"Трезвость - здравая рассудительность, свобода от иллюзий и самообмана" - народная мудрость

Главная

Любим ли мы интеллигенцию?

Любили ли на Руси интеллигенцию, или она действительно, по словам вождя пролетариата – говно нации?

Сначала надо понять, а точнее определить, что такое интеллигенция. Если обобщить и упростить, не искажая смысла, то это самая умная и образованная часть общества. Таких людей в России, если уж не любили, то уважали – это точно.

 В начале 50-х прошлого века, когда я не был ещё московским школьником, а деревенским мальчишкой в рязанской глубинке, неоднократно наблюдал, как бородатые старики снимали шапку и кланялись сельской учительнице, молоденькой девчушке. В искренности их уважения к ней мне не приходилось сомневаться. Поневоле и я, 6-летний дошкольник, проникся чрезвычайным уважением и даже некоторым страхом и перед учителями, и перед знаниями, которые мне предстояло освоить в школе. И когда мой друг Колька в августе позвал меня идти в школу – получать учебники для 1 класса, я побежал, не сказавшись, ни бабушке, ни дедушке. А когда пришёл, со стопкой книг под мышкой, то почему-то сел на крыльцо, выходящее во двор, положил учебники рядом и… задумался.

Я вдруг почувствовал, что одна часть моей жизни – безмятежное детство - закончилась и наступает новая: тревожная и интересная, манящая своим приближением к взрослому миру и ответственная. Теперь я точно могу назвать то смутное тогда своё состояние как осознание ответственности.

Видно, я сидел достаточно долго, потому как дед и бабушка заметили непривычно притихшего внука. Бабушка спросила, не обидел ли кто, а дед – мой мудрый, молчаливый дед! – просто посмотрел коротким, добрым и всё понимающим взглядом. Мой дедушка, которому я обязан всем лучшим во мне, никогда не читал мне нравоучений и никогда не наказывал. Он просто жил в полном согласии со своей совестью, и это было самое сильное воздействие на меня. Три класса церковно-приходской школы едва научили его писать, но если следовать шукшинскому определению интеллигентности (неспокойная совесть, неравнодушие и т.п.), то это был настоящий русский интеллигент, хотя это иностранное слово русского происхождения вряд ли понравилось бы ему.

 Вот отсюда и вернёмся на основное.

Та интеллигенция, которою Ленин назвал говном, была царской интеллигенцией. Разумеется, нельзя считать, как и не считал Ленин, всю её таковой. Были такие личности как Менделеев, Нечволодов, Блок, Павлов и многие другие, которыми мы гордимся и считаем своими, настоящими русским интеллигентами, к которым подходит определение Шукшина. А основная часть этой паразитирующей на народе прослойки не шибко задумывалась о судьбе всего народа, страны. Вот такие-то, обиженные и обозлённые, и рванули после Октябрьской Революции за рубеж, проклиная свой «тупой народ». Ибо считали себя избранными, уточёнными, достойными многих льгот и т.п., что народ им обязан, а не они народу.

Этот слепой эгоизм интеллигенции хорошо показан в «Собачьем сердце» (больше известном по фильму, чем по рассказу Булгакова). Профессор Преображенский, безусловно, - хороший врач и профессионал своего дела. Но его не интересует, что происходит в стране, он живёт один (не считая прислуги и помощника) в 9 комнатах, и его не волнует, что кто-то в те нелёгкие годы вообще не имеет жилья, кто-то голодает и проч. «Я делаю своё дело, делаю его хорошо, потому всё остальное меня не касается, и отстаньте от меня!» - Вот так можно кратко обозначить его позицию по отношению ко всему происходящему. Он и газеты не читает, что советует делать и своему помощнику. Он – вне всеобщей ситуации, и не старается понять что-то масштабное, от чего, собственно, вполне зависит и его сегодняшнее положение.

Даже выходец из народа, талантливейший певец Шаляпин, не хотел мириться с временной уравниловкой, обиженно требуя себе большего. Об этом хорошо рассказал поэт Маяковский в своём стихотворении с красноречивым названием «Господин народный артист». Уехал, в конце концов, Шаляпин из России, получив на Западе материальное, но ни любви народа, ни настоящего творческого удовлетворения не было….

Позиция профессора Преображенского очень понравилась современной – советской и послесоветской интеллигенции. Они взахлёб цитировали, да и сейчас нередко цитируют, фильм в тех местах, где предлагается быть вне политики («Не читайте утром газет!»), где намекается на то, что есть быдло и есть «белая кость», и что быдло так и останется быдлом («Чумазый не может!» - это уже из другого фильма «нового дворянина» Н. Михалкова).

Интеллигенция советского периода создавалась как раз из того материала, который царская интеллигенция считала «быдлом». Так и говорили, что наша интеллигенция вышла из народа, подразумевая рабочих и крестьян. И надо сказать, что в этой значительной части интеллигенции поначалу преобладало чувство ответственности перед народом. Нет смысла перечислять замечательных представителей советской интеллигенции, деятелей науки и культуры, чьи заслуги признавались не только в СССР, но и за рубежом. Достаточно назвать всемирно известного писателя М. Шолохова, лауреата Нобелевской премии или хирурга, профессора, академика многих медицинских академий мира Ф.Г. Углова, про которого СШАнский хирург, оперировавший Ельцина, сказал, по сути, следующее: «Углов сделал в хирургии то же, что сделал Гагарин в покорении космоса». И Шолохов, и Углов выходцы из крестьянской среды, один из донского казачества, другой из далёкой Сибири.

Народная интеллигенция, подобная Шолохову и Углову, всегда чувствовала свою благодарность и ответственность перед возвысившим её народом. Такие люди советской страны испытывали даже какое-то чувство вины перед простым народом. Ибо народ выполнял большую «черновую» работу, без которой не только интеллигенция, но и вообще страна, не могла бы существовать. Интеллигенция, точнее лучшая её часть – элита – понимала это. Свидетельств того за свою сознательную жизнь я видел много и в начале даже не понимал смущение этих людей, которых народ знал и любил.

У Твардовского: «Я знаю – нет моей вины, за то, что многие не пришли с войны. Но всё же, всё же, всё же…». У другого поэта - Доризо - после посещения своей родины – Донбасса, увидевшего свою рано постаревшую сверстницу: «Прости Антонина Петровна! Не знаю за что, но прости!» Это устойчивое чувство вины перед всем народом не позволяло совести интеллигенции заснуть в относительно комфортных бытовых условиях. Ведь народ в основном был лишён многого, что имела тогда интеллигенция. Но народ любил свою элиту и многое ей прощал. И может быть, делал это зря….

Вот эту любовь и это великодушное народное прощение и использовала некоторая часть нравственно червивой интеллигенции. Эта (уже «элита»!) часть стала считать именно себя достойной чуть ли не по праву своего рождения, и достойной гораздо большего, чем имела. Развивалось это с начала хрущёвской «оттепели» и нарастало в 60-70 гг. прошлого столетия. Деятели культуры и науки стали больше ездить за рубеж; тамошняя жизнь, жизнь буржуазной интеллигенции производила на некоторых шоковое действие. Вот тогда-то в их сознании и возник этот - ныне рекламный - слоган: «И я этого достоин!»

И вместо вины перед народом стало формироваться зеркальное чувство – обида.

Стали больше себе позволять, требовать стали больше. Возникли, так называемые, диссиденты, которым – в отличие от настоящей интеллигенции – ВСЁ не нравилось в СССР!

Этот период советской истории совпал с изменением внутриэкономической политики: больше стали придавать значения материальным стимулам. Постепенно, поначалу незаметно, значение морально-нравственных ценностей стало снижаться. Коллективистское стало заменяться индивидуалистским на всех уровнях общества, хотя формально провозглашались и пропагандировались прежние стимулы. Необходимо сказать, что материальный, «шкурный», интерес – это такая зараза, которая без жёсткого контроля распространяется быстрой эпидемией. Как паника, как мародёрство.

Ну, вот мы и споткнулись о МОЁ и НАШЕ, о чём упоминалось в фильме о революции «Оптимистическая трагедия». МОЁ стало стремительно расти, закрывать горизонт мышления, сужать его. «Узкий горизонт буржуазного права» стал преобладать в сознании «элиты», она стала претендовать на исключительность и даже требовать этой исключительности.

Характерным в этом смысле является стихотворная притча, изложенная советским поэтом Робертом Рождественским. Он часто в советское время любил читать это с эстрады. И зрители - в основном, та же интеллигенция – бурно аплодировали ему. Приводим её полностью:

 СКАЗКА О КУЗНЕЦЕ, УКРАВШЕМ ЛОШАДЬ

 Был кузнец непьющим. Ел, что бог предложит.

То ли — от безумия, то ли — от забот,

он украл однажды у соседа лошадь.

Кузнеца поймали. И собрали сход...

 

Дали слово старцу.Распростер он руки.

Покатились слезы из-под дряблых век:

«Люди! Я заплакал от стыда и муки!..

Вору нас в деревне. Мерзкий человек.

 Мне стоять с ним больно. Мне дышать — противно!

Пусть не станет вора на святой земле!..»

Зашептались люди... В общем,выходило:

Кузнецу придётся кончить жизнь в петле…

 

И тогда поднялся старец (очень древний).

От волненья вздрагивал седины венец.

Он сказал: «Подумаем, жители деревни!

Что украли? Лошадь. Кто украл? Кузнец.

 

Он у нас – единственный! Нужный в нашей жизни.

Без него – погибель! (Бог ему судья)

Мы, повесив вора, кузнеца лишимся.

Выйдет, что накажем мы самих себя.

 

Вдумайтесь!..» И люди снова зашептались.

Спорам и сомненьям не было конца…

И тогда поднялся самый главный старец:

«Правильно! Не надо вешать кузнеца!...

 

Пусть за свой поступок он заплатит деньги,

А поскольку этот разговор возник, -

Есть у нас два бондаря. Двое! И - бездельники!

Лучше нам повесить одного из них».

 

Умные селяне по домам расходятся.

Курят. Возвращаются к мирному труду...

 

Кузнецом единственным быть мне очень хочется!

(Если — ненароком — лошадь украду.)

( выделения наши)

 Весьма принципиальное, если не сказать – концептуальное, стихотворение! Главный вывод, или как говорили раньше – мораль сей басни - состоит в том, чтобы представителю «элиты» прощали то, что простому смертному не прощалось. Почему? Потому что он – единственный и неповторимый, крайне необходимый народу. В последнем, впрочем, стоит засомневаться. Ну, очень-очень диссидентствующей интеллигенции хотелось быть тем «единственным кузнецом», которого нельзя наказывать так же строго, как всех! В крайнем случае, взять с него деньгами, то есть он смог бы откупиться.

Это небольшое эстрадное стихотворение настолько важно и серьёзно, что стоит остановиться на нём подробнее. Ведь в нём заложено столько принципиальных моментов, организующих общественную жизнь и даже прогнозирующих государственное устройство! При анализе стихотворения не обойтись и без теории управления.

Что важнее: общее или личное?

Кажется, что старцы беспокоятся об общем, делая исключение для незадачливого кузнеца. Но при этом тут же закладывают системную ошибку: ведь кузнец после такой великой потачки не будет заинтересован в другом кузнеце. Он не станет честно и добросовестно обучать своего помощника, так как 2 кузнеца на одно племя моментально лишает его уникального статуса.

Это первая управленческая ошибка старцев. В угоду моменту они заложили долговременную ошибку на будущее: подготовка кадров будет тормозиться нездоровой и вредной для общества конкуренцией.

Почему мудрецы-старцы так поступили? А для того, чтобы скрыть свои ошибки, вместо того, чтобы признаться в них своему народу. Для чего, спрашивается, вы расплодили столько бездельников – бондарей, а несравнимо более важный для племени специалист – кузнец – только один? О чём думали раньше? Здесь мы наблюдаем в лице старцев ещё одну «элиту» - управленческую, которая, обладая уникальными знаниями, тоже не хотела делиться ими с народом. Тоже – уход от ответственности перед народом в силу своей «единственности и неповторимости». Получается «элита» высшая покрывает «элиту» пониже. И обе они заинтересованы в поддержке друг друга именно для ухода от ответственности.

Это вторая ошибка старцев.

Третья ошибка мудрецов-старцев – в заменереальной ответственности откупом деньгами. И как следствие - стремление общества иметь как можно больше денег: ведь с ними можно даже от смертного приговора спастись!

Уважаемые думающие читатели, вам это ничего не напоминает? Ошибки в управлении страной, непризнание своих ошибок, отказ от системы традиционных морально-нравственных ценностей, подмена духовных ценностей материальными, разная ответственность «элиты» и «толпы», перекладывание ответственности на других, уход от общего к личному, разве всё это не причины разрушения великой страны – СССР? Разве это не причина полного падения современной РФ, с повёрнутой на Запад «элитой»?

Думаю, все трезвомыслящие ответят на это правильно.

 Диссидентствующая часть интеллигенции, затаив обиду на свой народ, на своё государство, и стала затем в 1985 – 1991 гг. яростными либерал-демократами, пособниками разрушителей СССР, почувствовав в трижды предателе Горбачёве активного антисоветчика.

О всех причинах развала СССР предоставим говорить серьёзным историкам. Нас же интересует моральная, нравственная, духовная составляющая жизни российского народа, как в советское время, так и сейчас. Традиционная система ценностей (не важно как изложенная: через религиозные заповеди, через моральный кодекс строителей коммунизма или в народных сказках, поговорках) выражает народное понятие справедливости – основы русской жизни, русского мировоззрения, русской идеи. То же справедливо и для любого другого народа.

В Советском Союзе мирно жили разные народы, национальности именно потому, что большинством разделяли эти ценности. Чтобы там ни говорили либерал-демократы с иронией и издёвкой про «советский народ», такая общность действительно была создана! И оценили по-настоящему эту общность не русский, а другие народы, на собственной судьбе постсоветского пространства убедившиеся в этом великом достижении СССР по национальному вопросу.

Те же представители национальных меньшинств, что до поры лишь терпели систему ценностей, не разделяя в глубине души, и стали воинствующим диссидентами, либерал-демократами, с лихорадочным «наконец-то!» поддержавшими прозападные морально-нравственные ориентиры горбачёвско-ельцинского правления.

Катиться вниз, как известно, всегда проще и легче, чем карабкаться вверх. Морально-нравственные вершины требуют от человека, от общества, постоянных усилий в их покорении, преодоления своих низменных и эгоистичных желаний. Сменившая ориентацию высшая власть сняла запреты на свободное падение. И многие, очень многие, поддались сомнительным соблазнам этого падения. Ведь рано или поздно падение прекратится разрушающим ударом. А путь к высотам морально-нравственного совершенства человека и общества бесконечен.

 Однако пора подводить черту.

Основа жизни общества, государства – тот самый простой народ, без которого ни интеллигентская, ни властная «элиты» существовать не могут. Кто-то скажет, что и без элиты не будет полноценного государства. Да, но эта должна быть элита без кавычек. То есть те лучшие, что не «вышли из народа», а остались в нём, разделяя его судьбу и ясно осознавая своё неразрывное единство, без которого всем будет плохо.

Нынешняя же российская интеллигенция, жирующая во время чумы, раскапывающая свои дворянские корни и другими способами пыжащаяся доказать свою «голубую кровь» и «белую кость», плюющая в советское прошлое, в котором она и получила свою «интеллигентность», - это ничтожное сословие продавшихся предателей без нравственного стержня внутри. Эта «элита», мечтающая стать «единственным кузнецом», которой за её «единственность» многое прощается, не только бесполезна, но и вредна народу, так как подрывает и искажает народное понятие справедливости, разлагает всё общество.

Вот такую интеллигенцию мы никогда не любили и никогда не полюбим!

Ельцов А.И.

Зависимость. Разум.

Наркотическая (табачная и алкогольная) зависимость – условный рефлекс (по Шичко). Иными словами, устойчивая привычка, вышедшая из-под контроля Разума. Чем сильнее зависимость, тем меньше влияние Разума на поведение человека. Разум не отказывает человеку сразу во всём, а в основном лишь в факторах, связанных с зависимостью. Отсюда, человек, вполне нормальный по бытовым представлениям, неадекватно реагирует на разумные логические доводы другого человека, пытающегося доказать пагубность зависимости с позиции Разума. Зависимый раздражается и старается уйти от этой темы.

В этом случае наблюдаем блокирование программой Разума. И чем сильнее зависимость, тем мощнее это блокирование. Программа зависимости решительно борется за своё существование именно блокированием Разума.

