"Трезвость - здравая рассудительность, свобода от иллюзий и самообмана" - народная мудрость

С кем или с чем бороться за ТРЕЗВОСТЬ.

ПРИЛОЖЕНИЕ к статье «ЕЩЁ РАЗ О ПРИЧИНАХ»

«Было совершенно непонятно, зачем разрушать башни, терять на этом смелых товарищей, время, средства, оружие – через десять-двадцать дней башню все равно восстановят, и все пойдет по-прежнему, с той только разницей, что население окрестных деревень своими глазами убедится, какие гнусные дьяволы – эти выродки.

…я не хочу валить башни, это бессмысленно! Я хочу драться против тирании, против системы лжи, а не против системы башен! …Совершенно очевидно, что башни ретрансляционные, а значит, надо бить в центр, а не сколупывать их по одной…»

 

А. и Б. Стругацкие. «Обитаемый остров».

 

И.П. Клименко,

член координационного совета Союза борьбы за народную трезвость:

 

«Здравствуйте, уважаемый Евгений Георгиевич!

С интересом прочитал статью «Еще раз о причинах», статью на ту же тему, что и ранее в «Фальшивых мишенях» и др. Ваших работах. Очень Вам благодарен за эти статьи!

Если Вас интересует мое мнение, то оно следующее: я готов с Вами (да и не то чтобы с Вами, а с Шичко) согласиться, что «единственной причиной употребления алкоголя населением является его питейная запрограммированность». Однако я не готов так сразу согласиться с развитием Вашей мысли в данном направлении. Из этого неоспариваемого мной мнения Шичко вы делаете дальнейший вывод, что целью ТД является борьба с алкобизнесом, т.е. борьба с «программирующим органом».

Вот здесь я не уверен... Ведь сам Шичко не боролся с алкобизнесом – он боролся с питейной запрограммированностью в головах реальных людей, приходивших на его лекции, занятия».

 

Е.Г.Батраков: Да, действительно, Геннадий Андреевич проводил курсы по дезалкоголизмии, но причислять Шичко к людям аполитичным, социально-сонным – нет оснований. Ведь это его перу принадлежит, в частности, письмо «Дальше отступать некуда!», которое было направлено в Президиум XXVI съезда КПСС, в котором Г.А.Шичко писал:

«Над нашим народом нависла смертельная опасность. Имя ее – пьянство. … Предлагаем внести следующий новый пункт во второй раздел проекта «Основные направления экономического и социального развития СССР на 1981-1985 годы и на период до 1990 года»:

Разработать и в течение XI пятилетки реализовать целевую комплексную программу свертывания продажи алкогольных напитков и введения трезвости в СССР.

Пора решительно и навсегда избавиться от позорного и пагубного занятия, сдерживающего наше развитие и уродующего жизнь советских людей, – поглощения алкогольной отравы. Трезвость – неизбежное будущее нашего народа».

Нужно отметить, что для того времени подобная постановка вопроса была просто сверхвызовом тоталитарной системе. Причем, сделано это было еще до известного выступления академика Ф.Г. Углова в Дзержинске (1981 г.), выступления, которое привело к ряду жестких репрессивных мер против самого же академика. А расправляться «крыша» Алкобизнеса могла и покруче. Вспомните, хотя бы, судьбу М.Д. Челышова, который «несмотря на богатырское здоровье, неожиданно умер в 49 лет 15 сентября 1915 года». (А. и И. Демидовы. «Её величество Самара», http://www.samaraart.ru/history).

Далее, в статье «Трезвость: наше неизбежное ближайшее будущее», говоря о путях искоренения алкогольного зла, наряду с такими мерами, как установление «порядка, при котором производство и распространение спиртных напитков пред­ставляли бы собой невыгодное занятие», Г.А.Шичко предлагал:

«Введение строгого наказания за явную и тайную, прямую и косвенную пропаганду алкоголепития средствами массовой информации и искусства. При­знание использования этих каналов для питейного программирования населения – преступлением. Каждый человек имеет право на правду, на защиту от лжи, рас­пространяемой любителями спиртного».

