССР и РСФСР неизменно росло в течение всех лет советской власти (это не смотря на стремительную урбанизацию и на чудовищные потери в Великой Отечественной войне) был проигнорирован.
Вот характерный фрагмент страстного диалога двух "рукопожатных" воспаленных умом "историков":
Евгений Ройзман: "Многое не упомянуто, например массовая высылка крестьян при раскулачивании, где было огромное количество смертей женщин, детей, стариков… Да и собственно, само раскулачивание, по подлости и жестокости мало имеет себе равных".
Альфред Кох: "Жень, я же специально брал только их цифры. Там в реальности — под 50-60 миллионов набирается".
Ройзман: "Альфред, да".
Кох: "Только по Второй Мировой потери мирного населения: у Германии — 2 млн. У СССР — 15 млн. Даже если все 6 млн. убитых нацистами евреев считать советскими гражданами (что неправда), то разница в жертвах 7 млн. Или немцев не бомбили и не насиловали? Эти 7 млн. чисто Коба уморил голодом, оставив без еды зимой 41-42-го, когда отступая, сжёг урожай и угнал скот".
Ройзман: "Альфред, по массовым казням пытаются вбросить некий вирус, что репрессиям подвергались в первую очередь партхозактив, номенклатура, начальство и т.д. Ни хрена подобного! Абсолютное большинство репрессированных — это крестьяне и рабочие. В основном, русские".
Кох: "Это ещё хрущевская шняга, что, мол, в сталинских репрессиях главный удар был по старым большевикам. В этом суть его доклада на 20-м Съезде и то же самое он повторил на 22-ом. Хотя, разумеется, главное преступление — это коллективизация и как минимум — три голодомора. Ну и плюс война, конечно: бегал от умных к красивым и добегался… Нападать он собрался, а Алоизыч его на опережение…"
Вся эта дилетантская галиматья в формате общения шерочки с машерочкой, тем не менее имеет массового потребителя, разгоняется при помощи круга "своих" до масштабов чуть ли не откровения.
Что, собственно, происходит? Происходит вот что: кохи — большие и малые — мучительно переживают, тревожатся о судьбе русского народа. Рыдают над разбитым корытом русской истории и учат нас нравственности. Последнее особенно забавно. Читаем Коха: "Вас совершенно не смущает чудовищность того, что погибли совершенно невинные люди. Невинные, понимаете? В вашей логике существуют какие-то нормативы, выдерживая которые вполне нормально убить столько-то невинных людей в обмен на прокатный стан или доменную печь". А как же небезызвестный Степан Бандера, у могилы которого Кох эпатажно сфотографировался, возложил цветы, произнёс ритуальное "Слава героям!"? Он уничтожал не только поляков в промышленных масштабах, не только русских и украинцев, но и очень плотно занимался евреями…
Взирая на Коха, сразу вспоминаешь о немецких евреях, служивших в Вермахте. Все эти 200 тысяч военнослужащих Рейха прекрасно знали о страшной участи, постигшей многих их соплеменников. Были среди них и такие, типа Коха, которые тесно сотрудничая с Абвером и Гестапо, проникали в партизанские отряды, осуществляли там диверсионную и шпионскую деятельность. "Немец" Кох морально близок к этим выродкам великого еврейского народа. Яркий и типичный представитель "малого народа" (по Шафаревичу).
Поражает наглость, с которой активный участник геноцида 90-х принимается учить нас истории и морали. Итоги деяний самого Коха, за те годы, когда он был у власти, а именно с 1990-1997 годы, впечатляют. В 1992—1995 гг. Кох курировал проведение в стране преступной приватизации и отвечал за залоговые аукционы. В 1996 году стал председателем Госкомимущества России.
По заниженным международным данным потери в ельцинский период составили 20 млн. человек. Количество людей, сидящих в тюрьмах в ельцинский черный период, было максимальным за всю многовековую историю страны. Жду не дождусь, когда выставят в открытый доступ итоги проверки Счетной палатой деятельности "приватизаторов". Почему в учебниках истории по новейшей истории России есть глава про Солженицына, а про залоговые аукционы — не сказано ничего? А ведь такой масштаб грабежа — беспрецедентен в мировой истории! Такое масштабное воровство случилось впервые за 5 000 лет… Пора выпустить альтернативные учебники истории, чтобы русские дети с младых лет понимали — СКОЛЬКО у них украл Кох.
Исследуя феномен 0,7% нельзя обойти идеологическую связь этого слоя с международным либерализмом, нацизмом и ельцинским компрадорским капитализмом.
Мягкое смещение этой специфической части общества с ключевых позиций сопровождается скандалами и истерическими припадками со стороны "рукопожатных". Надо четко осознавать, что оттаскивание этих опасных людей от источников влияния и денег ведёт к серьёзным конфликтам. Однажды наблюдал, как фермер отдирает за задние ноги свинью от корыта, а животное визжит и рвется со страшной силой обратно к своей кормушке… Смирения, терпения, мудрого компромисса ждать от этих жадных существ — не приходится.