Налицо как бы раздвоение личности. Одна личность понимает и принимает доводы оппонента. А другая – зависимая личность – отвергает здравые рассуждения, запрещая при этом первой личности все размышления на эту тему. Для людей не зависимых это выглядит как некоторое помутнение рассудка у зависимого. Ибо на простые логические вопросы он чаще всего не способен ответить. И не отвечает.

Такой феномен справедлив не только для наркозависимых (в том числе от табака и алкоголя), но и для любой другой зависимости: игромания, компьютерная зависимость, зависимость от денег (богатых), зависимость от какой-либо идеи или личности.

Вот на двух последних остановимся подробнее.

 

Материальная зависимость – рак души

Известно, что условный рефлекс возникает тем быстрее, чем сильнее эмоциональный фон в момент его возникновения. Принято, что условный рефлекс в среднем вырабатывается за 7 повторений (плюс-минус 2). Но при сильной эмоции он может возникнуть с 2-х или даже с 1-го раза! Неожиданный большой выигрыш в карты в игровых автоматах, в казино и т.п. вызывает сильную, неожиданную и неконтролируемую Разумом эмоцию. Если она длится достаточно долго, то возникает устойчивая зависимость даже у тех людей, которые сами и их окружение никогда бы это и предположить не могли.

Автору известно несколько таких случаев. Думаю, и многие читатели имеют такой опыт. Поэтому не будем на них останавливаться подробно. Но один случай – весьма характерный, поэтому приведём его здесь.

В 1903-1994 гг., когда лихорадка капиталистического предпринимательства и возможности быстрого и лёгкого обогащения опьянила многих, меня мой приятель познакомил с таким предпринимателем. По дороге к нему в офис приятель рассказал его историю. Обыкновенный тихий советский учёный физик-математик с развалом СССР потерял работу. Жена – тоже. От массы появившегося свободного времени вместе с женой они занялись только что появившейся сетью Интернет, которая тогда была ещё далеко не у всех. Надо сказать, что в то время было достаточно много различных товарно-сырьевых и прочих бирж, которые выходили со своей информацией в Интернет. Случайно супруги практически одновременно нашли продавца крупной партии товара (кажется, это было детское питание, куда–то вдруг исчезнувшее в то время), и покупателя жаждавшего его приобрести. Опуская подробности - впрочем, мне и неизвестные - скажем, что как посредники в сделке они буквально на следующий день отхватили себе огромный куш наличными. Настолько огромный, что позволил им открыть свою посредническую фирму, в которой они весьма успешно в царстве тогдашнего практического беззакония быстрым образом из нищих советских учёных стали миллионерами, продолжающими наращивать свой капитал.

- Но крыша у него поехала, - сказал мой приятель, - Он совсем одурел, живёт в офисе, недавно и свою жену туда переселил. При этом дрожит за каждый рубль. Вот посмотришь, он нам и коньяку не предложит за помощь в выгодной сделке, с которой я к нему иду!

В офисе я наблюдал следующее. Мой приятель позвонил знакомому директору крупного молокозавода и быстро договорился о поставке большой партии сгущённого молока, которую очень жаждал приобрести хозяин офиса. Тот от такой вести едва сдерживался: потирал руки, чуть ли не бегал из угла в угол, глаза его горели, он почти не видел нас. И создавалось впечатление его ненормальности. Глаза, блестевшие от избыточной энергии, смотрели куда-то сквозь нас, сквозь стены. Охваченный сильной внутренней страстью, он был весь погружен сам в себя, в свои какие-то нетерпеливые мысли. Мы наблюдали одержимого, не контролирующего Разумом своё поведение и эмоции человека.

- Ты бы нам хоть коньячку налил! – не вытерпел мой приятель. Но эту просьбу ему пришлось повторять ещё дважды, так как хозяин офиса, казалось, не только не видел, но и не слышал нас. Потом он рассеяно и неохотно достал коньяк, две рюмки… и больше ничего. Лицо его окаменело, он молчал. И стало ясно, что мы ему не только здесь не нужны, но и мешаем.

Вскоре мы ушли.

 

Трезвость – необходима

Этот человек – умный, образованный – не смог совладать со своей неразумной страстью, с эмоциями. И стал почти безумным. Такие страсти весьма распространены в самых разнообразных человеческих проявлениях. Известный Плюшкин из гоголевских «Мёртвых душ» - явление, достаточно часто встречающееся в наше время. Известный актёр признаётся, что не может проехать на своём автомобиле мимо лежащего на обочине кирпича. Мой старый друг завалил техническим, металлическим и прочим хламом две квартиры в городе и дачный участок до такой степени, что людям там уже не остаётся места.

Назвать таких людей сумасшедшими нельзя, ибо во всей остальной жизни они вполне нормальные люди, даже с чувством юмора. И даже - понимающие своё ненормальное поведение. Но от разговора на тему их ненормальной страсти уходят: у них нет никаких разумных объяснений своего необычного поведения, но отказываться от него они не хотят, а скорее всего, не могут.

Это – примеры патологической зависимости, которая приносит зависимым какое-то извращённое удовлетворение. И, безусловно, возникновение таких зависимостей основано на каких-то естественных психофизиологических механизмах, необходимых людям для нормальной жизни. Но в какой-то момент эти механизмы сработали на ложную, противоестественную цель и закрепили условный рефлекс. Произошёл «пробой изоляции», и энергия пошла не туда, куда надо.

Недостаток знаний человека о самом себе является причиной того, что Разум не главенствует над чувствами, эмоциями, страстями. И если в прошлые века проявления этого не приносили особого вреда обществу, а были скорее проблемой отдельной личности, то в наш 21 век – ситуация иная. Можно назвать две главные причины, по которым подобная зависимость личности становится чрезвычайно опасна всему обществу.

Во-первых, цена ошибки отдельного человека чрезвычайно возросла, и последствия принятого решения зависимым человеком могут быть опасны очень многим. Этому способствует кардинальное изменение среды обитания, произошедшее за последние 100 лет.

Во-вторых, за эти же 100 лет многократно возросли методы информационно-психологического воздействия на огромные массы людей. Иными словами, одному человеку или относительно небольшой группе людей стало доступно изменение сознания и поведения десятков миллионов людей. Технологии воздействия на массовое поведения достигли такой эффективности, что (по признанию специалистов ПИАР-компаний) общественное мнение можно развернуть на 180 градусов за 1,5 года!

Даже одна из этих причин является веским аргументом для того, чтобы кардинально изменить отношение к проблеме зависимости; изжить эту проблему в самое короткое время. Разумеется, обратив внимание приобретению и освоению знаний о человеке. Повторяем, что времени у нас для этого мало, ибо в силу быстрого изменения среды обитания, воздействующей на человека с нарастающей мощностью, человек не сможет справиться с этим воздействием. Да плюс ещё такой «человеческий» фактор, как глобализационный процесс, жёстко, если не сказать, античеловечно, проводимый в интересах ничтожного меньшинства.

 

Социальная эволюция – коллективизированный Разум

Жизнь – это постоянное приспособлением к изменяющемуся внешнему воздействию. И тут время для человечества очень ограниченно. Как в пересыхающей луже выживут только те головастики, которые успеют превратиться в маленькую лягушку с лапками, так и для мира людей: не исчезнут те, кто поставит Разум, Здравый Рассудок на достойное место и будет вести себя, руководствуясь ими.

Наши гении это понимали. Более века назад Л.Н. Толстой считал, что умному человеку нужно ещё больше ума, чтобы этим умом правильно управлять. Какая глубокая и современная мысль! Ведь человеческий ум за последний век-полвека створил столько нового, небывалого, великого и опасного, что без дополнительного ума ему не выжить.

В русском языке нет лишних слов. Есть – УМ. А есть РАЗУМ, как высшая степень УМА. Если биологическая эволюция человека остановилась где-то 30 тыс. лет назад, то выходом для человечества, то есть перспектива его дальнейшего существования и развития, является сейчас эволюция Разума. Учёные люди считают, что человека, человечество спасёт только социальная эволюция. Иначе говоря, самоорганизация на основе высочайшей дисциплинированности и сознательной ответственности. И в этом процессе социальной эволюции главное место занимает Коллективизированный Разум. Не коллективный, а коллективизированный, то есть соответствующим образом организованный, системно структурированный.

И опять повторим, что русские гении предвидели это направление эволюции. Точнее говоря, видели его единственным выходом. И. Ефремов в своих романах описывал людей будущего как очень сдержанных, даже безэмоциональных. На самом деле, эмоции у них развиты не меньше, чем у нас – сегодняшних. Только эти эмоции у них строго подчиняются своему господину – Разуму!

 

Ум, Душа, Разум

Поговорить о Разуме необходимо, так как мы не сможем понять механизм зависимости, не поняв (насколько позволяет сегодняшний уровень науки) роль Разума и эмоций в жизни человека. Разум, убеждения и система ценностей – вот что определяет, и/или должно определять, поведение человека. Убеждения – на основе знаний, система ценностей – на основе морально-нравственного закона внутри нас, служат Разуму для руководства к действию, то есть – принятию решений.

Что же мы понимаем под Разумом? Необходимо дать ему чёткое определение. Собственно, различных, в том числе и научных, определений Разума много. Мы же приводим своё определение не из-за желания быть оригинальными, а из желания быть понятыми.

Мы уже упоминали о Разуме, как высшем проявлении Ума. Но этого недостаточно. Ум есть и у животных, как ныне доказано. А чем отличается Ум животных от Разума человека? Тем же, чем человек вообще отличается от животного - наличием некоторой сущности под названием Душа. Отсюда Ум или рассудок (рациональный ум) плюс Душа образуют Разум.

Поразительно! Ведь точно такое определение Разуму дал гениальный русский поэт Николай Рубцов, почти полвека назад в одном своём стихотворении! В нём поэт, рассуждая сам с собой или с воображаемым собеседником, приходит к такой же формуле Разума, называя его «светильником жизни».

Да, человек без Души - не человек. Без Здравой Рассудительности – тоже. А Душа это – эмоции, чувства, ощущения. И в ней – в Душе – наша личная система нравственных ценностей. Иными словами, руководствуясь Разумом, человек принимает решение, исходя не из одной только рациональной логики, но и с учётом своих морально-нравственных установок. А это иногда противоречит обычной логике.

Приведём основную часть этого стихотворения:

Пускай всю жизнь душа меня ведёт!

- Чтоб нас вести, на то рассудок нужен!

- Чтоб мы не стали холодны как лёд,

Живой душе пускай рассудок служит!

В душе огонь – и воля, и любовь! –

И жалок тот, кто гонит эти страсти,

Чтоб гордо жить, нахмуривая бровь,

В лучах довольства полного и власти!

- Как в трёх соснах, блуждая и кружа,

Ты не сказал о разуме ни разу!

- Соединясь, Рассудок и Душа

Даруют нам – светильник жизни – Разум!

Когда-нибудь ужасной будет ночь.

И мне навстречу злобно и обидно

Такой буран засвищет, что невмочь,

Что станет свету белого не видно!

Но я пойду! Я знаю наперёд,

Что счастлив тот, хоть с ног его сбивает,

Кто всё пройдёт, когда душа ведёт,

И выше счастья в жизни не бывает!

Чтоб снова силы чуждые, дрожа,

Все полегли и долго не очнулись,

Чтоб в смертный час Рассудок и Душа,

Как в этот раз, друг другу улыбнулись

Ноябрь 1964

 

Повторим, мы не зря уделяем столько внимания этому короткому слову. Ведь формула:

       Рассудок + Душа = Разум (светильник жизни)

гениально простая, но бесконечно ёмкая и в то же время – конкретная. Без Души нет Разума! Без Здравой Рассудительности – тоже!   Гармоничное сочетание Души и Рассудка, можно сказать, - взаимный контроль этих двух составляющих, не позволят Разуму принимать явно ошибочные, противоестественные решения.  

Да что тут говорить, поэты иногда проникают в Истину более коротким и быстрым путём, чем учёные. Приведённое стихотворение – подтверждение этому.

Ельцов А.И.

 