Это ли не борьба «с алкобизнесом, т.е. с «программирующим органом»?

А вот и прямое указание Геннадия Андреевича:

«Чтобы не было алкоголиков, нужно, чтобы люди не употребляли спиртное, а для этого необходимо отказаться от питейного программирования, прекратить распространение проалкогольной лжи».(Г.А.Шичко. Разработка индивидуального психофизиологического подхода. Ленинград, 1981 г.).

И еще одно свидетельство, поясняющее позицию нашего Учителя.

В своем выступлении в связи с 80-летием со дня рождения Г.А.Шичко, член Союза писателей России Люция Павловна Шичко-Дроздова сказала:

«Как всякий учёный, Геннадий Андреевич, занявшись алкогольной проблемой, перво-наперво задался вопросом, почему люди пьют. Этот вопрос ставили многие и отвечали на него по-разному. Одни говорили: пьют от достатка, поэтому надо поднимать цены на алкоголь, делать его недоступным. Другие, например Энгельс, считали: пьют от нищеты, от безысходности. Толстой полагал: пьют, чтобы совесть заглушить. А иные скажут: для снятия стресса, для «сугреву» и т. д. Отвечая на этот вопрос, Геннадий Андреевич сделал свой вывод: «Люди пьют потому, что они питейно запрограммированы».

Что такое питейная запрограммированность, из чего она состоит? Она состоит из установки или настроенности на питие, программы и питейного убеждения.

Настроенность появляется в раннем детстве, когда ребёнок наблюдает веселящихся самых дорогих ему людей. «Это хорошо, – думает он, – красиво, так будет и у меня, когда я вырасту». Примерно в то же время формируется и программа, что пить, с кем пить, сколько. Программа не является постоянной, с годами она изменяется. И, наконец, складывается питейное убеждение: пить это естественно, необходимо. Подросток пока не пробовал хмельное, но его сознание, измененное ложными представлениями, подготовлено к винопитию и он будет пить, преодолевая отвращение, а иногда и яростное сопротивление организма.

А теперь представьте человека, приехавшего из страны, где ничего не знают об алкоголе. Будет он пить? Нет. Это зелье ему не по нутру, как в древности оно не понравилось первым «дегустаторам». По преданию Икарий, получивший от Дионисия виноградную лозу, угостил своим вином пастухов. Они выпили. Почувствовали явное недомогание, решили, что их отравили, и, когда пришли в себя, попросту убили первого винодела.

Сейчас виноделов не убивают, напротив им деньги хорошие дают. Около них жируют питейные программисты – это представители средств массовой информации, продажные актёры, писатели, журналисты – целая армия убийц народа. Эту армию пополняют и невольные программисты: друзья, подруги и одурманенные родители.

Господи, какая лавина обрушилась на нас, и нет заступника. А что же правительство? Оно должно блюсти интересы народа, если правительство национальное.

Как-то Гитлера спросили: а после победы, что же вы будете делать с такой огромной страной, как управлять её народом? Он ответил: никакой гигиены, только водка и табак. Как лапидарно и точно выразил свою позицию оккупант.

И теперь я точно знаю, какие бы красивые слова ни говорили правители, какие бы они ни давали заманчивые обещания, если в стране идёт наращивание продажи и производства алкоголя, значит правительство не национальное, правительство оккупационное.

Что же делать? Не пить! Мы не имеем права пить. За нами Россия. Александр Невский своим воинам сказал: «Бейся там, где стоишь!»

Если каждый сегодня перестанет отдавать свои гроши за смертоносное оружие коварных оккупантов, завтра им нечего будет делать на нашей земле. Выдворили же из своей страны английских колонизаторов индусы, когда перестали с ними взаимодействовать.

Вперед, друзья, победа будет за нами!»

(Л. Шичко-Дроздова. Слово есть Бог. С.-П., 2003, с.30-32)

Ну, нужны ли тут комментарии, Иван Петрович? И после этого Вы будете продолжать настаивать на том, будто бы «сам Шичко не боролся с алкобизнесом»?..