 Джордж Фридман, основатель частной разведывательно-аналитической организации "Стратфор":
"Сложилось впечатление, что холодная война разрешила русский вопрос, но это лишь впечатление. Если бы в 90-х гг. XX в. рухнула Российская Федерация, если бы она развалилась на множество мелких государств, российское могущество развеялось бы, как дым, а с его исчезновением исчез бы и российский вызов Европе. Если бы американцы, европейцы и китайцы обрушились на Россию с целью её уничтожения, русский вопрос был бы наконец решён… Те действия, которые предприняты США, недостаточны и не сосредоточены. В сущности, эти действия лишь встревожили русских, предупредили их об огромной опасности, потенциально исходящей от США, и гарантировали ответ на эту угрозу".
Мнение 0,7%:
Вероника Долина, советская и российская певица, поэтесса, бард:
"Ещё 20 лет назад мне думалось, что мы акклиматизируемся в европейской культуре. Пусть будем и немножко на обочине. Но на обочине Европы, а не, условно говоря, в сомнительных лидерах Азии".
Александр Подрабинек, правозащитник:
"Пора прекратить лицемерные причитания о чувствах ветеранов, которых оскорбляют нападки на советскую власть. Зло должно быть наказуемо. Презрение потомков — самое малое из того, что заслужили строители и защитники советского режима".
Борис Акунин, писатель:
"В России живут бок о бок два отдельных, нисколько не похожих народа, и народы эти с давних пор люто враждуют между собой. (Чтоб он провалился, византийский орёл с двумя головами — шизофренический символ, выбранный Иоанном Третьим в качестве герба нашего государства.) Есть Мы, и есть Они. У Нас свои герои: Чехов там, Мандельштам, Пастернак, Сахаров. У Них — свои: Иван Грозный, Сталин, Дзержинский, теперь вот Путин".
Ольга Романова, правозащитница:
(Выступила с комментарием на сообщение об открытии Федерального военного мемориального кладбища): "Шойгу заложил первый камень кладбища домашних животных…".
Андрей Мальгин, журналист, литературный критик:
"Страна действительно разделилась на две части. С одной стороны — поганые совки. Поставь такого в любом месте земного шара в любую толпу, сразу узнаешь: совок. Не затеряется. С другой стороны — люди с чувством собственного достоинства и со следами интеллекта на лице. Цивилизованные люди".
"Вот я бы лично отдал под международное управление всю Россию целиком".
Игорь Юргенс, профессор ВШЭ:
"России мешают русские — основная масса наших соотечественников живёт в прошлом веке и развиваться не хочет… Русские еще очень архаичны. В российском менталитете общность выше чем личность… Большая часть (народа) находится в частичной деквалификации… Другая часть — общая деградация".
Дмитрий Быков, журналист, участник проекта "Гражданин поэт":
"Разговоры о российской духовности, исключительности и суверенности означают на самом деле, что Россия — бросовая страна с безнадёжным населением. Глубокая уверенность в некачественности, неисправимости, исторической потерянности этого населения вообще свойственна спецслужбам с их демоническим презрением к гражданам. И надо сказать, основания для такого презрения мы им действительно даём, так и не выучившись эффективно противостоять их немудрящим разводкам. Большая часть российского населения ни к чему не способна, перевоспитывать её бессмысленно, она ничего не умеет и работать не хочет. Российское население неэффективно. Надо дать ему возможность спокойно спиться или вымереть от старости, пичкая соответствующими зрелищами".
Сергей Пархоменко, журналист, политический обозреватель:
"Видя на трезвую среднерусского человека в его привычной среде обитания, начинаешь судорожно шарить по карманам. Где ключ зажигания от трактора, который увезёт куда угодно, обдав этих тараканов облаком сивушно-сизым дыма, которое так органично вплетётся в смрад их дешёвых сигарет и перегар? Или хотя бы пистолет, чтобы в случае критических культурных противоречий накормить эти дурнозубые рты свинцовыми семечками. И от понимания, что проклятая политическая целесообразность обязывает попытаться их полюбить, накатывает беспросветная жуть. Словно ты оказываешься на собственном обручении с довольно лыбящимся зомби и понимаешь, что это не спектакль, это всерьёз. И тебе предстоит обнять это липкое нечто, пропахнув расползающейся плотью, и повести к воротам, через которые без него не пройти. Искренне надеясь, что наши улыбки и солнечный свет то ли оживят чудовище, то ли распылят в положенный прах".
Артемий Троицкий, рок-журналист, музыкальный критик:
"Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта. Когда я вижу их — начиная от ментов, заканчивая депутатами, — то считаю, что они, в принципе, должны вымереть… На самом деле, этой породы мне совершенно не жалко".