Советы - наше будущее

Сергей Кара-Мурза
Об опыте крестьянского коммунизма
"ЗАВТРА". Сергей Георгиевич, сегодня понятно, что либеральный проект в России провалился и постепенно завершается. Понятно и то, что инерционные попытки реанимировать его "сверху" будут продолжаться. Хотя по настрою Путина, по тому, что он декларирует, очевиден некий тренд на евразийские интеграционные инициативы и на социальную справедливость. Что, на ваш взгляд, можно использовать из уже завершённого советского проекта для дальнейшего развития страны? 
Сергей КАРА-МУРЗА. Восстановить социально-экономическую систему. Она может работать при любом политическом режиме. Какая-нибудь Южная Корея или Тайвань вполне её освоили. Более того, очень многое было задумано ещё до революции — царское правительство уже два пятилетних плана скомпоновало, только не смогли выполнить — началась война. Это было необходимо всем, в том числе — промышленникам, которые поддержали данную инициативу: создавать всеобщее народное хозяйство, а не работать на какие-то частные корпорации.
Но тут надо отметить один очень важный момент — мы в СССР не осознавали, что именно построили, куда идём, и думали, что всё так и останется, как было, но плюс будут ещё некоторые блага: за границу ездить, иномарки-джинсы-колбасы сто сортов… А про приватизацию, про РАО ЕЭС, про её расчленение никто не хотел слушать, даже рабочие. 
В апреле 1991 года нам дали на экспертизу закон о приватизации промышленности, и было абсолютно ясно, кто что захватит и что будет с промышленностью после этого. Тогда как раз возник Объединенный фронт трудящихся. Мы им говорим: "Прочитайте закон!" А они: "Нет! Нам всё равно, кто хозяин, — лишь бы платили! И частники всё равно будут больше платить, потому что государство отчисляет туда-то и туда-то… А если нам что-то не понравится, то мы тут же соберём народ и отменим всё".
Когда мы на Западе рассказывали об этом — никто не верил. Там любая приватизация вызывает протест. Рабочие понимают, что это не в их интересах. Когда есть коллективный собственник рабочих мест — безработицы быть не должно. Всё настроено так, чтобы рабочей силы не хватало. А как появляется собственник — ему это становится невыгодно.
Когда началась приватизация, повсюду царило дикое возбуждение: люди срывали станки с заводов и продавали их по цене металлолома куда-нибудь в Турцию. Или с заводов ВПК, где материалы: различные сплавы, латунь, титан и т.д., — поступают заранее на год вперёд, сразу всё продавали. Это был аномальный период. И все, кто это видел, кто это пережил, стали чокнутыми. И с ними — с теми, кто так "контужен", — работать уже нельзя, их нужно просто беречь и лечить.
А вот молодёжи приходится как-то определяться. Той молодежи, которая родилась в 80-х-90-х и сейчас выходит на общественную сцену. Это первое поколение, которое не получило травмы в 90-х. Молодёжи тех лет и старикам "перестройка" и "рыночные реформы" нанесли тяжёлую травму, они разрушили всю систему координат, в которой люди жили, и это потрясение никуда не деть. Поэтому надо ориентироваться на тех, кто этого не перенес, кто родился в конце 80-х-начале 90-х годов. Это тип уже не советский, но разумный и не увлеченный "хищничеством". К тому же, они не имеют страха перед этим хаосом.
У России нет и не было никаких шансов встроиться в капитализм, она может быть только в периферийной зоне, то есть быть источником ресурсов для метрополии: так уж всё устроено. Сейчас часто говорят, что Октябрьская революция была неправильная, а надо было, чтобы сначала везде капитализм развился… 
"ЗАВТРА". Те, кто так говорит, повторяют тезисы меньшевиков и эсеров начала ХХ века.
С. К.-М. Я считаю, что проблема еще глубже. Ведь тип советского человека стал формироваться сразу после крестьянской реформы 1861 года. Тогда люди стали собираться в общины, на сельских сходах обсуждать все жизненные вопросы. И это выплеснулось в 1905-1907 годах, когда крестьяне писали свои манифесты, наказы и приговоры, и посылали их повсюду: в Госдуму, в Крестьянский союз, царю. Вот этот огромный материал, вся эта совокупность крестьянских представлений о благой жизни, о том, как надо жить в России: очень подробных, написанных стилем, похожим на библейский, — прообраз советского строя. И когда всё это было выложено, в "левом" движении, задолго до Гражданской войны, произошёл полный раскол. Меньшевики и эсеры пошли по заветам Маркса, для которого крестьяне были реакционным классом, — решили сначала строить капитализм, поэтому они поддерживали Временное правительство, а потом белое движение. А одна партия, которая увидела в этих крестьянских наказах суть революции, — к ним и прилепилась. Да и первые русские рабочие по своему мышлению были ещё крестьянами.
Ленин сперва был ортодоксальным марксистом, выступал за развитие капитализма в России — но свернул с этого пути, по которому пошли меньшевики. А те поддерживали реформу Столыпина, рассчитывая, что в её итоге крестьянство разделится на предпринимателей и пролетариат, который и начнет настоящую, "правильную" революцию.
Поэтому,  если брать советский строй, надо учитывать почву, на которой он вырос, нужно учитывать те ростки, которые возникли ещё до 1917 года и дозрели в Гражданскую войну, когда все проекты были сравнены: столыпинская реформа, проект консервативной модернизации и либеральный проект кадетов/эсеров/меньшевиков…
Всё пошло "не по Марксу", и это стало основой идеологической перестройки. Мол, мы пытались "перескочить" через капиталистический период и всё загубили, оторвались от цивилизации, выпали из неё. А значит, Октябрьская революция была "неправильной".
"Шестидесятники", которые начали изучать марксизм, доказывали, что Советский Союз — неправильный, прямо с цитатами из Маркса. Отрицание советского строя началось в явном виде в середине 50-х годов, после ХХ съезда. Тогда как раз появились стиляги — дети элиты, у которых вдруг вспыхнуло это отрицание. Им было так душно, так тяжело вариться в советском котле! Но их затоптали тогда. А потом их идеи дозрели и стали доминировать.
Например, "шестидесятники" требовали… безработицы! На том основании, что советские рабочие "разболтались", а безработица их сразу настроит и подтянет. Большинство моих сверстников это просто поразило. Раньше такого не говорили. Это было именно отрицание общинной уравниловки, на которой стоял советский строй, которой требовали крестьяне: чтобы у каждого был свой кусок. Родился ребенок — он уже имеет право на рабочее место и на кусок земли. Потому что каждый должен был трудиться. И у каждого должен быть минимум жизненных благ, даже если он недотепа и неумеха. В деревне ведь многие ничего не умели и только благодаря общине справлялись со всеми работами: ходили к соседям, которые им что-то советовали, что-то показывали, в чём-то помогали. Косоруких-то много. Но и косорукий Богу ценен так же, как и самый ловкий. Поэтому и в школе помогали отстающим. Сейчас за это тому же учителю нужно платить деньги, тогда он будет проводить дополнительные занятия. А у нас наука почему так рванула? Потому что лучшие помогали отстающим. Наши самые лучшие инженеры, ученые — те, кто, еще будучи пионерами, помогали отстающим сверстникам. Это всё идёт из общинной философии, дающей замечательную форму и стимул для того, чтобы можно было подняться. И при этом всех поднимали. Все программу осваивали. Очень малый отсев был и из школ, и из вузов.
И вот против этой взаимопомощи и уравниловки выступили "шестидесятники". Они хотели улучшить систему. Но постепенно сдвигались-сдвигались, и к концу 1960-х стали уже откровенно радоваться нашим провалам. Начали говорить о спутниках наших, что они не могут ориентироваться, "виляют". А в конце 1970-х начался период откровенного поклонения Западу — они уже были патриотами США. Начали сравнивать тамошние зарплаты с советскими, а дальше по нарастающей.
Генезис антисоветизма — тоже очень интересная проблема. После войны разницы в уровне жизни почти не было, зарплаты были почти одинаковые, пенсии. Но были культурные различия. А социальных причин для такого расхождения не было. Они произошли в чисто духовной сфере. Всё это в конечном счёте и привело к 90-м годам — к бойне в Останкино… 
"ЗАВТРА". А какова была роль Запада во всех этих процессах?
С. К.-М. В 90-е годы к нам приезжали эксперты, ахали, как заводы устроены — им было непонятно. Как это так — очистные сооружения для города на заводе, завод своё тепло гонит для отопления города — с какой стати? Ельцин знал, как всё это устроено, он и тормозил это: все декреты издавал, но не велел их выполнять, поэтому что-то и сохранилось. А наши сегодняшние обществоведы не знают, и на Западе не знают, а интерес там был очень большой — была даже наука "советология". СССР изучали на Западе, по сравнению с нашими общественными науками, с силой в десять раз большей. То, что они о нас накопали, у нас и близко не знали.
ЦРУ решило установить, сколько у нас тратится на систему вооружения. Они затратили около десяти миллиардов долларов на это исследование — это самое крупное исследование в общественных науках за всю историю человечества. И не смогли. Ведь им не понять, для них у нас всё очень запутано: сегодня делают швейную машину, завтра — пулемёт, и это всё на том же самом оборудовании тот же самый слесарь. И американцы создали, параллельно нашему, свой Госплан, но по своим методикам, со своими измерениями, воссоздав практически всю систему нашего хозяйства. После 1990 года у нас с ними постоянно был контакт: один семинар в Москве, один семинар — там, в Гарварде. И все, кто занимался нами, каждый на своем кусочке, были влюблены в нашу систему. Мы ведь на пятьдесят лет опередили всех — такие существовали у нас гениальные изобретения в организации, но мы, в отличие от представителей Запада, не понимали всей их ценности. Других таких патриотов наших систем нигде не было: они знали всё досконально, знали лучше нас, но для них это была личная трагедия, потому что это изучалось ими для того, чтобы уничтожить.
У нас в декабре 1990 года была конференция, на которую приехали великие люди. А после конференции был маленький банкет, где самый главный их организатор, Лорен Грехем, специалист по советской науке, произнёс тост: "Мы все уважаем и любим Советский Союз!" — что-то ещё сказал и заплакал. Все уже тогда знали, что дело идет к концу.
"ЗАВТРА". То есть, крах Советского Союза — не результат "холодной войны", технологического отставания, гонки вооружений и т.д.?
С. К.-М. Советский строй немыслим без контекста, в котором он существовал. Общинный крестьянский коммунизм, который поначалу лежал в основе советского строя, иссякал после войны, когда произошла урбанизация. Советский строй был создан так, чтобы прекратить социальные бедствия, но пришло совершенно другое поколение, которое этих бедствий уже не знало и не боялось. Нужно было что-то менять. Но как и что — никто не знал. Андропов правильно сказал: "Мы не знаем общества, в котором живём". А рядом был процветающий вроде бы Запад…
"ЗАВТРА". Значит, Октябрьская революция была не сходом России с рельс исторического развития, а рывком вперёд, основанном на глубинном крестьянском мировоззрении?
С. К.-М. Крестьянское мировоззрение в чем-то перекликается с постмодернистским, постиндустриальным. Потому что крестьянин живет в климатической обстановке неопределенности, и процессы перехода порядка в хаос для него непред- сказуемы. А индустриальное общество, как и марксизм, — это идея равновесия, это ньютоновская картина мира, где действуют массы и силы. Вся риторика марксизма — это массы и сила, которые находятся в равновесии. Потому что рынок — это равновесная система. А начало ХХ века — это уже кризис классической физики, когда мир и процессы видятся как переход "порядок-хаос", когда имеют место катастрофы, срывы, кризисы.
И Ленин как-то здорово всё это смог прочувствовать. Почему "сегодня рано, а послезавтра поздно", как у Маяковского? А потому что настал тот момент, когда можно было без больших сил сдвинуть всю эту махину на другую траекторию. Вот в чем состоит уже современное представление.
Это же есть у крестьян. И это легко соединяется не с классическим марксизмом, а с марксизмом, переработанным Лениным и большевиками. Есть наука бытия, и есть наука становления. Наука бытия — это система устоявшаяся, а наука становления — это система, которая переживает сдвиг, может быть, даже катастрофу и перестройку. Ленин — мыслитель науки становления.
Как пишет Деникин: "Совершенно необычное поведение было у красных. И мы никак не могли за ними угнаться, потому что они применяли совершенно новые способы организации и действий". Это главная методологическая изюминка советского строя, которая от отсталой России позволила резко подняться.
"ЗАВТРА". И если бы она пошла по капиталистическому, февральскому пути, она бы осталась периферийной?
С. К.-М. Конечно. Всё, что было связано с нестабильностью, считалось маргинальным. Невозможно было проводить исследования. А в СССР вырастали целые школы — школа горения, например. Там вся ракетная техника была — горение взрывов. Взрывники, которые сначала изучали цепные реакции, потом произвели атомную бомбу. Ядерные взрывы, например, начали изучать в 1910 году, даже подавали царю записку о ядерном исследовании, но он её отбросил. А в 1918 году сообщили Ленину — и тут же началось решение атомной проблемы — проданный немцам уран, который лежал на таможне, отозвали и вернули в Россию, а в 1922 году уже был создан ускоритель. И таких эпизодов очень много.
Я недавно написал книгу "Крах СССР и его объяснение". Меня попросили ответить на вопрос: что смог сделать русский коммунизм? А я ещё добавил — что он не смог? Так что же сделали, чтобы что-то удалось. Первое — соединили доиндустриальное с постиндустриальным — у нас это в практике. Возьмем, например, Стаханова. Общественные науки его не могут объяснить — как можно выполнить 14 норм за одну смену? Все, кто работал, знают, что, как ты ни напрягайся, выработаешь две-три нормы максимум. Значит, другое что-то есть. А что?
Мужик из его бригады рассказывал, как это всё было. Рассказывал примитивным языком. Никаких выводов не делал. Но Стаханов смотрел на пласт и находил место, где все давления соединялись в одной точке критической напряженности. Он ударял в эту точку — и из пласта вываливалось несколько тонн угля сразу. Он говорил: "Пласт должен выбрасывать уголь своей собственной силой, ты только должен к нему прислушаться и найти точки". Подобное отношение мастера к материалу было и в Средние века, но фабрика его подавила.
"ЗАВТРА". Получается, что советский опыт был оформлен большевиками на основании национального мировоззренческого фундамента в условиях мировой нестабильности? Эта нестабильность мобилизующе воздействовала на все сферы жизни общества и помогла вывести Россию из тупика, куда она попала бы, выбрав путь капитализма? Ведь это и сегодня для нас полностью актуально?
С. К.-М. Сейчас опять начинается мировая турбулентность, и Запад будет искать выход. А как Китай смог подняться? Он же тоже из общины вышел. Другое дело, что там тоже боятся, чтобы у них не было такого срыва, как у нас. Потому что раскол в обществе все-таки есть. Сто миллионов они устроили на работу, а остальные-то девятьсот смотрят…
Я считаю, что в интересах всех групп сейчас: социальных, национальных, конфессиональных и т.д., — Россию поднимать, а не добивать её. Есть, правда, очень небольшая группа, которая плюнула на страну и по-прежнему смотрит только на Запад. Но она ничтожна: даже среди одного процента самых богатых россиян только восьмая часть одобряет то, что получилось. 
"ЗАВТРА". Сергей Георгиевич, огромное вам спасибо за эту беседу.
 

Спорное и бесспорное в национальном вопросе

   Национальный вопрос был и остаётся важнейшим вопросом жизни народов.

   В принципе ещё в дохристианские времена тут был накоплен гигантский опыт, который свидетельствует о том, что этнические вопросы тогда ставились жёстко и бескомпромиссно.

   Однако особенную остроту этнические проблемы приобрели тогда, когда появились фанатичные претенденты на мировое господство, способные - через тайные союзы - преследовать свои интересы на протяжении десятков поколений, когда завершилось формирование политической философии существования одних ("избранных") народов за счёт всех остальных.

   Я вовсе не считаю, что евреи являются тут первооткрывателями, нет, они и здесь компиляторы, подражатели, но в силу особенностей истории некоторая их часть ещё во времена древней израильской государственности приобрела устойчивое отвращение к созидательному труду и склонность к приобретению жизненных средств посредством разного рода махинаций.

  

   Исповедуя талмудизм и мистику, евреи стали обращаться не к вещам, а к их знакам, не к человеку, а к его денежному символу.

   На почве этнических претензий разрастались практически все войны. Именно для обслуживания этнических претензий и химерических планов были созданы первые тайные организации, уже в римские времена получившие международный размах.

   "Каковы народы, такова и их политика", - эту закономерность открыли ещё древние, за ней стоял драматический опыт.

   Агрессивными и опасными были великие союзы племён, подчинявшиеся какому-либо одному племени. Но ещё более опасными проявили себя те "посредники", которые постоянную ставку на обманы, соблазны и подкупы развернули в главное оружие стравливания народов и паразитирования на их противоборстве.

   Когда Великий Рим осознал, что его жизненные силы высмактовывает паразит - ростовщик, и принял меры к тому, чтобы его элиту не разоряли лихоимцы, скупая поместья, земли, приобретая титулы и проч., он подвергся неслыханным ударам со стороны варваров, - варвары за большие взятки выполняли волю тех, кто хотел опрокинуть Рим, ограничивший ссудный процент и фактически запретивший браки с иноземной псевдознатью.

   Мы видим, таким образом, что национальный вопрос сделался главным вопросом защиты римского государства от развала и деградации.

   Но если Рим обладал достаточной военной силой, чтобы защитить свои границы, то его гражданские свободы, беспрецедентные для того времени из-за глупой состязательности политических групп, мало помогали упредить или исключить идеологические и психологические удары.

   Поздний Рим, как известно, проявлял уже терпимость к иноязычным народам и их верованиям. Между тем официальная вера, перенятая от греков, настолько усложнилась, превратившись и в притчевую философию образованных слоёв, что римский плебс, а тем более пришлое население (мигранты) ничего в этом не понимали, что и сделалось исходным пунктом разжигания волнений и агрессии. Враги Рима столетия поддерживали более примитивные культы Востока, где бог был прост, как древний идол, и потому гораздо более популярен среди низших слоёв.

   Противостоять "примитивному", но понятному для разных племён "интернациональному" богу римская религиозная доктрина уже не могла, когда зашатался авторитет римской культуры и стал падать престиж императорской власти.

   Так было открыто значение идеологической составляющей в национальной и межэтнической борьбе, и все последующие столкновения, имевшие подоплёкой материальные претензии, прикрывались религиозным "правоверием" или "ересью".

   Но если внедрение религиозных "новшеств" с целью подрыва целостности государства требовало значительного времени и средств, проще было подкупать правящий слой или, точнее, "нужных людей" правящего слоя.

   Позднее на пути этнического разбоя встали монархические режимы, которые в целом осознавали значение традиций и ценили исторический опыт наиболее успешных правлений. Отсюда - борьба с "абсолютизмом" (в России - с самодержавием. - Ред.), которая велась уже при помощи тайных обществ и совращения пылких умов "идеалами" правды, справедливости, братства, гуманизма.

   Тысячи выдающихся умов в разных странах, не осознавая того, обтяпывали шкурнические дела тихо, как червь, внедрившийся в плоть чужого государства этнической шайки, - она организовывала повсюду свой разбой таким образом, что и главари тайных организаций были лишь подставными куклами.

   В этих условиях проходила так называемая "колонизация свободных земель". В этих условиях образовались и Соединённые Штаты Америки как оплот масонства. О правах более слабых народов никто и не заикался. Рабство негров считалось "нормальным", как ныне в "демократической" России "нормальным" считается язва бомжизма.

   Успехи в преступном ремесле сокрушения неподкупных режимов ободрили мировое этническое подполье к изобретению "религии для атеистической толпы" - так появились "социологические учения" - смесь народных мечтаний (это непременная наживка) и тщательно скалькулированных в интересах заговорщиков принципов построения "нового общества" и управления им.

   Вся социология в мире порождалась не спонтанными научными открытиями (здесь таковых и быть не может), а бредовой, болезненной оккультистской тарабарщиной, создающей видимость знания, как раньше создавалась видимость "общения с божественной силой".

   Конечно, практическое развитие общественных наук - более сложный и многосторонний процесс, но в основе всех утопий и всех социалистических учений лежали прежде всего химеры этнического порядка.

   Мир, естественно, даже не подозревал о том, что его завоёвывали, но впервые не с помощью армий, а с помощью денег и извращения "научных" понятий.

   И всё это в глубокой тайне, ремесле наиболее изощрённых негодяев.

   Когда же фрагменты этих тайн попадали на свет, всё решительно и самым бесцеремонным образом отвергалось, а "разоблачители" подвергались террору, а иные из них погибали "при невыясненных обстоятельствах".

   Дальше - больше. Мировой олигархической головке были внушены преимущества, которые она может получить, устанавливая в чужих странах собственные режимы, организуя локальные и глобальные войны. И этот роковой процесс попал под тайное управление, и о массовых страданиях народов никакие "демократы" даже не заикались.

   Так было положено, например, начало разрушению Оттоманского султаната в 1908 году, а затем с 1917 года "революциям" в России. Аналогичные события произошли и в других государствах.

   Но повсюду просматривалась одна и та же закономерность, о которой мы лучше знаем по кровавой российской голгофе. Главными партиями переворота выступали теневые промасонские партии. "Абсолютизм" (в России - самодержавие. - Ред.) ломали с помощью масонского заговора среди высших вельмож, а затем, когда дело было исполнено, их без всяких церемоний оттесняли более радикальные элементы.