А даже если б он и не боролся, мы-то имеем ли право быть в отстое?! А если не имеем, то не деградирует ли та часть нашего движения, которая трусливо и расчетливо уклоняется от этой борьбы?

 

И.К.: Из вышеупомянутой Шичко причины пития вы делаете вывод: НАША ЦЕЛЬ – борьба с алкобизнесом, а я могу сделать при желании и другой вывод: НАША ЦЕЛЬ – борьба с питейной запрограммированостью населения, или НАША ЦЕЛЬ – трезвенное перепрограммирование населения.

Е.Б.: При желании, конечно, Вы – можете. Я ж Вам – не указ. Можете позволить себе думать: согласен с тем, что есть рабы и беда рабов в том, что существует рабство, но я не согласен с тем, что нужно бороться с рабовладельцами, которые через свое лобби в Государственной Думе и при поддержке со стороны правительства проводят законопроекты, позволяющие травить население на законном основании. Будем бороться и далее с кнутом, в крайнем случае, с надсмотрщиком, бродящим по плантации. Но не дай бог, ввязаться в борьбу с теми, кто повыше!

И, с другой-то стороны, Иван Петрович, Вам не кажется, что как-то нужно объяснить свою позицию, сильно попахивающую аморальностью: причины знаю, но с причинами бороться мы не будем, бороться будем – со следствием?

В.Г.Жданов в одном из выступлений использовал отличную метафору: ходят люди по дому с тряпками, собирают с пола воду. Тут появляется сосед и говорит: ребята, так вы ж сначала кран-то закройте?!

Э-э, – говорят ему «затопленники», – «кран закройте» – это проще всего! Вы вот попробуйте так сделать, чтоб вода из крана текла, а пол сухим был бы!

Жданов, правда, не сказал, – а я уж кричу об этом, – что «закрыть» нужно еще и того, кто этот кран открывает. Только тогда ведь и будет надлежащий порядок. Иначе, вы кран на кухне укрутите, а пархатая «ломехуза» в ванне развинтит. Вы в ванне увинтили, а он вам на кухне раскрутил?!..

Знаете, я лично при Горбачеве до отрыжки набегался: убрав одну «амбразуру» «по требованию населения», через пару дней горисполком два-три других «гадюшника» на «большой дороге» выставлял. Абаканские трезвенники посопели-поднатужились и…. А власть советская – в иных местах…

Забава у нас такая всесоюзная была – борьба с «точками», торгующими вино-водочными изделиями…

Сегодня вы предлагаете нечто похожее: распрограммируем-ка отдельного алкоголика!

Ю.А.Соколов, председатель Объединения «Оптималист», долго стоял, как вкопанный на Ваших идейных позициях, но к 2001 году пришел к несколько иным воззрениям, и сказал так:

«Да, это хорошо, это почетно, это здорово, когда мы протягиваем руку, оказываем помощь упавшим, помогаем им подняться…. Но давайте будем откровенны, ведь это же по существу, по большому счету – сизифов труд. Да, надо помогать! Да, надо протягивать руку упавшим! Но ведь смотрите: мы одного вытащили – нам общество подкидывает сотню других. Значит, надо что-то менять в нашей работе, в нашей деятельности?»

(V съезд Объединения «Оптималист», г. Владимир, 18 января 2001 г.).

Я не стану гадать и утверждать, что именно имел в виду Юрий Александрович под этим «что-то менять», но совершенно очевидно: он уже тогда чисто практически пришел к выводу о полной тщете того, что предлагаете Вы сегодня.

Далее, Вам ли не знать, что попытка переориентировать трезвенническое движение с борьбы против программистов и тех, кто эту «музыку» заказывает и щедро оплачивает, на борьбу со следствием – это и есть нейтрализация этого самого движения?! Вы же изучали историю России, историю революционной мысли (Новое время)? Вспомните Я.В. Абрамова, который в конце XIX века выдвинул идею деполитизированного «хождения в народ».

Похаживали и – что?..

Единственная польза от народничества – показало, как не нужно делать дело.

А как нужно?