"Идёт информационная война, у которой есть вполне реальные жертвы. Более того, в результате неё возникает немало "искалеченных мозгами". То есть если увидели ватника — сразу выписывайте ему в лоб. А если он ещё и с айфоном, тогда отберите его — и в лоб".
Анатолий Чубайс, генеральный директор государственной корпорации "Российская корпорация нанотехнологий":
"Я перечитал всего Достоевского, и теперь к этому человеку не чувствую ничего, кроме физической ненависти. Когда я вижу в его книгах мысли, что русский народ — народ особый, богоизбранный, мне хочется порвать его на куски".
"Представьте, организовали в стране по-настоящему полностью демократические выборы, основанные на волеизъявлении трудящихся с равным доступом к СМИ, к деньгам… Результат таких выборов оказался бы на порядок хуже, а возможно, просто катастрофичен для страны".
Андрей Кончаловский, кинорежиссёр, сценарист:
"У русского человека нет чувства эгоизма, а значит, чувства ответственности. А так как у русского человека нет чувства ответственности, то разговор с ним может быть только один: вдарил палкой ему по голове, и он присел".
Матвей Ганапольский, журналист, киноактёр:
"Латыши! Если мои соотечественники не знают латышского языка или не желают говорить на нём, оскорбляют вас, ругаются, нападают и требуют, чтобы вы не разговаривали на своём "собачьем языке", то это фашизм! Значит, берёте табуретку, и табуреткой со всей силой этому козлу по башке, чтобы он не смел такие вещи говорить. Да, я призываю к нарушению закона, потому что, если живёшь в стране, изволь помнить, что там есть (латышский) язык, на котором говорит большинство, меньшинство — это не имеет значения. Уважай правила!".
Игорь Калинец, поэт:
"Русские — это народ-палач, нация, не имеющая ничего святого".
Андрей Макаревич, певец:
"Для того чтобы думать, надо, чтобы думать кто-то научил в своё время. Боюсь, что в массе своей наше население этим не сильно страдает. Голосуют за это, потому что другого не пробовали на протяжении столетий. Всё это немножко под разным соусом подавалось, но, по сути, как были рабами, так рабами и остались…".
Светлана Алексиевич, журналист, лауреат Нобелевской премии по литературе за 2015 год:
"А Путин, похоже, пришёл надолго. Опрокинул людей в такое варварство, такую архаику, средневековье. Вы знаете, это надолго. И ещё церковь в этом участвует… Это не наша церковь. Церкви нет".
"Даже страшновато разговаривать с людьми. Только и твердят "крымнаш", "донбасснаш" и "Одессу несправедливо подарили". И это всё разные люди. 86% сторонников Путина — это реальная цифра. Ведь многие русские люди просто замолчали. Они напуганы, как и мы, те, кто находится вокруг этой огромной России".
Ольга Бакушинская, журналист:
"Я замечу, что в Израиле много любителей Путина. Чего уж тут врать. Это и пожилые люди, и люди плохого образования и повышенной внутренней провинциальности. И в Европе они есть. И даже в Америке. Потом весь шарик придётся чистить от этой гнили. Если шарик вообще останется. И мне не даёт покоя мысль, что на этот раз гниль расползлась из России. Вы же прокляты будете всем человечеством, суки".
Владимир Варфоломеев, журналист:
"Речь надо вести в данном случае не о добавлении кандидатов в протестный сегмент (что само по себе было бы правильно и честно, разумеется), а о ликвидации путинской социальной базы. Есть 40-50 миллионов граждан, которые его поддерживают в любом случае".
Виктор Шендерович, писатель-сатирик, теле- и радиоведущий:
"Наша проблема в том, что нелюдей мы тоже числим людьми — и оцениваем их в человеческой номинации… Мы — ошибочно — полагаем, что относимся с ними к одному биологическому виду (нашему), в котором такое действительно невозможно, и вопим от возмущения. Мы по инерции числим их оппонентами, а они — окружающая среда".
Гарри Каспаров, шахматист, политик:
"Исторически в России одним из важных условий успешного проведения реформ являлось геополитическое поражение. Если это будет связано с потерей части территорий, которые принципиально не захотят жить по этим евроатлантическим правилам, ну, что ж. Россия — большая страна. СССР распался, и ничего страшного не произошло".
Альфред Кох, государственный деятель:
"Каких-то вещей мы делать не умеем. Например, пытаемся создать законодательство по выборам, а на выходе получаем автомат Калашникова. Возможно, придётся передать некоторые функции международным органам, скажем, функции Центризбиркома перейдут к ПАСЕ, Конституционного суда — в Гаагу, и так далее".
Александр Минкин, журналист:
"Может, лучше бы фашистская Германия в 1945-м победила СССР".
Ксения Собчак, телеведущая, общественный деятель:
"Сначала 1917 год, потом сразу 1937-й. Два подряд уничтожения элиты привели к тому, что Россия стала страной генетического отребья. Я бы вообще запретила эту страну".
Нина Хрущёва, правнучка Никиты Хрущёва, политолог:
"Второй сценарий менее исторический, но, возможно, и менее абсурдный. После Олимпиады в Сочи олигархам надоел Путин и его замшелые обещания гипотетического русского величия. Его убирают (как — не знаю, но приходит на ум судьба Лаврентия Берии). Большая часть населения поддерживает перемены, и новые реформаторы заново начинают трансформацию России к демократии. Их первая задача — уменьшить размер страны и при этом получить прибыль для России. В конце концов, ни одна страна не может модернизироваться, если у неё такие гигантские размеры и нет стратегии по развитию и улучшению территорий. Продажа Калининграда Германии, Курильских островов Японии, развитие Урала как глобального лыжного курорта могут реально помочь развитию России. Альтернативно, вместо реформаторов, бывших олигархов и их советников, в Кремль приходит Алексей Навальный, герой сегодняшних протестов".
Евгения Альбац, политолог:
"Я, честно говоря, не вижу особой проблемы, и если Россия разделится по Уральскому хребту. Я думаю, что это неизбежно".
Валерий Панюшкин, журналист, литератор:
"Всем на свете стало бы легче, если бы русская нация прекратилась. Самим русским стало бы легче, если бы завтра не надо было больше складывать собою национальное государство, а можно было бы превратиться в малый народ, наподобие води, хантов или аварцев…".
"Я русский, но я всерьёз думаю, что логика, которой руководствуется сейчас мой народ, сродни логике бешеной собаки. Бешеная собака смертельно больна, ей осталось жить три, максимум семь дней. Но она об этом не догадывается. Она бежит, сама не зная куда, характерной рваной побежкой, исходит ядовитой слюной и набрасывается на всякого встречного. При этом собака очень мучается, и мучения её окончатся, когда её пристрелят".
Борис Стомахин, публицист, осуждён за разжигание национальной вражды и экстремизм:
"Эта страна пережила себя. Ее существование не нужно больше никому — ни оккупированным ею народам, ни её собственному народу — и, более того, представляет собой смертельную угрозу для человечества".
"Убивать, убивать, убивать! Россию можно только уничтожить. И ее НАДО уничтожить — это мера превентивной самообороны рода человеческого от той изу­верской дьявольщины, которую несёт в себе Россия. Русских надо убивать, и только убивать — среди них нет тех нормальных, умных, интеллигентных, с которыми можно было бы говорить, и на понимание которых можно было бы надеяться".
Юрий Нестеренко, поэт:
"Нашим врагом является не только кремлевский режим. Нашим врагом — и врагом всего свободного мира, всей западной цивилизации, всех принципов, которые нам дороги — является Россия как таковая. Дело не в конкретных злобных недомерках на троне и даже не в конкретном общественно-политическом устройстве. Россия остаётся и останется злом при всех режимах и любых правителях. Зло в самой её сути, и потому бессмысленны любые попытки её "исправить", "улучшить", "освободить", "спасти". Россия — это не то, ЧТО следует спасать, а то, ОТ ЧЕГО следует спасать. Спасать всех, кого можно спасти, начиная с самих себя. Таким образом, эмиграция является единственным разумным выходом. Хватит уже гробить свои жизни на то, чтобы стать удобрением для российской грязи, на которой всё равно не вырастет ничего, кроме чертополоха. Уезжайте. Уезжайте ради самих себя; у кого есть или планируются дети — тем более, вы просто обязаны спасти их от этой проклятой страны (особенно, конечно, мальчиков, коим с рождения уготована роль пушечного мяса; впрочем, девочкам тоже нечего делать в этом гнилом болоте). Они никогда не простят вам, зная, что вы могли уехать и не уехали. А вы никогда не простите себе, глядя, как тупые российские жернова перемалывают их жизни следом за вашими".
"Россия есть зло, причём — мирового масштаба. Зло должно быть уничтожено. Следовательно, всё, что направлено против России, есть благо".
Евгений Ихлов, правозащитник, эксперт "Движения за права человека":
"…генерал Власов был прав: лучшая участь для нашей страны — это разделиться на этнические государства, высшим достижением которых будет интеграция в Западную Европу на правах трудновоспитуемых младших братьев".
Олег Кашин, журналист:
"…я очень надеюсь, что когда Сибирь станет другим, отдельным от Москвы государством (а я всерьёз уверен, что России в нынешних границах существовать очень недолго), режим пересечения границы будет безвизовым".
Роман Доброхотов, политик, журналист:
"Если хохлы нас победят — я не буду сильно возражать. Может, буду даже встречать их на Красной площади с галушками и хреновухой".