   И повсюду - массовые казни и геноцид. Только в Турции это был геноцид армян, пользовавшихся правами наиболее влиятельной этнической группы, а в России - геноцид русских.

   И не компартия, если уж выворачивать всё вонючее исподнее, приняла в свои ряды Бунд, а Бунд принял в свои ряды дочерние политические группы, - фальшивые декорации для масс больше уже никогда не введут нас в заблуждение.

   Ничего принципиально нового "октябрьская революция" в национальный вопрос не внесла. Банда полагала, что она прорвалась к власти навсегда, и потому границы между "союзными" республиками чертила по линейке, бессовестно кромсая исконные территории России. Был объявлен "пролетарский интернационализм", т.е. фактическое упразднение государствообразующей нации - русских. Да, иные народы получили какие-то возможности для прогресса, но опять же за счёт грабежа накоплений тружеников Российской Федерации, Украины и Белоруссии. Это, по словарю новых комиссаров, означало "вернуть исторический долг закабалённым народам". Кто их фактически закабалял с помощью рубля и водки, осталось за кадром.

   "Право на отделение" - это был не только жест демагогии, характерный для любой мошеннической власти, но и механизм подрыва государства на случай какого-либо кризиса.

   Фактически все национальности в СССР оказались на положении второразрядных рабочих армий. Хуже всех приходилось славянам, тогда как "избранное меньшинство" присвоило себе все чрезвычайные полномочия главного посредника и верховного судьи. Об этом можно прочитать толковые исследования доктора наук Г. Литвиновой, ныне, к сожалению, покойной, которая открыто и доказательно протестовала против национальной политики КПСС в годы "перестройки".

   И вот грянула "революция 1991 года", скрывающая, как и все "русские" революции, чудовищные махинации чужеземных в основном этнических группировок...

   Сегодня, оглядевшись и убедившись, наконец, в правоте того, о чём лучшие люди нашего государства заявляли с разной степенью честности с 70-х годов прошлого века, наши политические пророки пытаются прочертить нужную траекторию развития национального вопроса в современной России, где русский народ уже полностью поставлен на колени, но по-прежнему ещё не вполне осознаёт свою участь, как это и свойственно, увы, всем великим народам, приученным с полным доверием и радушием встречать любых инородцев.

   И что же мы видим?

   В апреле 2007 года в Новосибирске прошёл "круглый стол" по национальным проблемам. В других городах РФ состоялись аналогичные мероприятия. Но все они, зафиксировав чрезвычайную важность проблемы, не наметили плана никаких реалистических действий. Более того, вся риторика вертелась вокруг прежних советских "интернациональных" лозунгов, - ситуация крайне удручающая, если даже принять во внимание, что все эти мероприятия осуществлялись под определяющим влиянием "заинтересованных сторон".

   Да и как появиться самостоятельной аналитической мысли в стране, почти столетие бичуемой кровавым кнутом национального шантажа и репрессий?

   Экспертный опрос, недавно проведённый службой Института ресурсов человека и управления социальным здоровьем населения России с участием других авторитетных аналитических центров, даёт нам следующие оценки факторов, повлиявших на положение русских в современной России:

   1. негативные следствия "демократических реформ" по либерально-западному образцу в 1990 гг. - 24% опрошенных;

   2. поражение СССР - России в информационной идейно-психологической войне с Западом во второй половине ХХ века - 20%;

   3. негативные последствия советского периода истории России, социалистической революции 1917 года - 19%;

   4. негативные следствия "горбачёвской перестройки" - 14%;

   5. экспансия мирового сионизма - 12%;

   6. просчёты, ошибки руководства России - СССР на различных этапах их истории в ХХ веке - 10%.

   Вот выявленная ситуация с умонастроениями: в миллионах голов - комиссарский фишмановский ливер. Для того, чтобы русские люди, вообще россияне могли воспринять программу нововведений в области национальных отношений, приведённые цифры должны быть совершенно иными!

   Вот объективный показатель нашего нацио-нального разгрома!

   Люди, в большинстве своём лично порядочные и... соответственно очень пострадавшие от урагана по промывке мозгов, до сих пор мыслят в категориях "интернационала". Но поскольку они видят дикости реального положения русских и бесперспективность мирных апелляций к власти, они предлагают повысить роль гражданского общества в целях "гармонизации национальных отношений" и вести диалог между представителями разных наций...

   Нет, русская нация, в муках создавшая и в непрерывных лишениях сохранявшая великое русское государство, при таких подходах будет ещё столетия стоять на коленях и вести "диалог"!

   Это как раз то, чего от нас хотели бы наши заклятые доброжелатели: мыслить и "проводить мероприятия" в пределах заданных ими параметров.

   Но в нынешних обстоятельствах, когда всё зашло слишком далеко и уже начато бурное строительство "мирового государства" с номерными "территориями" вместо национальных государств, этнические отношения можно решать только посредством жёстких юридических норм в сочетании с целенаправленными организационными социальными мерами. И болтовня о социализме или капитализме тут не имеет решительно никакого значения. Более того, она вообще лишена смысла.

   Современный национальный вопрос в рамках "регулирования" прошлых времён уже не решить. Изменились все участники процесса, изменились и условия, в которых протекает сам процесс.

   Нас (и мир в целом) "заморозили" в различных модификациях рабовладельческого общества и только дурачат при помощи словесных ярлыков.

   Нам настойчиво внушают, что межнациональные вопросы относятся к категории общенациональных и в региональном плане их решения не существует.

   Но это все жалкая ахинея всё тех же ловких напёрсточников от социологии. Национальные вопросы могут быть системно разрешены вначале как раз только в региональном плане. Единственное предварительное условие - наличие людей с высокой планкой социально-культурных притязаний и, соответственно, готовых к более ответственной и, стало быть, результативной деятельности по защите своих национальных интересов. При этом государство должно оказать помощь - финансовую и правовую, которую оно оказывает ныне при учреждении небольших частных предприятий, - ничто само по себе, кроме опухолей и грибков, не растёт.

   И здесь мы выходим на тот опыт государственного строительства, который способен учесть предшествующий опыт нашей давней-предавней племенной жизни. Я имею в виду общину как способ единения людей, как форму братства во имя справедливости, сплочённости и взаимной поддержки.

   Был период в истории Древнего Рима, когда такая община преобладала. Напротив, в социалистическом СССР, где болтали о коммунизме, в плане социальной организации жизни с 1917 года по 1991 год всё оставалось на одном и том же уровне. И это, конечно, не случайно.

   В СССР в последние годы его существования ежегодно строилось до 100 тыс. предприятий. И - ни единого социального предприятия нового типа, в котором были бы спокойно разрешены все противоречия, неразрешимые на уровне, установленном Свердловыми и Троцкими. Социальных ячеек общинного типа, где человек был бы для другого человека действительно товарищем и братом, так и не появилось.

   В 1997 году я издал книгу, где очень подробно описаны все возможности такой общины, весь её механизм. Книга, правда, писалась в 1991-1993 гг. И эта община называлась "истинно социалистической", хотя, на самом деле, это форма жизнедействия всякого передового и непобедимого государства, приход которого я считаю делом неизбежным.

   Эта моя книга "Слово о судьбе каждого" (под псевдонимом Отц-Отцев, объём до 800 страниц) давала обзор важнейших событий всеобщей истории именно с точки зрения борьбы с иноземным этническим внедрением. Но её тираж был всего 100 экземпляров.

   Мой доброжелатель сделал вид, что не заметил моей книги, хотя отдельные главы её нелегально издают бизнесмены по России, разумеется, не называя автора. Это и понятно: доброжелатель очень боится привлечь к этим проблемам общественное внимание. Но в частных разговорах он навесил на книгу все мыслимые клеветнические ярлыки, из которых "антисемитизм", по-моему, самый заурядный и слабый.

   В данной статье я не собираюсь затрагивать вопрос во всём его объёме. Скажу только, что новый уровень организации труда и быта общинников позволяет им, не напрягаясь, в 2-3 раза повысить эффективность своего труда (даже на базе существующей техники), в 2-3 раза поднять уровень жизни, в 5-6 раз - качество быта и времяпрепровождения, то есть ценность существования.

   Община позволяет эффективно вести генетическое оздоровление, исключает алкоголизм, наркотики и другие гадости, при помощи которых разрушают личность человека, вгоняя его в болезнь и страдание. Община обеспечивает решение жилищных проблем, воспитания достойной молодёжи, исключение преступности, воровства и хулиганства на своей территории. Община оздоровляет радикально не только внутреннюю, но и внешнюю среду, меняет миронастроение замордованных людей.

   Община создаётся по типу агропредприятия или промышленного предприятия с полным циклом самообеспечения и хозрасчёта с окружающими контрагентами. Приём в неё - на добровольной конкурсной основе, с прохождением медосмотра и установлением испытательного срока.

   Община решает для каждого своего члена те вопросы, которые он не в состоянии самостоятельно разрешить не только в нынешнем российском обществе, но и во всяком другом.

   Важнейший принцип общины: неформальная, неназойливая, но постоянная помощь человеку от рождения до смерти, содействие становлению его личности, поддержка в получении образования и утверждении любых его творческих деяний.

   Будний день в общине делится на труд по специальности, общественно-полезные работы, работы по развитию и физическому укреплению своей личности, свободное время.

   Режим дня в общине практически санаторный. Питание общее с учётом индивидуальных пожеланий.

   Комиссары приучили совков всякое новое обстоятельство встречать холопским: "это мне нравится", "это мне не нравится"...

   Кто не хочет в общину, того это не касается. Кто же вступает, обязан поддерживать общий технологический цикл.

   Общинник должен общине только посильным, но честным трудом и соблюдением морали. При этих условиях его жизненное благосостояние гарантировано. Если он пожелает выйти из общины, он получит и свой личный "пенсионный фонд" и установленную сумму накоплений.

   Никакие общественные ячейки, помимо уставных, в общине не разрешены. Так же, как в любой семье. Строжайшим образом запрещены кучкования и пропаганда тайных союзов. Уличённый в этих видах нелояльности изгоняется с позором и без каких-либо компенсаций.

   Община формируется на базе преобладающего в данном национальном регионе населения. Допустим, 80% - русские, 10% - татары, 10% - "прочие". Это будет, конечно, русская община.

   Адыгейцы, дагестанцы и прочие будут создавать, если пожелают, общины в Адыгее, Дагестане и т.п.

   Язык общины - повсюду русский и родной национальный. Никаких "своячеств" и "землячеств" не допускается. Равенство всех - главная норма жизни. Все - граждане России, "общины" более широкого формата.

   По желанию люди иных национальностей могут позднее перейти в общины по своей национальной принадлежности, но я уверен, что практически таких желаний не будет, поскольку никаких ущемлений или дискриминации "меньшинства" в русской общине не потерпят. Напротив, высокая планка новых отношений поможет всем встать выше в освоении верхнего слоя мировой классической культуры, при котором правда и справедливость превращают агрессивный национализм в нечто позорное и опасное для всех.

   Точно так же и русские, если попадут в общину татарскую, никакого "землячества" не образуют.

   В России не должно быть общин из представителей тех народов, которые имеют за пределами России свою государственность, независимо от того, признают они её своей или не признают.

   Я, белорус, таким образом, не претендую на создание белорусской общины в России, соглашаясь на участие белорусов в русской или башкирской общине. Но я очень хотел бы, чтобы все другие с таким же пониманием относились к этому важному делу. Не будет общин армянских или грузинских, литовских или эстонских. И цыганских не будет.

   Ни русские, ни татары, ни чукчи изменять устав общины будут не вправе, - ради совместимости всех общин как залога солидарности всех общинников. Однако на ежегодных съездах глав общин будут обсуждаться и вопросы обновления, уточнения или развития устава.

   Кому-то эти насущные проблемы завтрашнего дня могут показаться надуманными.

   Не заблуждайтесь, друзья! Тот, кто не обозревает своего будущего, не может подлинно знать и о настоящем.

   Дирижёры западных обществ, осознавая нарастающую кризисность систем, работающих по принципам выгоды, но настойчиво выполняя приказы о построении глобальной системы как последнем уже способе преодоления кризисности, всячески поощряют разработку проблем будущего. В США, к примеру, существуют десятки институтов, занимающихся футурологией и накоплением банка данных представлений о будущем. Даже оккультисты сегодня знают, что выживаемость общества зависит от его способности вовремя усваивать грядущие императивы.

   Община - это, безусловно, главный императив всего человечества, если оно желает сохраниться. Но как община может быть использована для целей глобализации - большой вопрос, потому что в нашей русской и российской общине вся управляющая головка будет постоянно избираться прямым и тайным голосованием при контроле специальной коллегии гарантов справедливости.

   Отдельный вопрос, который я считаю важным обсудить уже на данной стадии, - вопрос о соотношении любой "измической" идеологии и доктрины управления практической, творческой, традиционной. Ясно, что община должна отдать пальму первенства прагматическим подходам. Тогда ни одна из общин не сможет стать проводником чуждых влияний через партийные, церковные или иные учреждения.

   Община, естественно, будет допускать Церковь (православную и другие традиционные для России) к окормлению верующих.

   Не исключено, что общинники сами пожелают вести дела своей церкви, исходя из того неоспоримого постулата, что в деле веры не может быть избранного клана, а Церковь является сейчас главной мишенью глобалистов: внедриться в неё и повелевать через неё "народным стадом" - их основная задача.

   Возможно, кого-то не устроит такая откровенная и честная постановка вопроса. Но она и не должна устраивать всех: речь идёт о безопасности нации, стало быть, и религиозного сознания в тех формах, которые исключают осуществление стороннего политического влияния на религию.

   Разумеется, я ни на чём не настаиваю, кроме одного: пора перестать отдавать плоды нашей умственной работы на глумление тем, которые не желают никаких перемен в тяжкой судьбе русского племени, тогда как его ослабление неизбежно вызовет исчезновение в пасти глобализма российских народов.

   Община - единственная возможность начать процесс исправления нравов русских и россиян. Под влиянием сионистского бахвальства и в пику ему мы стали преувеличивать достоинства своего народа, забывая о том, что каков быт и какова мыслительная деятельность, таково и общество.

   Оцените, по крайней мере, один факт: чтобы так сломать нравственность великого народа за считанные годы, надо иметь слишком слабую нравственную закваску.

   А общественная трусость и низкопоклонство? За высокую идею у нас по-прежнему сражаются лишь единицы. Помилуй Бог, да может ли такой народ освободиться прежде всего от самого себя?

   Совершенно нетерпим порок всеядности и лицемерия, которым оказались заражены все народы т.н. "постсоветского пространства".

   Наши люди готовы петь дифирамбы политической пустышке, хвалить бездарного учёного и ничтожного литературного писаку даже и русофобской направленности, они рукоплещут эстрадникам, изгаляющимся над язвами нашей страны, которыми заразили нас враги, они смеются "шуткам", в которых наш народ представлен дураком и жалким невеждой, распутником и бескультурным хамом, мы млеем перед богатством и равнодушны к духовным подвигам своих собратьев.

   И эти жалкие трусы и шкурники называют себя русскими, с презрением обходя тех, кто отдал народу здоровье, силы и все свои надежды?

   Почему мы до сих пор не осознаём преступный цинизм, с которым организуются шествия и парады по случаю Победы в мае 1945 года?

   Или власти сохранили традиции мужества и любви к Отчизне, которую продемонстрировали 35 миллионов погибших? Или сберегли тот мизер социальных завоеваний, купленных кровью, который был после войны? Или достойно боролись за целостность великого государства и процветание всех союзных республик?

   Многим ясно, что все эти "мероприятия" - театрализованное шоу, глумление над памятью павших и совестью живущих поколений, это пиарщина накануне очередных выборов, которые вновь обманут народ.

   Я понимаю, праздновать победу могут "безнациональные" олигархи Америки и Европы, которые в ходе войны сумели протащить решение об упразднении золотого обеспечения валют, в результате чего пустой бумажный доллар стал главным кровососом всей планеты.

   Я понимаю, праздновать победу могут евреи, сумевшие за счёт чужих мук создать собственное государство.

   Я понимаю, праздновать победу могут политические дельцы, успешно стравившие две самые динамичные силы истории - СССР и Германию ради того, чтобы обеспечить свои глобальные преступные интересы.

   Но где совесть праздновать Победу у тех, кто в итоге вновь оккупировал и закабалил героические советские народы?

   Разве не безумие движет устроителями манифестаций, которые знают, что глобалисты уже давно приняли решение сократить население земного шара с 6,5 миллиардов до 300 миллионов?

   Кого будут умерщвлять?

   Разве не ясно, что на заклание обречена прежде всего Россия, потерявшая за столетие свыше 120 млн. человек, как и предвидел Достоевский?