А так, как смогшие получить реальный результат. В частности, российские социал-демократы, то бишь, большевики. Они нам, конечно, не особо симпатичны по целому ряду позиций, но – помехой то не должно быть в учебе. Потому что создали они технологию успеха – технологию низложения идеей. А коль так, то зачем же открывать открытое? Берите и – пользуйтесь! Если, конечно, интересует результат, а не простое соучастие. А коль лишь соучастие, то, знамо дело, нужно дружнехонько провозглашать единственное: «НАША ЦЕЛЬ – трезвенное перепрограммирование населения»! И – таскать этот «сизифов камень»! Но тогда ведь… таскать нам, не перетаскать!?..

Есть вариант еще похуже – тот, о котором писал ренегат Сушинский: прочитал я лекцию, и все бросили пить, а через месяц глянул – они опять за бутылками жизнь коротают.

Народники делали ставку только на просвещение крестьян, декабристы – только на «перехват» власти. И первые, и вторые «остались с носом». А вот социал-демократы – пропаганду средь народа вели, но так, что работала она на главное – на низложение власти класса, живущего за счет прибавочной стоимости.

И они победили…

Другая, и столь же слабая, как вышеотмеченная, сторона попыток свести свою деятельность к устранению проалкогольной запрограммированности из частных голов, заключается в том, что человек не просто существо социальное, то есть, зависящее от общественного мнения, но зависимое еще и от той позиции, которую занимают «первые лица» государства: высший закон выживания стада и общества – ориентация на вожака.

Люди, толпа, масса, общество – стремятся жить в согласии с «вождями». Поэтому, чтоб вы, Иван Петрович, – трезвенник, выступающий, фактически, как отщепенец, как диссидент, как носитель взглядов, отличающихся не просто от взглядов господствующих, но являющихся сутью государственной политики, – ни говорили бы, большинство не пойдет, ни с вами, ни за вами. Это очевидность, которая является аксиоматикой жизни и социологии.

Вот почему разрешение трезвого вопроса просто необходимо не только возлагать на хорошо организованную, структурированную, финансово обеспеченную силу, состоящую по преимуществу из нонконформистов, не только поднимать его до уровня борьбы с Алкобизнесом, но и увязывать со сменой политического режима, являющегося средством дегуманизации народа, «крышей» растлителей, обслугой индустрии аморализма, выразителем пронаркотических интересов известного сброда негодяев.

Должен вам заметить, что ведь и сто лет тому назад эта проблема рассматривалась уже не как сфера простых индивидуально-личностных пристрастий, не как простое бытовое пьянство, в котором виноват исключительно и единственно сам пьющий. В частности, Анатолий Федорович Кони, выдающийся судебный оратор, юрист, публицист писал так:

«…к воспрещению казенной продажи водки и спирта… могут быть применены слова Пушкина о «рабстве, павшем по манию Царя». (А.Ф.Кони. Избранное. М., «Советская Россия», 1989, с.77).

О том же и так же, юрист, общественный деятель, член Всероссийского Трудового Союза Христиан-Трезвенников Н. Коломаров:

«…мы ведем теперь не только войну с немцем, но и войну за трезвое счастье России. …

Объединимся же, русские люди, и повергнем в прах врага земли Русской – зеленого змия и всех его змеенышей!» (Н. Коломаров. Теперь или никогда! Петроград, 1915 г., с.18, 55)

А выиграть войну, освободиться от рабства, как вы понимаете, невозможно худосочными силами одиноких кустарей-диверсантов и доморощенных пропагандистов-агитаторов. Нужна, повторюсь, сила – трезвенническое движение - организованное, направляемое не против последствий, но против причины. Причем, с одной стороны, взгляды движения должны разделяться значительной частью населения, а, «с другой стороны, все недостатки общества должны быть сосредоточены в каком-нибудь другом классе, для этого определенное сословие должно быть олицетворением общих препятствий, воплощением общей для всех преграды; для этого особая социальная сфера (в нашем случае – алкоторговля. – Е.Б.) должна считаться общепризнанным преступлением в отношении всего общества, так что освобождение от этой сферы выступает в виде всеобщего самоосвобождения. Чтобы одно сословие было par excellence (по преимуществу. – Е.Б.) сословием-освободителем, для этого другое сословие должно быть, наоборот, явным сословием-поработителем». (Маркс К., Энгельс Ф., Соч., 2-е изд., т.1, с.425)

Речь-то ведь идет, Иван Петрович, о сломе машины проалкогольной эксплуатации, о демифологизации сознания целого народа, о разрушении системы верований...