Русский этнос самый чистый

Русский этнос представляет собой древнейший в Европе пласт чисто нордического населения

Наука. 28.01.2013.

Откуда есть пошла Русская земля? Может ли русский народ, чье народное («национальное») самосознание на протяжении многих веков подавлялось всеми возможными методами, сохраниться в эпоху, когда запущены глобальные процессы целенаправленного планомерного уничтожения белой Расы через пропаганду расового смешения, ведущие к вырождению человечества, повышению его управляемости и, в конечном счёте, к его гибели?

На исследование вопросов Расы в современном мире наложено табу. Силы, манипулирующие человечеством прочно ассоциировали эту тему с человеконенавистническими идеологиями. И сделано это далеко неслучайно. Именно здесь кроется та духовная сила, о которую разбивались все планы поработителей человечества.

Об исследованиях расовой принадлежности русского народа, которые официально проводились в СССР, историк Георгий Сидоров пишет следующее:

«Я перелистнул несколько страниц и мне на глаза попалась монография Н.Н.Чебоксарова «Монголоидные элементы в населении центральной Европы». Удивило количество людей, которых исследовал учёный, их, оказалось не много - не мало, а целых 8500 человек. «Ну и работу провернул этот Чебоксаров! - невольно восхитился я. – Сколько же лет он работал?».