   Нас замордовали "демократическим рынком". Но если вы думаете, что главное здесь - конкурентоспособность в условиях всевластия ВТО, к чему мы совершенно не готовы, вы глубоко ошибаетесь. ВТО - это форма кухонной переработки национальных экономик и, соответственно, этносов для того, чтобы подготовить их к перевариванию в желудке транснациональных монополий.

   Вступление России в ВТО только осложнит этнические проблемы. Вот почему постоянное наращивание нравственного и интеллектуально-культурного потенциала народов России остаётся важнейшим условием их дальнейшего успешного противостояния.

   Здесь надо видеть события не на год, не на два, а на десятилетия вперёд. Способны ли к этому нынешние патриоты России? Я в этом нисколько не сомневаюсь, но предостерегаю: враг будет пытаться "примазаться к теме", чтобы утопить всё в бессмысленном и пустом "теоретизировании".

   Как и в военных действиях, так и в выборе путей в кризисное время следует ориентироваться на волю главного, но испытанного полководца: любые его решения будут более полезны, чем споры "яйцеголовых" (среди которых будет много обрезанцев).

   Возрождение России начинается с духовного возрождения каждого из нас, с восстановления нашего личного достоинства и нашей личной смелости вступаться за попранные интересы соотечественника.

   Поэтому не оценивайте сказанного мною с позиций вальяжного невежды, подумайте о том, что сложнейшие вопросы жизни нации могут решаться только с учётом всех угроз, существующих и вероятных, причём системно, как и в природной среде. А мы - всё ещё природа. А разные технические штучки-дрючки - это или клыки для смертельного боя, или психическое зомбирование, которое завершилось с созданием Интернета, штуки гораздо более страшной по своим последствиям, чем ядерная война.

   Наш народ потерпел более серьёзное поражение, чем это способен представить себе рядовой наблюдатель событий. И чтобы вынести новое ярмо и сбросить его, нужно не только использовать все традиционные процедуры самообороны, защиты от совершающегося геноцида, но готовить детально разработанные и реальные планы коренных преобразований, которые позволили бы русским и россиянам вновь набрать необходимое моральное, экономическое, культурное и политическое влияние.

   Россиянин - только тот, кто постоянно работает на благо России, отдавая должное великой и животворной русской культуре, которая сегодня гибнет по причине невыносимо недостойного положения русского человека.

   + + +

   Статья была уже написана, когда я получил бандероль от моего друга Владимира Фомичева из Москвы, - в ней были его статьи и книги.

   В материалах я обнаружил как раз то, чего недоставало моей статье, и я это чувствовал. А недоставало пронзительного чувства последней черты, у которой оказалась великая русская нация.

   Вот сам Фомичев: "Положение основного населения страны стало буквально невыносимым... Сегодня основная часть населения страны уподоблена замёрзшей в болоте лягушке, системы жизнедеятельности которой могут "проснуться" лишь весной при солнышке. А где наше солнышко?" (см. газету "Отчизна", орган Нижегородского областного Русского патриотического общества, √ 6-7, 2006).

   В этой же газете публикуется статья другого талантливого московского писателя Г. М. Шиманова "Да возродится русская община!" Она как раз и струит ожидаемое тепло.

   Статья Г. Шиманова - это мудрый монолог человека, хорошо знающего нашу современность. Его замечания по демографической проблеме глубже и основательней десятков томов "исследований" на эту тему, которые я внимательно проштудировал. К общеизвестному он добавляет тончайшие наблюдения психологического свойства, - жаль, что его статья не попадёт на чтение к сильным сего мира.

   Когда я говорил о своей непоколебимой вере в потенциал русского ума, я имел в виду людей такого диапазона, как Л. Ивашов, Патриарх Алексий Второй и Г. Шиманов.

   Но послушаем Г. Шиманова и сопоставим его слова с основной задачей и смыслом моей статьи, - почти полный унисон, хотя мы разделены и пространством, и средой, и каждодневными заботами.

   "Без возрождения русской семьи и русской общины все остальные русские дела окажутся малоплодными и пойдут, в конечном итоге, прахом.

   Но семья и национальная община это взаимосвязанные вещи. А почему? По той причине, что здоровая семья невозможна в ядовитой среде современного безбожного мира. Она отравляется его ядами и заболевает даже в том случае, если строится изначально с намерением быть духовно здоровой. Она не способна, за редчайшими исключениями, воспитывать правильно детей, которые в первую очередь становятся жертвами безбожного окружения. Она не способна, за редчайшими исключениями, созидать и удерживать правильный иерархический строй в самой себе, без которого невозможно её единство. А без единства мужа и жены, без единства родителей и детей семья исчезает как институт. Не сразу, медленно, но неизбежно...

   Современный русский человек, как правило, одинок, а потому и беспомощен перед любой нерусской национальной общиной. А эти общины насчитывают уже тысячи, десятки тысяч и сотни тысяч человек. Это настоящие армии, имеющие свои мозговые центры, влияние в государственной администрации и в средствах массовой информации. А если учесть, что и само современное Российское государство, как и современные СМИ, настроены русофобски (не говоря уж об их сильнейшей коррумпированности), то картина будет почти полной. В этой ситуации даже добросовестные учителя и директора школ бессильны противодействовать превращению русских школьников в граждан второго или даже третьего сорта. Но это только начало. Это пока в нашей школе ещё единицы кавказцев и других азиатов. А что будет, когда их число возрастёт в пять или десять раз? А так оно и будет, если только современная политика Российского государства, поощряющего приток иноплеменников в Россию, не изменится.

   И такая ситуация не только в школах. Потому что все иммигранты объединены, как правило, в национальные общины, а русские разрозненны и потому бессильны. Бессильны не только русские педагоги. Бессильны и русские милиционеры, и русские юристы, и русские работники жилищных управлений, и русские журналисты. Любой русский чиновник, если это не слишком большая шишка, не может противостоять силе организованных иноплеменников. Особенно самых агрессивных и умеющих по традиции действовать сообща. Он открыт для нанесения по нему и, главное, по его семье сокрушающих ударов, которые при современном состоянии Российского государства совершаются, как правило, безнаказанно.

   Не трудно предвидеть, что по мере умножения иноплеменников в России и таяния в ней числа русских последние будут подвергаться всё большей дискриминации. Под неё будут подпадать всё более высокие социальные слои, пока ещё не ощущающие на себе этой дискриминации. Когда им станут демонстративно плевать в лицо и заставлять безропотно сносить это, они, возможно, начнут задумываться о высоких материях. Но, скорее всего, ограничатся тем, что упакуют свои чемоданы и разъедутся по другим странам, чтобы раствориться среди других народов.

   Вот о чём следовало бы задуматься уже сегодня тем русским людям, которые ещё принимают за чистую монету лукавые слова об "общечеловеческих ценностях". В качестве которых им подбросили ядовитые "ценности", сработанные на Западе разрушителями народов...

 

   Социальный взгляд на религию, открывающий каждому человеку очень важную правду о ней как об основе его семьи и его народа, есть идейный фундамент и его самого как существа общественного, и членов его семьи, и членов его рода и народа. Этот социальный взгляд на религию есть сила сплачивающая и семью, и национальную общину, и всю нацию в целом...

   Но и это ещё не всё. Национальная община есть главное условие выхода русского народа из той демографической катастрофы, в которой он исчезает сегодня."

   Национальные общины иноплеменников сплачивает то, что они явились "заработать на жизнь" и представляют из себя меньшинство, осознающее, что чаще всего оно действует противоправно.

   Русские общины на своей земле будут лишены этого "стимула", и формирование их будет формальным, пока в одно место не клюнет жареный петух.

   Да и сама по себе попытка обособиться на своей земле таким простейшим образом всё же уже умаляет достоинства русской нации: мы обязаны настоять на своих священных правах.

   Поэтому я предлагаю не только всерьёз изучить предложение Г. Шиманова и действовать по-шимановски, накапливая практический опыт, но и подумать, как жить дальше, чтобы сдерживание привнесённого терроризма не превратилось в сплошную муку вечного ожидания террора.

   Системное регулирование проблемы в сотни раз повысит прочность положения всех россиян, включая русских, которые таким образом сохранят свою ведущую культурную и организующую функцию.

Единственный вопрос, который я вижу: примет ли власть, называющая себя российской, участие в истинно российском проекте или же вновь трусливо уклонится от определённости?

Эдуард СКОБЕЛЕВ,

белорусский писатель

Зачёт по последнему

В то далёкое время, когда я служил в Советской Армии, на марш-броске было строгое правило - зачёт по последнему. Какие бы сильные, ловкие и быстрые не были лидеры, а подразделению засчитывалось время и выполнение задачи по последнему финишировавшему. Это замечательное коллективистское правило служило мощным скрепом: сильным - думать не только о себе, слабым – чувствовать свою ответственность и тянуться изо всех сил. А всем вместе в ситуации неизбежности чувствовать общность судьбы и уверенность, что тебя не бросят.

Это мудрое советское правило применимо к любому коллективу, к любому обществу, к любому государству. Ибо только такое общество, государство можно считать человечным, где это правило соблюдается. А это ну никак не согласуется с пришедшим к нам с Запада неодарвинизмом – социал-дарвинизмом, где «выживает сильнейший».

Все сложнейшие проблемы и мировые кризисы начала 21 века, как ни странно, могут иметь простое решение, если человечество честно ответит на вопросы:

  1. 1.Кому принадлежит будущее?

  2. 2.Как жить дальше?

От ответа на первый вопрос зависит ответ и на второй. Запад со своим социал-дарвинизмом уже ответил на первый вопрос. Нас, русских, он не устраивает, ибо противоречит русскому мировоззрению. Мы на этот вопрос ответили полвека назад через нашего гениального писателя и учёного Ивана Ефремова: «Будущее принадлежит всем или никому!» (Роман «Час быка»). А раз так, то все вместе, советно, все миром, будем решать, как нам жить дальше.

Да, собственно, и на второй вопрос наш русский ответ дан в гениальной работе нашего современника А. В. Родионова «Русская идея», раскрывшего миру Русскую Идею и в лексической форме, и в неопровержимых доказательствах:

Жить в этом МИРЕ (в стране, на Земле, в Космосе) мы будем, соблюдая МИР (как гармоничное состояние без вражды, войны, в согласии, спокойствии, тишине и в добрососедстве), добиваясь этого состояния, принимая решения и действуя через всеобщий Совет («МИР на сходке»), учитывая все мнения и утверждая мнение большинства, как непреложный закон, всем МИРОМ. Это и есть русская троица – единая и неразделимая – основа русского мировоззрения.

Вот такой наш простой, но трудный, русский ответ на все глобальные вопросы современности.

И будет так! Ибо это справедливо, это честно, это устраивает все народы мира.

Ельцов А.И.

P.S. А социал-дарвинизм…. Будем же «толерантными!» Ну, пусть он останется для той ничтожной кучки сверхбогатых и осатанелых. Если они не примут наши условия - условия подавляющего большинства - то для них можно построить замкнутую, отгороженную от мира резервацию. Только - без тех богатств, украденных у мира и, соответственно, без современного оружия. Пусть они там сами между собой разбираются и со своим социал-дарвинизмом. На ножах, на шпагах, на кулаках.

 

Русская женщина начала 21 века

- Грядёт эра мещанства. И как не печально, в первых рядах этой эры шагают женщины.

Примерно так сказал лет 30 назад гениальный Шукшин Василий Макарович. И вот эта эра наступила. Что осталось от русской женщины, которой всегда восхищались во всём мире? Самым страшным явлением в нашей российской жизни стали не экономические, политические или бытовые изменения. Замена моральных ценностей и нравственных принципов с истинных на фальшивые – вот эта цель, поставленная полвека назад А. Даллесом, должна положить началу конца русским - великому и гордому народу.

 

Гений Чистой Красоты или Алчная Плотоядная Стерва
"В современной России идет война полов, уже почти завершившаяся женской победой. Не подумайте, что я шучу: все очень серьезно. Настолько серьезно, что завтра может быть поздно" (Дмитрий Быков. Первая Половая Война: возмущенные записки читателя женской прозы).

 

Русская женщина в течение как минимум двухсот лет славна по всему миру: очарованием, прелестью, верностью, глубиной чувств, красотой. Замечательных, чутких, добрых, надежных, душевных, обворожительных женщин в России всегда было превеликое множество. Но они ли, как говорится, правят бал? Они ли являются лицом сегодняшней России? Боюсь, что времена изменились. И изменились разительно.

Наташа, 19 лет. Студентка. Как сейчас, вижу сияющие глаза и пунцовые губы белокурой красавицы, провозглашающие на весь свадебный зал, как на всю страну: "Нам только дай шенгенские визы! Мы всю Европу затрахаем!"

Было это лет десять назад, в эпоху, как ее ноне определяют, ельцинского упадка. И что же? Наташи из бывшего СССР заполонили Европу и - в самом деле затрахали. Да еще как затрахали! До такой степени, что в некоторых странах (Турция, Греция, Испания, Германия) имя "Наташа" - прекрасное русское имя - является синонимом шлюхи и проститутки. Как в XIX веке всех ямщиков называли Ваньками, чтоб не путаться с именами. Если это не позор России, то что позор?!

 

Стервы - о стервах

Смотрю один из каналов Государственного российского телевидения. И вот среди сообщений о событиях в Ираке и новостей из Государственной думы - Десять Заповедей Идеальной Женщины. Какой же должна быть идеальная женщина - небезынтересно и женщинам, и мужчинам, не так ли? Первая же заповедь меня немного насторожила - а слушал я, разумеется, вполуха. Вторая насторожила чуть больше - по музыке, не по содержанию сказано. Я стал прислушиваться. И не ошибся. Ибо буквально через каких-нибудь двадцать секунд обворожительная ведущая с милой улыбкой произнесла такие слова: "Заповедь четвертая. Идеальная женщина должна быть стервой".

А вот другая программа, которую ведущая с умным лицом и изумительной дикцией заканчивает такими словами: "Любовь - это для бабушек и дедушек. Это из прошлого века. Секс - смысл жизни! До встречи через неделю, дорогие друзья!" Ну вот, наконец-то свершилось!!! Столетиями лучшие люди России и мира искали, в чем состоит смысл жизни. А тут враз нашли. Под ногами и между ними. Спасибо тебе, телеведущая. Которую слушает как минимум миллионов семьдесят человек.

Наверное, я тоже из прошлого века. Наверное, я ископаемый - как и (согласно указанной передаче) любовь. Но все же, милые мои девочки, неужто не понимаете, что есть вещи прекраснее секса (штуки самой по себе замечательной, кто спорит). Но - как уверенно скажет любой сексолог - оргазм сам по себе не высшее наслаждение. Разумеется, он - как выстрел, сотрясающий Вселенную, мгновение, колеблющее небеса. Но есть так много других радостей, так много других чувств. Прикосновения, нежность, чувство того, что ты кому-то нужен в этой Вселенной... Китайская эротика, индийская - это же целые науки о получении удовольствия. Любовь преумножает оргазм! А тут: "Любовь - это из прошлого века. Это для бабушек и дедушек. Секс - вот смысл жизни". И это - страна Пушкина, Блока, Есенина, великой лирики, великого романа, великого романса? Страшное дело. Конец света в России. Апокалипсис.

 

Чья возьмёт?

…За столик в кафе "Идеальная чашка", что на Невском проспекте в Петербурге, ко мне подсаживается прелестница почти ангельского вида. Не предложи она определенные услуги, которых не домогался, не назови их цену, никогда бы и не признал в ней так называемую жрицу любви (хотя слова "жрица любви" оскорбляют высокое понятие Любовь). Уразумев, кто со мной говорит, завожу разговор вокруг да около. И приблизительно через четыре минуты, узнав, что я иностранец, женщина, разоткровенничавшись, сознается: "Самые страшные конкурентки для нас - студентки. Цены сбивают, сучки. Она сдала экзамен, едет к мамочке, стоит на автобусной остановке - и уже на панели (уже на панели - ключевые, между прочим, слова! Ну да, конечно, для одних асфальт, для других автобусная остановка, для третьих панель). Смотрит - есть пятнадцать минут. Задрала юбочку, выставила ножку - и около нее уже тормозят, она уже с клиентом, подлянка".

- Да таких ведь, наверное, немного? - спрашиваю ошарашенно.

- Немного? Да больше, чем нас, которые честно трудятся. Которые и ментам платят, и за аренду рабочего помещения, и сутенерам. А у них никаких накладных расходов. Райская жизнь: трахайся - не хочу. Добро бы еще только клиентов отбивали. А они цены сбивают, твари. Я бы таких своими руками давила.