 

И.К.: Вы понимаете, что то, что сформулировали Вы и то, что сформулировал я – это разные вещи? По крайней мере, Ваш вывод – это не единственно возможный при опоре на идеологию Шичко.

Мне вообще не нравится парадигма «борьбы со злом», мне больше нравится «насаждение добра».

Вот, например, Церковь – она (в идеале) призвана к борьбе за души людей (это перифраз от моей цели), но она не призвана (или по крайней мере эта не основная тема) к борьбе с Дьяволом (это перифраз от вашей цели).

Я не исключаю необходимости борьбы с алкобизнесом и даже понимаю и признаю, что такая борьба необходима. Я лишь высказываю свою мысль, что Вы в своей риторике перегибаете, на мой взгляд, палку и говорите лишь о «борьбе ПРОТИВ», не говоря о «борьбе ЗА»...

Е.Б.: Я, как Вы заметили, веду речь о том, что в нашей стране идет ВОЙНА. И это не метафора. Но если идет война, то хорошо ли выглядит Ваше «насаждение» мира? Возможно, Вас увлекла риторика предателей, которых наш публицист И.В. Николаев совершенно верно окрестил коллаборационистами, – теми, кто сегодня сотрудничает с врагами России…

Сегодня скачал и посмотрел фильм «Пьяная жизнь» из серии «Особо опасен». Молодая женщина, будучи в подпитии, буквально загрызла насмерть своего трехлетнего ребенка. У нас, в Хакасии мужик зарезал свою сожительницу и сам повесился на ручке холодильника, а двухлетний малыш ползал рядом с кровавой лужей и с трупами рядом в соплях и слезах, голодный и перепуганный трое суток.

Я допускаю, что пацифисты от трезвости, призывающие нюхать цветочки и ласковым голосом говорящие о прекрасном, тоже могут быть…. Пусть они, – глухие и слепые, – сейчас, когда «столько боли вокруг», – тоже будут. Но я-то ведь ищу со своим фонарем, – с газетой «Оптималист», – соратников, которые не могут и не способны делать вид, будто б знать не знают о том, что творится рядом с ними, за стеночкой в соседской квартире.

Так что, извините, эта Ваша «борьба ЗА» – не для меня…. Вот когда победим Альянс проалкогольных негодяев, так тогда и будет весь этот мажор…. А пока – не то времечко на дворе…

 

И.К.: Теперь об ограничительных мерах...

Я согласен с Вами, что это не главное, но не согласен с вами, что на это вообще не нужно ориентировать усилия ТД. Или вы хотите отменить весь двухсотлетний опыт борьбы мирового ТД??? Ведь это была борьба именно за ограничения (само собой разумеется, что это было не единственное, трезвенное просвещение велось – это само собой).

И Американская ограничительная система 100 лет назад и Скандинавская система 100 лет назад. Откуда они взялись? Ведь это ТД требовало этих мер! Разве нет? Скажете, что это было неэффективно?

Е.Б.: Иван Петрович, Вы, написав «200 лет» и «100 лет», после этого задаете вопрос: «Что это было неэффективно?»

Тут даже иронизировать не хочется. Тем более что в отличие от неслабо пьющей Америки, у нас ни сотни, ни тем более, двухсот лет в запасе нет.

С другой же стороны, это мировое, аполитичное ТД хоть чего-то путного добилось?

Подозревая, что Вы не в курсе, я специально для Вас подготовил небольшую справку по США:

 

14 млн. жителей США – или каждый тринадцатый взрослый американец – алкоголик. Еще несколько миллионов американцев употребляют спиртное регулярно и в столь больших количествах, что находятся на пороге алкоголизма.