И мне захотелось найти выводы, сделанные учёным. И когда я их отыскал, то не поверил своим глазам: Н.Н.Чебоксаров, ссылаясь на данные своей работы, утверждал, что основной признак монголоидности – эпикантус, у русских, в развитом виде, почти не встречается. Его еле заметные зачатки из 8500 обследованных, он встретил всего у 12 человек! В Германии же неразвитый эпикантус заметен у 8% граждан. Эстонцы, латыши, немцы, французы, даже западные украинцы считают нас, русских, полуазиатами. Пишут научные статьи о том, что мы, русские, возникли от смешения финнов, уральских угров и древних, ушедших из Европы на восток неполноценных европеоидных племён. Мало этого, с VI века нас периодически прессовали то гунны, то авары, позднее печенеги, половцы и наконец, монголы. Но данные антропологического исследования говорят, что мы, русские, более европеоиды, чем немцы! Как это понимать? У немцев монголоидных признаков на 2% больше, чем у нас. Откуда могли взяться монголоиды в Западной Европе? Неужели это потомки загадочных тунгров? Гибридных племён, смешанных с европейским питекантропом? Другого вывода я не находил.

«Если так, то многое в поведении западноевропейцев становится понятным. Оказывается, со временем, генетический звериный комплекс расползся по всей западной Европе. В результате такого феномена население центральной части Германии и Австрии стало более монголоидным, чем мы, русские! Хорошо, - рассуждал я. – Всё это касается потомков питекантропов. Но в Европе жили ещё и неметы – неандертальцы. Неметы, значит, не умеющие говорить – немые. От них и произошло слово немцы. Но неметы не обладали монголоидностью. Жаль, что по линии неметов Н.Чебоксаров не проводил исследований. Иначе могли быть выводы ещё более любопытные».

Я перелистнул ещё несколько страниц подборки и натолкнулся на статью Кожевникова «Русология». В ней говорилось о результатах антропологической экспедиции 1955-1959 г. В.Бунака. Учёный обследовал 100 групп великорусов. В своей работе Бунак выявил максимальные и минимальные пределы отклонений, и пришёл к выводу, что у русского народа - они минимальные. Различные группы русских, несмотря на громадную удалённость друг от друга, представляли собой, практически, однородный этнос!

«Как это могло быть? – недоумевал я. – Неужели, древний орианский генофонд за тысячи лет изоляции русских родов друг от друга, почти не изменился? Он должен был стать другим уже сам по себе, под влиянием различных условий жизни, не говоря о факторе генетического смешения с другими этносами. Но почему-то не стал. Почему? Неужели настолько мощная у нас, русских, звёздная природа, что её не меняют даже тысячелетия изоляции? А прибалты, французы, англосаксы, даже братья по крови, поляки, нас считают полутатарами… Вот тебе и полумонголы-полутатары! За что же вы, господа западники, нас считаете «смешай господи»? Уж, не за то ли, что вы сами представляете в своём большинстве гибридную расу? В.Бунак не сделал такого вывода, но отметил, что у русских антропологический разброс изменений в два раза меньше, чем у немцев, французов, англичан и других народов Европы. Получается, что мы, русские, по расовому признаку чистокровные европеоиды к тому же, предельно однородные. Западные же европейцы - совсем иные. У них в два раза больше, чем у нас, монголоидных и других признаков, зато последние уверены, что они представляют собой эталон европеоидной расы, а мы великорусы, белорусы и малорусы - смесь монголоидов, финно-угров и неполноценных гибридных славян. Всё наоборот! Как и должно быть в нашем перевёрнутом мире!»

…Не торопясь, я прочитал статью о русской антропологии А.Л.Башмакова. Этот исследователь работал в начале XX-го века, он не относился ни к коммунистам, ни к демократам. Башмаков был рядовым русским учёным. Поэтому его работы для меня являлись наиболее ценными. Меньше, чем за час я просмотрел его монографию и остановился на выводах. Они оказались точно такими, как и у Н.Н.Чебоксарова и В.Бунака. Различные группы русских, несмотря на значительную удалённость друг от друга, антропологически однородны.

«Неужели, никто так, за кордоном и у нас, в СССР, не читал эти работы?» - не переставал удивляться я. – Или все наши продажные журналисты, которые выставляют русских как «смесь бульдога с носорогом», настолько бессовестные и наглые, что им наплевать на науку? А может, вся эта русофобствующая ватага подобралась или подобрана из инородцев и гибридов? – пришла мне внезапно мысль. – Поэтому они так и стараются!».