Ничто нынче не удивляет. Катюшу Маслову - героиню романа Льва Толстого "Воскресение" - стирание грани между проституткой и порядочной женщиной очень бы удивило (пропал бы весь смысл великого произведения - зачем воскресать-то?). Но не в наши достопочтенные времена. Сегодня грани между студенткой и проституткой проститутка не видит (которая, как выяснилось позднее, являлась студенткой четвертого курса некоего университета, правда, сегодня в России университетом не называют разве что школу для умственно недоразвитых). Если это не апокалипсис - то что?

Встреча студентов одного из самых престижных гуманитарных вузов страны со мной. В зале - несколько сот человек, в подавляющем большинстве представительницы прекрасного пола: юные, красивые, обворожительные. И вот, почувствовав по вопросам настроение зала, синфазное описанному в предыдущих абзацах, произношу следующую тираду:

Давайте пофантазируем, девочки. Представьте себе, что у вас появился спонсор. В расцвете лет, красавец атлетического сложения, честный, щедрый и очень богатый. Поднимите руку, кто хотел бы иметь такого друга? Лес рук. Отлично. Продолжим. Красивый, могучего телосложения, богатый, щедрый и благородный спонсор предлагает вам поехать в Париж. Остановиться в самом лучшем отеле, ходить по самым дорогим ресторанам, концертам, ложа в Парижской опере, Лувр, Версаль и т.д. Поднимите руку, кто счел бы такое предложение предложением, от которого могла бы отказаться только набитая дура. Улыбки, лес рук. Есть такие, кто подобное предложение счел бы для себя оскорблением? У-у-у - разнеслось по залу. Поднятых рук замечено не было. А теперь совсем невероятное воображаемое предложение: благородный, красивый, щедрый и очень богатый спонсор говорит, что будет обеспечивать вас до конца ваших дней - независимо от того, продолжатся ли после возвращения из Парижа ваши отношения или нет. Таковы, дескать, его жизненные принципы, таков его благородный порыв. Поднимите руки те, кому по душе такой человек-мечта. Более или менее все. Я так и думал. А теперь последний вопрос. Сейчас пусть поднимут руку те девушки, которые, получив от красивого, богатого, щедрого и благородного спонсора предложение поехать в Париж и обещание обеспечивать вас до конца дней, захотят покончить жизнь самоубийством.

Смех в зале. Местами переходящий в хохот. Желающих покончить жизнь самоубийством не было.

- Прекрасно, девушки, прекрасно, красавицы. Все нормально, все правильно. А теперь разгадка опроса. То, что мы с вами представили, это краткое содержание ключевой сцены пьесы Александра Николаевича Островского "Бесприданница", известной также по фильму "Жестокий романс". Ее героиня являлась образцом русской женщины не только в Российской империи, но и во всем мире. Эта женщина, получив от благородного, красивого и очень богатого купца - спонсора в нынешней терминологии - предложение поехать в Париж, сопровождающееся обещанием поддерживать ее до конца дней независимо от их последующих отношений, захотела покончить жизнь самоубийством. Ибо худшего для себя позора русская женщина XIX века не могла и представить. Не кажется ли вам, милые россиянки, что сегодня вы - как бы это поделикатнее выразиться - немножечко не такие, как та русская женщина, которой столетиями восхищался весь цивилизованный мир?

Мертвая тишина.

 

Деньги вперёд!

Приглашаю в кафе обворожительное создание, поразительно похожее на портреты Натальи Гончаровой, сделанные рукой Пушкина. Она работала на организованной мной конференции, и в процессе работы (одна из прелестных особенностей русской жизни, отличающих РФ от Америки и Европы) у нас сложились неформальные отношения. Смотрю на красавицу умиленно и восхищенно приблизительно две минуты - не более. Потому что примерно на пятой фразе Наталья Гончарова Нашего Времени произносит такие слова:

- Дайте мне денег на сапоги. Каждый раз, когда я буду их надевать, буду вспоминать нашу встречу

Так застенчиво сказала, так по-тургеневски...

Уразумев сказанное, я пристально посмотрел на красавицу, как будто видел ее впервые. Девушка была одета явно из бутика. И сапоги - самые что ни на есть наимоднейшие - на ее замечательных ножках были.

Когда, потрясенный, я поведал эту историю столь же обворожительной московской красавице того же приблизительно образования, круга и возраста, девушка отреагировала так: "Что такое шестьсот долларов? Надо было дать - и воздастся. Вот если бы дама вашего сердца попросила денег на джип, это была бы наглость".

Когда же еще через пару дней я рассказал о приключении с девушкой из ректората в кругу шести образованных женщин в возрасте приблизительно от 21 до 34 лет от роду, одна из них сказала уверенно:

- Чтобы этого не происходило, вам надо перед тем, как сблизиться с женщиной, класть на стол деньги. Если вы, конечно, порядочный человек.

Я оглядел присутствующих. Все согласно молчали.

- Вообще-то когда женщина делает что-либо такое за деньги, это называется проституцией. Испокон веков и по сей день, - оторопело пробормотал я.

- Может, в незапамятные времена секс за деньги нехорошими словами и назывался, - был ответ. - А теперь это называется жизнь. Быть с женщиной, которая тебе нравится, и не давать ей за это денег - ГРЕШНО.

Ни для кого не секрет, что репутация русских женщин на Западе сегодня совершенно кошмарная. Но как ни странно, в самой России это воспринимается с милой улыбкой. Что, несомненно, диагноз. Диагноз времени. Сексизм вроде бы приходит в Россию с Запада. Но это совершенно не тот сексизм. В Америке, например, женщина равноправна, а в некоторых отношениях, как в романе Оруэлла, более равна, чем мужчина. Например, при устройстве на работу или разделе имущества. Сексизм в Соединенных Штатах - одно из страшных преступлений, хуже расизма: за неудачное высказывание в отношении женщин можно лишиться работы. Но никогда по американскому телевидению вы не услышите, что надо быть стервой. Никогда при первой или даже десятой встрече нормальная женщина, не проститутка, не попросит у вас денег на сапоги или автомобиль. Ни одна француженка, гречанка или итальянка не посоветует класть после ночи с любимой деньги на тумбочку, если, конечно, она не профессионалка этого промысла

Женщина - это твердь, на которой стоит любая культура. Но если у женщин поехала крыша, на таком фундаменте трудно строить здание цивилизации. Можно сказать, невозможно.

Еще лет пятнадцать назад - как и сто, и двести - казалось самоочевидным, что Русская Женщина - всемирно историческое достояние и гордость России. Сегодня русская женщина - не конкретная, а обобщенная, безымянная русская женщина как образ - является национальным и интернациональным позором.

Доигрались, девоньки.

Догулялись.

Дотрахались.

Юрий Магаршак

 

 

Наказ Солоухина русским спецслужбам

Презентация, как нынче говорят, книги ветерана внешней разведки Ю.И. Дроздова "Вымысел исключен" была назначена на 19 декабря прошлого года в роскошном "Президент-Отеле". Я попал в число приглашенных, поскольку написал послесловие к этой замечательной книге.

Недели за две до торжественного дня я повидался с Юрием Ивановичем, и он поделился задумками по составу приглашенных:

- Мне кажется, не лишне было бы пригласить всех киноактеров, когда-либо сыгравших роль разведчика в кино, и писателей, писавших о разведке. Кадочникова, увы, уже не пригласишь. Вячеслава Тихонова - обязательно. Георгия Жжёнова, Бориса Галкина - он вашего брата-десантника хорошо сыграл, Николая Бурляева надо бы, только у меня нет его телефона... Из писателей - кого ты думаешь?

- Вам виднее. Но, думаю, Александра Проханова. Владимира Карпова - Героя Советского Союза. Святослава Рыбаса - он про генерала Кутепова написал. Юлиана Семенова уже нет. Много "шпионских" писателей поменяли Родину на "историческую", так что затрудняюсь продолжить. - Ну ладно, я еще подумаю...

Предновогодний "Президент-Отель" блистал гирляндами мишуры, огнями и внутренним убранством. Для гостей в холле были расставлены столы с шампанским, коньяком и легкой закуской, каждому приходящему вручали подарочный набор книг о разведке. Подходили седовласые мужи с тяжелыми орденскими колодками, со звездами Героев, обнимались крепко, вступали в разговор; подходили парни из дроздовского "Вымпела" - крепкие, с умными глубокими глазами, сдержанные, немногословные. красивые мужики. На груди у некоторых - экзотические медали иностранных государств.

Тихонова и Бурляева я не увидел. Важно прошествовал под руку с супругой "генерал" Булдаков, Борис Галкин с женой Еленой стояли в окружении "вымпеловцев", Георгий Жжёнов беседовал о чем-то с митрополитом Питиримом, сдержанный Святослав Рыбас выслушивал отставного генерала-разведчика. В пиджаке нараспашку и, как всегда, без галстука появился Александр Казинцев.

И вдруг я увидел идущего шаркающим приставным шагом Владимира Алексеевича Солоухина и слегка удивился: Солоухин как будто никогда и ничего о разведке не писал. Впрочем, все ли я о нем знаю?.. Владимир Алексеевич медленно продвигался от парадной лестницы по направлению к конференц-залу, ссутулившись, немного растерянно кидая взгляды по сторонам. Остановился, огляделся и, видимо, не заметил ни одного знакомого лица: в холле уже толпилось изрядное число приглашенных. Я подошел, поздоровался и пригласил его к "фуршетному" столу.

- А что там, на столе-то? Нет, коньяк не буду, а шампанского пойдем выпьем. Пойдем-пойдем...

Мы подошли к столу, два-три голоса поприветствовали писателя:

- Здравствуйте, Владимир Алексеевич!

Солоухин, слегка приподнимая глаза и, по-моему, не особо замечая, кто с ним здоровается, полупоклоном отвечал на приветствия.

- Дай-ка мне вот этот, с икоркой, и этот вот, с рыбой, бутерброд. Можно, что ли?

- Ну, отчего же нельзя. "Оплочено!" А как со здоровьем-то, Владимир Алексеевич?

- Здоровье - что: сейчас намного лучше. Орел не орел, но, как видишь, летаю. Ты вот что, убери шампанское, давай мы за этих ребят коньяку выпьем. Хороший коньяк-то? - он прищурился, вглядываясь в этикетку.

- "Двин", кажется. Говорят, неплохой.

- Вот давай его, помаленьку...

Мы выпили за здоровье генерала Дроздова и за советскую разведку, доставившую немало хлопот нашим противникам. Солоухин, прожевывая бутерброд спросил:

- Ты книжку-то Дроздова читал?

- Читал, даже писал о ней.

- А я так думаю: хорошо, что они, разведчики, наконец заговорили. Сразу сколько досужих сплетен про КГБ полетело в тартарары. И сколько мы узнали про тайные пружины, которые двигали и нашу, и зарубежную политику! М-да, это, пожалуй, важнее...

Протрещал звонок, приглашая всех в конференц-зал. Мы сели в проходе где-то в середине зала.

После короткого вступительного слова генерала Дроздова показали фильм "Равных им не было" - о группе специального назначения "Вымпел", которую создал и выпестовал Юрий Иванович, которой действительно не было равных в ряду спецподраэделений иных стран - по универсальности подготовки отваге и мужеству по способности решать невыполнимые, казалось бы, задачи. Запомнились, например, такие кадры.

Камера неподвижна, на экране - ничем не примечательный пейзаж слегка взбугренная местность, дерево, зеленые кустики. Кроме этого - ничего! Вдруг как по команде, земля дыбится и встают 50-70 вооруженных парней, и тут же ложатся и снова исчезают. Проходит секунда-другая (камера неподвижна) - и опять как по команде, встают еще человек 50-70. но уже других воинов. Ложатся - и снова падают сколь ни вглядывайся в эти кустики и бугорки. "Бойцы "Вымпела" проходили стажировку и в странах Юго-Восточной Азии, - звучит голос диктора за кадром, - где наши парни делились опытом и где многому научились сами". В это время на экране крупным планом возникает участок дороги - безо всякого изъяна, после чего квадратный "лоскут" земной поверхности приподнимается и отъезжает в сторону, а из замаскированной ямы как черт из табакерки, выскакивает перемазанный в глине улыбающийся "вымпеловец".

Солоухин смотрел на экран молча, а затем, когда генерал Дроздов по окончании фильма попросил желающих высказаться, Владимир Алексеевич, выждав небольшое время, поднялся с кресла и, обронив: "сумку мою посторожи", мелким шагом той же шаркающей походкой пошел к сцене. Зал молча ждал.

Опершись на трибуну, Владимир Алексеевич; коротко поведал свою военную биографию, отметив, что "хотя в войсках НКВД я никогда не служил и про вас разведчиков, не писал, но во время войны был старшим сержантом спецназа". Говорил он тихо, потом голос стал крепнуть - почти точь-в-точь, как это было во МХАТе на 40-летии журнала "Наш современник", когда он читал свое стихотворение закончив его на высокой ораторской ноте. Он продолжил:

- Когда я посмотрел этот фильм, мне вспомнился случай из нашей давней русской истории. Произошло это в период крещения Руси. Сами понимаете, что когда Владимир Святой приказал сбросить Перуна в Днепр и велел всем креститься, это был единичный, хотя и государственного, исторического значения случай принятия христианства языческой Русью. После этого христианские проповедники пошли в разные город и веси, в разные племена, жившие тогда на территории Руси, крестя язычников и обращая их в христиан. И вот, когда один из монахов-подвижников пришел к языческому племени обитавшему где-то на Севере, и убедил это племя принять христианство произошло следующее. Вождь племени, который должен был первым пройти обряд крещения и показать, таким образом, пример своему племени, вошел в реку, выхватил из ножен меч и, высоко подняв его над головой, трижды окунулся в воду. И когда он вышел на берег, монах-миссионер упрекнул его: что же ты. мол. сам окунулся а меч свой не окунул? И вождь ему ответил...

Тут голос писателя возвысился до митингового накала:

- Я, говорит, прошел обряд крещения. Я теперь христианин. Я буду соблюдать Христовы заповеди, буду жить так, как велит мне Христова вера. Я даже буду прощать врагов своих. Но! - голос Солоухина обрел металл: - Но ме-еч мо-ой!..

Он сглотнул комок в горле, и микрофон передал это всем сидящим в зале. Произошло мгновенное слабое движение десятков людей, которые, я уверен в этом, разом угадали - что сейчас будет сказано.

- Но меч мой никогда не должен быть добрым к моим врагам! Он никогда не будет добрым к врагам моего племени - он не для этого предназначен. Меч в моей руке для того, чтобы защитить меня и мое племя, и ему нельзя быть добрым как мне! Вот что сказал монаху этот вождь племени.

С середины зала я увидел, что по щекам старого писателя текут слезы. Это заметили и другие, и по залу снова короткой судорогой прошло движение.

- И я вас прошу, я вас заклинаю: держите свой меч сухим всегда! Дорогие мои герои, я - старый человек, я много повидал. И вы многое повидали, вы много знаете, чего не знают другие. И вы не должны спокойно смотреть на то, что происходит. Вы видите, как наша Россия окружена со всех сторон алчущими "собратьями", которые готовы рвать ее на части, стремясь ухватить кусок пожирнее. Вы видите, как потворствует им потерявшая совесть и страх "пятая колонна". Не мне это вам рассказывать, это вы сами знаете, как не знает никто. Так... не дайте же!.. Не дайте погибнуть своей Родине!.. (Он уже не стеснялся открытых слез и рыданий.) Она вас вскормила, но сегодня она слаба и унижена, и вы - ее последний оплот! Я, старый человек, русский писатель, я обращаюсь к вам: держите ваш меч сухим! Нам нельзя быть добрыми к нашим врагам - их слишком много, они сплочены и сильны и не хотят быть добрыми с нами. И поэтому пусть ваш меч, изображенный на вашей эмблеме, навсегда останется разящим, острым и сухим, как у того мудрого вождя племени!..

Он отошел от трибуны и, шаркая подошвами ботинок, пересек сцену. Зал возбужденно аплодировал. Какая-то женщина помогла ему сойти со сцены и, идя рядом вдоль прохода, что-то горячо говорила. Владимир Алексеевич растерянно оглядывал зал, и я догадался, что он забыл, в котором ряду сидел до выступления. Я поднялся ему навстречу:

- Владимир Алексеевич, идите сюда. Вот ваша сумка.

- А, ну все. Спасибо, голубушка, я посижу теперь...

Он медленно и тяжело сел в кресло, после чего аплодисменты стихли. Солоухин достал носовой платок, вытер щеки, промокнул глаза, принял позу поудобнее. Вздохнул. Потом спросил неопределенно:

- Ну что?

- Как "что". Вы же сами видите, что с залом сделали. Задние ряды стоя вас приветствовали...

- Да-а-а... А ты этих ребят знаешь? - он кивнул головой на зал.

- Маленько знаю.

- Ну и как думаешь, дошло до них?

- Думаю, дошло.

- Хорошо бы, если б дошло... Я от сердца говорил. Что ж они, не понимают, что ли? У них в руках - та-акая сила!.. Да будь я помоложе... - он махнул рукой как-то обреченно, словно отсекая тему разговора, и стал медленно вставать.

- Что там у нас по плану дальше?

- Вроде бы продолжение фуршета...

- Ладно, это уже не по мне. Ты меня проводи до выхода.

Я проводил. Больше мы не виделись.

ВЯЧЕСЛАВ МОРОЗОВ

"Наш современник", 1997, N7

Федор Григорьевич Углов - Завещание

UglovФедор Григорьевич Углов - величайший русский хирург в день своего столетия!

Информация о фильме:

Авторы идеи: Юрий Данилин, Евгений Григорьев
Автор сценария: Юрий Данилин
Режиссер: Евгений Григорьев
Оператор: Артем Анисимов
Звукорежиссер: Сергей Сидельников
Продюсер: Вячеслав Тельнов
Производство: «Санкт-Петербургская Студия Документальных Фильмов» при участии ТО «Первое Кино», 2004

 

Проханов и Кадыров

 Сложное у нас отношение к Чечне и к чеченцам. Но они – часть России. И жить нам далее вместе необходимо.

Вот только что появилось интервью Рамзана Кадырова, и мы увидели личность, чётко определяющую свою позицию. Удивляет и радует не только ясность ответов, вместо дипломатически трусливых словесных кружений наших русских российских политиков и деятелей, но и прямота, смелость и мужество мужчины, лидера не только в словах, но и в делах. Про таких наши русские древние предки говорили: «Между словом и делом не промежутка».

Какие однозначные выводы можно сделать?

  • Он любит свой народ и делом доказывает это.
  • Его недипломатичные прямые ответы только прибавляют ему уважения.
  • Не боится конкретно критиковать высшую российскую власть, хотя Чечня очень зависит от Москвы.
  • Не скрывает своего мировоззрения, не боится своей смерти.
  • Выразил словами, а главное – делами, своё отношение к отравлению народа табаком, алкоголем, разлагающей культурой Запада.
  • Относится с уважением к мнению старейшин, традиционно выражающих мнение народа.
  • Моральные ценности народа ставит выше всех соблазнительных экономических вывод.

 Читателям нашим предлагаем представить, что это говорит русский лидер, и подумать, кто бы мог из нынешних русских лидеров с таким же достоинством вести себя в этой жизни? А сам я так бы мог?

      Александр Проханов. Рамзан Ахматович, чеченский народ испил полную чашу страданий. Депортация в прошлом веке. Недавние две войны, чудовищные и кровавые, которые должны были стереть Чечню, подавить национальную волю, превратить чеченцев в затухающий, депрессивный народ. Вместо этого — пассионарный взрыв, кипение национальных чувств. Великолепный новый Грозный, жажда народа к интеллектуальному творчеству, духовный подъем, нравственное возрождение. Чеченцы, как никто из сегодняшних народов России, демонстрируют стремительное Развитие. В чем тайна? В чем причина этого духовного становления?

     Рамзан Кадыров.
Александр Андреевич! Враг Российского государства, желая разрушить Россию, всё просчитал. Он выбирал самые уязвимые точки, использовал самые изощренные инструменты. Он понимал, что чеченский народ — очень сильный народ, мужественный, энергичный. Враг захотел сделать чеченский народ инструментом разрушения России. Мы не согласились стать инструментом. Мы отвергли вражеский замысел. Эти напасти, которые вы перечислили, только сплотили нас, показали нам один-единственный путь — навеки с Россией, плюс опора на наши духовные ценности, упование на Аллаха, стремление к наукам, знаниям, стремление стать самым просвещенным, мудрым, сильным народом. Нам подбросили идею суверенитета, независимости от России, вооружили нас, бросили в бойню. Мы вышли из этой бойни объединенными, с верой во Всевышнего, которому угодны чистота нравов, духовность, уважение к предкам и стремление в будущее. Мы не считаем, что человеческая жизнь ограничивается только земным существованием. Мы верим в продолжение жизни и по другую сторону смерти. И мы хотим прожить земную жизнь достойно и справедливо, в добре и любви, в духовном творчестве, чтобы на небесах мы были приняты Всевышним.

     А.П. Вы говорите, что враги выбрали Чечню плацдармом для разрушения России. Что они всё просчитали. Но почему со стороны России была столь неадекватная реакция?

     Р.К.
Но из кого тогда состояла российская власть? Её теневым кардиналом был Березовский, другие "реформаторы", которые разваливали Советский Союз. Это были друзья американцев, друзья тех врагов, которые желали развала России. Поэтому и реакция российской власти оказалась неадекватной. Центральная власть через своих агентов действовала заодно с врагами. Березовский назначал генералов в армии и ФСБ, утверждал глав администрации, утверждал планы войны. Если бы эти люди до сих пор управляли Россией, война продолжалась бы до последнего чеченца. Путин спас Чечню. Он отстранил от власти Березовского. Он разорвал связку внешних и внутренних врагов государства. Я всё это знаю. Я был близко от этой кухни. Только его мужественное волевое решение, его резкий поворот изменили ситуацию. Если бы не Путин, не было бы чеченцев. Вы помните, были такие российские "политики", которые говорили: чеченцев надо убивать, чеченцев не нужно прощать, кто-то договорился до того, что хорошо бы сбросить на Чечню атомную бомбу. Такие люди до сих пор существуют, они утверждают, что чеченцы — бандиты, террористы. Они не верят, что у чеченцев может быть своя культура, своя духовность, свои высокие побуждения. У нас несколько чемпионов России и чемпионов мира, у нас замечательные танцевальные ансамбли, которые прекрасно выступают в различных регионах России. Чеченский народ — очень деятельный, страстный и духовный, и очень доверчивый. Все эти качества использовал враг и повел народ в пропасть. Но появился среди чеченцев человек очень высокой духовности, из старинного чеченского рода, предки которого были муфтиями, религиозными мыслителями, их почитал чеченский народ. Этот человек увидел пропасть. Он обратился к чеченскому народу с проповедью, объяснял гибельность пути, ездил по всей республике, встречался со всеми, пытался до всех достучаться. Он взвалил на себя эту непосильную ношу ответственности. Он пытался достучаться до каждого сердца. Он шел к своей смерти, спасая чеченский народ. Теперь мы идём к свету.

     А.П. Вы говорите о своем отце?

     Р.К.
Да.

     А.П. Ахмат Хаджи Кадыров совершил два подвига. Один во имя чеченского народа, вывел его из-под влияния врагов, которым была нужна тотальная война с Россией. В этой войне чеченский народ мог погибнуть под бомбами и снарядами российской военной машины. Второй свой подвиг он совершил во имя Российского государства, которое было очень слабым, хрупким, разваливалось на куски. Оно бы не выдержало второго "Хасавюрта". Поэтому Ахмат Хаджи — герой Чечни и герой России, мученик и подвижник российской государственности, который сознательно принёс себя в жертву великим идеям. Как вы, сын великого отца, видели его эволюцию, его прозрение, его героическую миссию?

     Р.К.
Я вам расскажу один эпизод. Двухтысячный год. Кругом боевые действия. Не было света. Я захожу к отцу. Мы его не называли тогда по имени, а называли "шефом". Я ему говорю: "Народ нас не понимает. Большинство народа боится теперешней ситуации. Федералы называют нас "бандитами", а ваххабиты называют нас "предателями". Зачем нам это надо? Давай займем нейтральное положение и посмотрим, чем всё это кончится".

     Он ответил: "Ты испугался, сынок? Я тебе куплю квартиру в Москве. Поезжай, учись. Но я свой народ в беде не брошу. Единственный шанс для нас — договориться с Путиным и вывести народ из-под удара. Наверное, я себя и свою семью вталкиваю в гибель. Может быть, у вас не будет будущего. Мой шаг очень трезвый, продуманный. Я делаю его во имя народа, во имя Всевышнего. Если хочешь, уезжай". Я тогда дал ему слово. Я сказал ему: "Шеф, с сегодняшнего дня я не ваш сын, я ваш помощник". С тех пор я начал воевать, стал командиром группы. Именно его духовность, его религиозная деятельность давали ему понимание в вопросах веры. Он знал, что такое религиозный экстремизм и что такое истинный ислам. У него были бессонные ночи, глубокие переживания, глубокие раздумья и молитвы. "Не могу я бросить мой народ", — говорил он. Он всё ближе подвигался к своей смерти, но не менял своего выбора. Тогда многие федеральные генералы чинили беспредел — хуже, чем Басаев. Заходили, расстреливали. Мужчина в доме не мог сказать, что он хозяин семьи, — его выводили и расстреливали. Мы всё это видели. Когда оцепляли какое-нибудь село, он сам туда шел и ругался с военными. "Какие это террористы?! Это мирные жители!" Один раз федералы оцепили район в городе и стали собирать с людей деньги. Мой отец поехал туда и ударил генерала. Одного студента, который выезжал на автобусе, военные избили до смерти. Отец поехал к командующему и заставил его извиниться пред сту студентом. Там были такие моменты, что никто, кроме отца, не брал на себя риск. На Совете безопасности он выступил против Квашнина, против спецслужб, которые совершали преступления. Он был духовный человек, его отец сорок лет преподавал в медресе ислам, и дед был духовным авторитетом. За это они подвергались гонениям. Народ знал судьбу Кадыровых, и это внушало народу доверие. Мы верили ему, знали, что в конце концов правда восторжествует. Поэтому я везде повторяю: "Путин и Кадыров спасли Россию. Без Кадырова Путин не сумел бы достичь своих целей. Без Путина был беспомощен Кадыров".

     А.П. А как вам удалось после смерти вашего отца стать преемником его политики? Как удалось это бурлящее, окровавленное, стенающее народное море ввести в спокойные берега? Начать строить новую Чечню, управлять этой раненой страной?

     Р.К.
Если бы не было Путина, не было бы и России. Это его политика спасла Россию, сберегла чеченский народ. Мы осуществляем в Чечне политику, согласованную с политикой Путина. Говорят, что главный источник угрозы для России — это террористы. Мы сумели договориться с сепаратистами, мы вывели их из леса. Они служат в наших частях, служат России. Но с наркоманом нельзя договориться. С алкоголиком нельзя договориться. С проституткой нельзя договориться. Вот беда России. Они ослабляют Россию. Если и дальше будет так продолжаться, Россия станет самой слабой страной. Надо духовно усилить страну. Если мы не будем бороться с наркоманией, алкоголизмом, распутством, мы проиграем. Сколько детей в России не знают, кто их отцы, какой они национальности. Они без корней, без привязанностей, без духовных основ. Я ввел духовно-нравственное воспитание. Это наш пятый национальный проект. Мы привлекли духовенство, школьных учителей, университетских преподавателей, лучшую интеллигенцию. Мы говорим, что проститутка — это бремя для народа. Она не может создать нормальную семью. Если она продавала себя за пятьдесят долларов, позволяла над собой надругаться, она и ребенка будет воспитывать в том же духе. Он будет духовный калека. Наш главный способ управления — духовное воспитание народа. Если Россия не пойдёт этим путем, если она не закроет телеканалы, на которых день и ночь показывают убийства, совокупления, торжество зла, если она не объявит войну разврату, — она не уцелеет. Попробуйте, найдите в России девственницу. Не найдёте. Нравственность перестала быть ценностью, а ценностью стал разврат. Развратные страны и народы не выживают. У них нет воинов и героев.

     А.П. У вас — особые отношения с руководителями страны. Вы высказывали им эти взгляды? Вы обсуждали с ними проблемы российских телеканалов?

     Р.К.
Я обсуждал эти проблемы. Я рассказывал в Москве, как мы в Чечне избавились от игорного бизнеса. У нас было много игорных клубов, игорных центров, много точек, где стояли автоматы. Один раз я встречался со старейшинами. Они говорят: "Рамзан, у нас такая тяжелая ситуация, что эти "игроки" начали брать пенсии у бабушек и относить в игорные дома. Разводы. Муж продал машину, дом, всё проиграл". Я собрал всех руководителей и тех, кто курировал игорный бизнес, и сказал: "Помещения игорных домов превратите в компьютерные классы. В классы английского языка, в кружки технического творчества. Вы позволяете забирать у народа деньги, и народ вас проклинает. Вам сутки на переоборудование помещений". Многие были недовольны. В прессе писали: "Кадыров провозгласил шариатское правление". Я сказал: "Опросите народ, правильно ли я поступил?" Я закрыл игорный бизнес, и он у нас больше не существует. Алкоголизм. Я запретил продажу спиртных напитков в течение суток, кроме двух утренних часов, когда дети учатся, а взрослые работают. Алкоголизм пошел на убыль. Я использовал свое право по закону Российской Федерации. У нас аварийность снизилась, хулиганство, разборки исчезли. Я раздавил все точки, где продавались наркотики. Я уничтожил их "железной рукой". Вы в Центре дали нам полномочия, навести порядок. Это же может сделать руководитель любого российского региона.

     А.П. Почему не хотят?

     Р.К.
Я знаю, что на том свете меня будут спрашивать за всё, что я сотворил на земле. Я — глубоко верующий человек и хочу жить в согласии с Всевышним. Политика, руководство, управление — всё это ничто перед лицом Всевышнего. Здесь, на земле, мы можем выступать коллективно, в группах, партиях. А на небе каждый из нас отдельно предстанет перед Всевышним. Индивидуальный ответ, личная ответственность перед Богом.

     А.П. Американцы говорят, что у них существует "американская мечта". Русские стараются определить "русскую идею". Существует ли "чеченская мечта", объединяющая весь народ? Существует ли "чеченская идея", которая отличает чеченцев от остальных народов мира?

     Р.К.
Я постоянно встречаюсь с разными группами чеченцев. С молодежными движениями. Со старейшинами. С деятелями культуры. Силовиками. И сегодня чеченцы, кто бы они ни были, хотят доказать всему миру, что чеченцы —миролюбивый, трудолюбивый, отважный и благородный народ, самый сильный духовно, выстоявший в страшных потрясениях, не павший духом, выигравший битву за будущее. По линии спорта, по линии образования, по линии культуры мы будем доказывать, что мы лучшие.
Такое настроение у молодежи. А старейшины хотят, чтобы Аллах нас простил за грехи, чтобы мы были мирные, самые праведные и правдивые. Это является "чеченской мечтой".

     А.П. И это всё вновь связано с культурой, с духовностью.

     Р.К.
Когда у нас был конкурс песни, я послал на эстраду мою дочь и попросил исполнить её песню о матери. Люди увидели мою поющую дочь и сказали: "Рамзан действительно болеет за нашу культуру". Я дал дочери Коран и попросил её прилюдно читать священный текст. Люди слушали её. Сказали: "Рамзан действительно воспитывает своих детей в духе ислама". Они поняли, почему я ввёл в образовательные программы обязательное изучение ислама и исламской культуры.

     А.П. Почему же руководители российских регионов так далеки от этого?

     Р.К.
Судьба России зависит от законов, которые в ней господствуют. Законы принимаются в Думе. Кто среди депутатов? Алкогольный бизнес — он представлен депутатами. Игорный бизнес — он представлен депутатами. Наркомания — кто-то в Думе защищает наркоторговцев. Все они мешают очищению. Руководитель региона должен показать народу, что он чист и праведен. Когда убили моего отца, я с тех пор ни разу не въезжал во двор его дома на машине. Только пешком, в знак скорби и уважения. Только когда мать приезжает, для неё единственной открываем ворота. Я никогда не садился в его комнате на стул, где он сидел при жизни. Это священное место. И все мои родственники, дети, племянники видят это, усваивают урок почитания отца. Туда может сесть моя мама, а я — только на стул, на котором сидел при отце.

     А.П. Но ведь эти высокие правила могут быть предложены и России. Очень высокий идеологический пост в Администрации Президента России занимает человек, в котором течет чеченская кровь. Я говорю о Владиславе Юрьевиче Суркове.