Раздумывая над тем, что пришло в голову, я нашёл в журнале «Вопросы антропологии» за 1995 г. статью В.Е.Дерябина – «Методика статистического межгруппового анализа антропологических данных».

«Рассмотрение смешанного набора признаков», - прочитал я длинный многообещающий заголовок.

Перелистав статью, я взялся за её изучение. В работе Деребина не было ничего нового. Учёный, так же как и его предшественники, теперь уже, применив математический анализ, пришёл к выводу об антропологическом единстве русского этноса. Мало этого, по его исследованиям мы, русские, более светлые, чем остальные народы Европы. Среди нас на 25-30% больше блондинов, чем в Германии, Дании или Швеции… От того, что я прочёл, меня бросило в жар.

«Получается, что «белокурые бестии вовсе не немцы, а мы, восточные славяне! Германские же блондины – это, в основной своей массе, онемеченные потомки западных славян и жителей балтийского порусья, русов.

Другого вывода в голову мне не приходило. Подумав немного, я взялся за изучение статьи «Краниология народов восточной Европы и Кавказа в связи с проблемами их происхождения». Эту работу написал выдающийся советский антрополог В.П.Алексеев. Поэтому я её читал с особым вниманием. Вывод у В.П.Алексеева был тот же: русский этнос более однороден, чем любой западный. Кроме этого, ссылаясь на работы своих коллег, Алексеев пришёл к выводу, что в русском этносе, несмотря на его однородность, прослеживаются древние межплеменные различия. Например, белорусы происходят от радимичей и дреговичей, правобережные украинцы от древлян. То же самое и с другими группами русского населения. Черниговцы представляют собой копию своих предков – северян, смоляне и псковичи – кривичей, новгородцы и поморы очень похожи на средневековых словен. По мнению Алексеева, русский этнос представляет собой древнейший в Европе пласт чисто нордического населения. Несмотря на еле видимые специалистами межплеменные различия, он целостен и удивительно однороден. На вопрос, как такое могло произойти, учёный в своей работе не ответил. Досконально изучив статью В.П.Алексеева, я мельком просмотрел в русском антропологическом журнале №3 и статью Краснова. Учёный написал её в 1902 году. Он обследовал 10 российских губерний. Свою работу учёный проводил на военных призывных пунктах. И какой же вывод: тот же самый. Русские, в основной своей массе, белокурые сероглазые европеоиды. Блондинов среди них, на юге, от 20% и выше. На севере - от 50 до 70%.

Перелистнув статьи ещё нескольких антропологов, я открыл одонтологическое исследование А.А.Зубова. Свою работу Зубов опубликовал в 1970 году, в период наибольшего расцвета Советской науки. К удивлению исследователя, среди всех, им изученных групп русского этноса, ни у одного человека он не обнаружил ложкообразных монголоидных зубов. По мнению А.А.Зубова, монголоиды за всю историю русского народа, никогда с ним не смешивались. Зубов первым из Советских учёных подверг сомнению факт монголо-татарского ига. По его мнению, монголов и монголоидных тюрок никогда на Руси не было, а те, кого принято считать монголо-татарами, ими, по Зубову, вовсе не являлись. Посмотрел я работы и других исследователей. Все они утверждали одно и то же. На несколько минут остановился на выводах генетиков. По их мнению, русский этнос более чем на 90% однороден и принадлежит к европеоидной нордической расе. Гибриды в нём составляли от силы 8-9%, а монголоидов, практически, нет совсем.

«Вот тебе и полугунны-полуавары, полухазары-полупеченеги, полуполовцы-полумонголы! – думал я, идя к себе в спальню. – Всё как из басни Крылова, когда льву набросили на хвост ярлык, что он осёл. Последнюю тысячу лет на земле воцарилось время ярлыков. Ярлыки навязываются народам дегенеративной западной цивилизацией. Весь мир это понимает, но ничего поделать не может. А если, кто и начинает интенсивно с этой бедой бороться, то на него, в средние века устраивались крестовые походы, а в наше время, таких и бомбят, и завоёвывают».

Наш канал на Youtube