     Р.К.
Я считаю, что самый правильный человек в России, после Путина и Медведева, который очень много делает для государства российского — это Владислав Юрьевич Сурков. Он идеолог, стратег, настоящий российский государственник. Но он не всесилен. Он выполняет поручения. Если бы ему дали задание разработать план оздоровления страны, он бы разработал его лучше всех. Я видел, как он обсуждает сложнейшие вопросы Кавказа: Дагестан, Ингушетия, Осетия. Он блестящий человек. В первую очередь он — российский государственник, а во вторую очередь он — чеченец. Если бы мне поручили закрыть игорный бизнес в России, я бы его закрыл за сутки. Здесь важна только воля. Я бы вызвал этих людей и сказал: "Вы уже хорошо заработали и ступайте отсюда. В России больше не будет казино и игорных домов". Они бы поняли меня. В России я занимаю скромное место. Я — Президент Чечни. Я отвечаю за мой народ. И я хочу, чтобы мой народ жил лучше всех, был самым счастливым народом. Такую задачу должен поставить перед собой руководитель любого региона — Смоленска или Хабаровска. Надо любить народ, горевать, когда ему плохо. Жить одной жизнью со своим народом. Я добьюсь счастья для моего народа.

     А.П. Я побывал в Грозном, увидел великолепный восстановленный город, восхитительную мечеть, услышал замечательные патриотические песни, поговорил с вашими министрами, депутатами, муфтиями. И возникло ощущение, что все здесь совершается по какому-то глубокому замыслу, где нет мелочей, материальное связано с духовным, древность с авангардом, и все это согласуется гармонично друг с другом. Существует то, что называется "проектом". "Проект Кадырова" — кто его автор? Где были ваши советники и концептуалисты? В Москве, или в какой-нибудь европейской или арабской стране?

     Р.К.
Всё это родилось в Чечне, по воле и замыслу Первого и Второго Президента Чечни. Первый Президент заложил фундамент, а наша задача — довести его дело до логического конца. Взять любую нашу отрасль, и действительно кажется, что ею управляет очень опытный, почти гениальный человек. Но этот механизм работает словно сам по себе, по воле Всевышнего. Нам иногда не верится, что может так хорошо получиться. Это чудо какое-то. Начинаем, например, какую-то стройку. Собираю людей, говорю — надо построить. Как? Денег нет, Стройматериалов нет. Техники нет. Но мы начали — и сделали. И не можем себе объяснить, как это у нас получилось. Это Чудо. К нам приехал Хасбулатов, экономист, профессор, читает лекции. Его считают очень умным человеком. Говорит: "Рамзан, покажи мне Совет, где у вас вырабатываются эти оригинальные решения. Какие люди дают тебе советы?" Я говорю: "Руслан Имранович, у меня нет таких особенных людей, которые дают мне советы. Мои советники — одному двадцать три, другому двадцать пять, только что окончили юридический, экономический. Но у нас всё получается, благодаря Всевышнему".

     А.П. Вы хотите сказать, что главный ваш советник — это Всевышний? Он — главный Управленец? Благодаря Ему вся ваша деятельность приводится в гармонию и ей сопутствует успех? Главным действующим лицом в чеченском возрождении является сам Аллах?

     Р.К.
Я так считаю: Аллах нас простил, мы встали на правильный путь, и нам благоволит Аллах. Он помогает найти нам людей в здравоохранении, в культуре, в средствах информации, в строительстве. Он мне помогает тем, что народ верит мне. Если я почувствую, что народ начинает отказывать мне в доверии, я напишу заявление и уйду. Но народ верит мне из-за моего отца, из-за моих духовных предков. Значит, и здесь Аллах помогает мне. Я — не экономист, не политолог, у меня нет глубокого образования. Я с юности воевал. Люблю военную форму. Даже моя гражданская одежда сшита на манер военной. Я не люблю носить галстук. Не люблю церемоний, протокола. Но Аллах помогает мне быть Президентом.

     А.П. Анна Политковская много писала о том, что в Чечне нарушаются права человека. Она была смелой женщиной. Кто мог её убить?

     Р.К.
Она была смелой и глупой. Она была у меня и задавала множество глупых вопросов, и я на её глупые вопросы давал глупые ответы. Она не была для нас опасна. Она была нам полезна. После её обвинений к нам приезжали делегации из исламских стран, из Франции, Америки, из многих стран Европы, и они не находили подтверждения словам Политковской. Они видели, что те, кого она называет бандитами, строят новую Чечню. Улыбаются дети, люди свободно ходят по улицам, переселяются в красивые дома, посещают интернет-кафе. Политковская была нам нужна, она привлекала к нам внимание мировой общественности. Её убили те, кто хотел свалить вину за её убийство на Кадырова или на Путина. Ничего не получилось. Кто нас до сих пор не оставляет в покое? Кто по сей день мешает миру в Чечне? Кто прислал к нам Дудаева и Масхадова? Где обучался военному искусству Басаев? Кто вооружил чеченцев? Грачев приехал к Дудаеву, они поговорили, и начались военные действия. Я был мальчиком и боготворил Дудаева. Нам казалось, что у чеченцев появился настоящий лидер, герой, генерал. Я бегал на дорогу и ждал целый день, чтобы увидеть, как проезжает на машине Дудаев. Мерз, оставался голодным, чтобы только его увидеть. Так поступали многие. В первую войну весь народ воевал с федералами. Но федералы плохо воевали. Помню, я был еще мальчиком, алеройский командир остановил военную колонну федералов и отобрал у них всё оружие. И те отдали. Федералы и боевики жили бок о бок, договаривались и не трогали друг друга. Но если договоренность нарушалась, начиналась война. Бесконечная война на истребление. Это было в первую кампанию. Во вторую кампанию всё было иначе. Нашлись силы, которые положили конец истреблению.

     А.П. Две эти кампании оставили страшные раны в сознании чеченцев и русских. Зверства с обеих сторон. Бомбардировки. Гибель мирных жителей. А до этого — изгнание русских из Чечни. Что надо сделать, чтобы окончательно положить конец вражде, залечить эти раны?

     Р.К.
Русских много в Чечне. В нашем селе живут русские. Один из них стал депутатом. Мы отремонтировали в Грозном русский храм. Русские возвращаются в Чечню, если им предоставляют квартиры, работу в медицинской, в строительной сфере. Среди моих министров есть русские. Мы проводили День культуры России. Наши местные русские казачки пели старинные песни.

     А.П. Считается, что в России, где 80% населения русские, они являются государство-образующей нацией. Это так и не так. Потому что чеченцы, прекратив воевать, спасли Российское государство. И в этом смысле, они тоже государствообразующий народ. Грозный, который поражает своей красотой, величием, является одной из столиц России.

     Р.К.
Это так. Но мы не очень интересуемся этой философией. Мы считаем, что наш народ прошел через много бед, ошибался, преодолевал ошибки, выбрал правильный путь. Я знаю, что наш народ будет очень хорошим защитником российской государственности. Пусть, благодаря Аллаху, у России всегда будет всё хорошо. Но если наступят трудные времена, то в лице чеченцев Россия найдет верных сыновей. Пусть каждая республика, каждая область готовят своих сыновей на трудный случай, чтобы они были сильными, верящими, бесстрашными. Для чего нужно оружие? Я всегда ношу с собой пистолет, чищу его, проверяю, никогда не достаю. Но если возникнет опасность, я достану и выстрелю. Так и регионы — пусть готовят сыновей на защиту Родины.

     А.П. Помню, во время второй войны я ехал на "бэтээре" по полю, и из-под колес транспортера выдавливалась нефть: зеленая, густая, как варенье. Чечня — нефтяная страна. Почему до сих пор не восстановили нефтеперерабатывающий комплекс Чечни?

     Р.К.
Надо спросить "Роснефть" и Богданчикова. Два миллиона нефти выкачивают, а нам ни копейки не платят. Все налоги за нашу нефть получает Москва. Федеральный центр всё время находит какую-то объективную причину, мешающую построить в Чечне завод. Миллиарды получает Москва за нашу нефть. Ладно, пусть забирает, но нашу долю налогов, долю денег за нашу нефть пусть оставляют в Чечне. Может, думают, что мы получим нефть и захотим отделиться? Это глупость. Маленькая территория, высокая рождаемость, земли не хватает. Если кончится нефть, куда мы пойдем? Как можем мы без России?
А.П. Как бы народ воспринял объединение Чечни и Ингушетии?

     Р.К.
Я бы не пошел на это.

     А.П. Почему?

     Р.К.
Зачем мне дополнительная головная боль? Если бы это был Дагестан, можно объединяться, там Каспийское море. Краснодар — богатые земли. А с Ингушетией? Что там? Одни проблемы. Я и так едва справился со своими проблемами. В Ингушетии хороший Президент, мужественный человек, честный, ведет нормальную политику. Пусть ингуши живут с нами, как добрые соседи.

     А.П. Рамзан, вы не раз произносили слова о своей вере, своей духовности. А были ли в вашей жизни случаи, когда Аллах напрямую говорил с вами, подсказывал вам решения, когда Всевышний вмешивался в вашу волю?

     Р.К.
Так бывает всегда. Когда я принимаю решения, я остаюсь один и спрашиваю у Аллаха, прав ли я. Только тогда, когда я слышу от него одобрение, я принимаю окончательное решение. Почему мне многое удается? Есть умнее меня, образованнее меня, красивее меня, сильнее меня. Я — сельский парень, который нормально закончил школу. Потом была война, хаос, развал. Я — дитя войны. Поэтому что бы я мог получить без помощи Всевышнего?

     А.П. Значит, вы — избранник?

     Р.К.
Не знаю. Но если у меня получается, если у моего народа получается, — это значит, что Аллах простил нас за грехи и желает нам блага.

     А.П. Ваш телеканал "Кавказ" вещает не только на Чечню, но и на Европу, на Ближний Восток. Вы ставите себе целью объединить всех живущих на земле чеченцев. Вы собираете Чечню. Вы даже с Закаевым ведете переговоры о его возвращении. Ведь это огромная задача — собрать разбросанный взрывом народ.

     Р.К.
У чеченцев было и есть немало сильных лидеров, множество разных мнений и группировок. Я собрал лидеров этих группировок и сказал: "Дорогие мои, я по воле Всевышнего стал Президентом. Вот вам любая отрасль хозяйства, любая сфера жизни: сельское хозяйство, культура, наука, здравоохранение. Я назначу любого от вас человека, пусть работает, но вы не мешайте. Я гарант конституции, и хочу видеть мой народ единым. Мы прощаем тех, кто раскаялся в совершенных грехах, вышел из леса и вернулся к мирной жизни. Мы их прощаем, и разве это преступление? Мы ведь не обвиняем огромное войско федералов, которое шло и все сметало на своем пути. Наш народ был разделен. Моего отца убили ваххабиты, а мы раскаявшихся боевиков принимаем в свои ряды. Это и есть единение расколотого народа. Мы должны поставить точку и не обвинять друг друга. Тогда наступит процветание. У нас есть заповедь: в любой ситуации славить Аллаха. Тебе хорошо — говори: "Слава Аллаху"! Тебе плохо — говори: "Слава Аллаху"! Когда тебе невыносимо, — говори: "Слава Аллаху!" И он тебя спасёт.

Царские голодоморы

Всероссийский голод 1891 года охватил более 40 миллионов людей, из них умерло — по официальным данным — более 2-х млн. взрослых лишь русских наций, ибо «инородцев» в те годы вообще еще не охватывали статистикой, по свидетельству газет тех лет и графа Льва Николаевича Толстого.

Потом были другие общероссийские «голода» 1900-1903 годов, охвативших те же 40 млн., когда умерли 3 млн. взрослых; 1911 года, после пресловутых реформ Столыпина, охвативших не менее 30 млн., когда умерло еще 2 млн. взрослых...

А ведь были еще и местные, краевые «голода», в той или иной части Империи почти каждый год, от которых умирали еще другие миллионы взрослых...

Гипатия

Гипатия. Сожжение Алекандрийской Библиотеки.

 В IV веке по всей Римской империи прокатилась волна свирепых погромов языческих храмов и безжалостного преследования инаковерующих ученых со стороны христианской церкви. Так, жадной до наживы толпой христианских монахов в 391 году была сожжена знаменитая Александрийская библиотека, насчитывавшая до 7000 тысяч ценных рукописей. Библиотека помещалась в роскошном храме египетского бога Сераписа. От храма и библиотеки остался один только прах да фундамент, сложенный из очень тяжелых плит. Поводом варварского уничтожения языческих храмов были, конечно, не благочестивые стремления христиан, а их неукротимая алчность.

Главой христианских банд, уничтожавших величайшие культурные ценности народа, был не кто иной, как сам архиепископ Феофил, наживший путем грабежей языческих храмов несметные богатства и снискавший среди египтян прозвище «христианского фараона». Архиепископ Феофил тратил баснословные денежные суммы на подкуп служителей в императорском дворце и содержал там на своем жалованье массу шпионов, которые доносили ему обо всех «земных делах» царедворцев, на ход которых он оказывал большое влияние.

Со смертью Феофила продолжателем всех его «святых» дел стал его племянник Кирилл. Новый преемник приумножил славу «святой» церкви тем, что организовал в Александрии и других городах еврейские погромы и спровоцировал расправу над знаменитой Гипатией, последней видной представительницей древнегреческой философии и математики.

Гипатия, по описанию историков, была женщиной необыкновенной красоты и большого ума. Отец Гипатии — Теон Александрийский, крупный ученый-математик, написавший весьма ценные толкования к астрономическому сочинению Птолемея и на знаменитые геометрические «Начала» Евклида.

Образование Гипатия получила под руководством своего отца, принадлежавшего к числу ученых Александрийской школы. Гипатия, помимо математики, занималась также философией и астрономией. Ее сочинения до нас не дошли. Но хорошо известно, что Гипатия написала обстоятельные комментарии по теории конических сечений Аполлония Пергского и на алгебраические сочинения Диофанта Александрийского. Кроме того, ею составлен ряд работ по философии и астрономии.

Утверждают, что Гипатии принадлежит честь изобретения ареометра — прибора для определения плотности жидкости, астролябии — прибора для определения широт и долгот в астрономии — и планисферы — изображения небесной сферы на плоскости, по которому можно вычислять восход и заход небесных светил.

Около 400 года Гипатия была приглашена читать лекции в знаменитую Александрийскую школу. Она заняла кафедру философии, одну из ведущих кафедр школы. Лекции она читала при большом стечении слушателей. Слава о ней разнеслась далеко за пределы Александрии. Свои лекции Гипатия обычно начинала с изложения избранных вопросов математики, затем переходила к ее приложениям и другим наукам, совокупность которых составляла древнюю философию. На поклон к женщине-философу и математику со всех концов Римской империи стекались ученые, чтобы приобщиться к источнику красоты и ума. Поэты слагали о ней стихи. Вот одно из таких посвящений:

Когда ты предо мной, и слышу речь твою,

Благоговейно взор в обитель чистых звезд

Я возношу, — так все в тебе, Гипатия,

Небесно — и дела, и красота речей,

И чистый, как звезда, науки мудрый свет...

Ясно, что эта растущая в народе популярность язычницы Гипатии не нравилась «святому» архиепископу Кириллу, и он задумал уничтожить ее. Ему не стоило особого труда натравить на нее монахов. Скоро представился и подходящий случай. Поводом послужила насильственная смерть одного из христиан города. Убийца не был известен. Есть основание предполагать, что все это было подстроено приспешниками Кирилла. Архиепископ дал понять монахам, что убийство совершено язычниками, а вдохновителем этого убийства является Гипатия. Этого было вполне достаточно, чтобы спровоцировать фанатичную толпу на самосуд.

Разъяренная толпа с гиком негодования бросилась к дому, где жила Гипатия, но там ее не оказалось. Тогда убийцы расположились у дверей дома и стали ждать ее возвращения. Скоро к дому подкатила колесница с ничего не подозревавшей Гипатией. Толпа с ревом набросилась на нее. Сорвала ее с колесницы и поволокла в церковь. Там, под сенью распятого Христа, изодрав в клочья всю одежду, несчастную изуродовали обломками черепиц и битых сосудов. Затем тело мученицы волочили по улицам Александрии. Когда порыв бешенства толпы немного утих, тело Гипатии было разрублено на куски и сожжено на костре.

Чтобы замести кровавые следы гнусного злодеяния, представители церкви позднее придумали версию, что Гипатия умерла от рук язычников, что церковь в ее смерти совершенно не повинна. Для большей убедительности Гипатию объявили «святой» и стали называть «святой великомученицей Екатериной».

Но это еще не все. Через несколько столетий церковники «открыли» мощи святой великомученицы Екатерины и на этом успокоились. Так церковь путем грязных махинаций свалила вину с больной головы на здоровую. Но память народа долговечна и ее не обмануть.

С гибелью Гипатии Александрийской фактически закатилось солнце древнегреческой математики. Гипатия была ее последней представительницей. Конечно, были математики и после Гипатии, но их творческий накал был куда слабее. «После этих последних вспышек пламя греческой математики погасло, как догоревшая свеча».

Наш канал на Youtube


Видео онлайн

Видео online

Последние материалы