Согласно Federal Household Survey, 48 млн. американцев (всего в стране проживает около 282 млн. человек, почти 80 млн. из них несовершеннолетние) употребляют алкоголь, как минимум, один раз в неделю. 32% любителей спиртного, как минимум, один раз за год напиваются допьяна.

Добавим сюда же: около 16 млн. американцев регулярно употребляют наркотики, а 66 млн. – курят. По данным Национального Института Изучения Алкогольной Зависимости и Алкоголизма\National Institute on Alcohol Abuse and Alcoholism, 53% жителей США утверждают, что среди их близких есть человек, у которого есть серьезные проблемы с употреблением алкоголя.

По крайней мере, 1400 учащихся колледжей США ежегодно погибают в результате инцидентов, связанных с потреблением алкоголя. Алкоголь является причиной 500 тыс. различного рода травм и 70 тыс. актов сексуального насилия, фиксируемых каждый год.

По данным Администрации Безопасности Дорожного Движения\National Highway Traffic Safety Administration, в 2002 году «благодаря» спиртному на дорогах США погибло более 17 тыс. человек (41% от общего числа погибших в ДТП).

По информации Бюро Юридической Статистики\Bureau of Justice Statistics, примерно 40% всех преступлений в США совершаются преступниками, находящимися в состоянии подпития.

По подсчетам общественной организации Common Sense for Drug Policy, 21% преступников, содержащихся в тюрьмах США, совершили свои преступления в состоянии алкогольного опьянения. Более 40% убийств совершались после употребления преступником алкоголя.

Большинство любителей потребления больших доз алкоголя – молодые люди (при этом, в магазинах и барах запрещено продавать спиртное и сигареты американцам, не достигшим 21 года). Большинство американских подростков впервые пробуют алкоголь в 13-летнем возрасте. В старших классах примерно половина учеников пьют спиртное хотя бы раз в месяц.

Каждый год учащиеся американских колледжей тратят на покупку спиртного $5.5 млрд. – больше, чем на покупку безалкогольных напитков, молока, сока, чая, кофе и книг вместе взятых.

По данным Министерства Здравоохранения США\US Department of Health and Human Services, алкоголь ежегодно наносит стране ущерб в размере $185 млрд. При подсчете были учтены как прямые, так и косвенные статьи расходов.

В 2003 году Национальная Академия Наук США\National Academy of Science опубликовала доклад, в котором сообщалось, что употребление алкоголя несовершеннолетними ежегодно наносит экономике США ущерб, превышающий $51 млрд.

66% американцев в возрасте 18-49 лет предпочитают пиво.

(По материалам WashingtonProfile. См. www.washprofile.org)

 

Вот это, Иван Петрович, и есть результат «200-летнего опыта борьбы мирового ТД», с помощью которого Вы с таким апломбом пытаетесь меня обезоружить и обескуражить?

 

И.К.: «Ведь сами цитируете в этой статье Введенского, который писал, что запрет является НЕОБХОДИМЫМ, но недостаточным условием отрезвления!

Зачем же говорите, что нам не нужно бороться за ограничения? Вы не согласны с Введенским, что запрет необходим??»

Е.Б.: Вы меня тут про что спрашиваете, Иван Петрович? Про ограничения или про запреты?

Ограничения это когда одним нельзя, а вот некоторым можно; при детях – ни в коем случае, без них – пожалуйста; днем – запейся-залейся, ночью – ни-ни…

В сущности, борьба за ограничения это пособничество с тем, что насочинял дагестанский алкогольный абсурдист Расул Гамзатов:

Пить можно всем.

Необходимо только

Знать – когда и с кем,

За что и сколько.

Я не думаю, что трезвенникам нужно ошиваться в подручных у этого господина, которого однажды за пьянку даже вытурили из Кремлевской больницы.

Запрет – это: нельзя никому, нигде, никогда и по любому случаю.

Я – за запрет. Но против ограничений, т.е. против полумер. Еще и потому, что ограничения – это торжество лукавства, беспринципности и лицемерия.

Вы, я надеюсь, не за лицемерие, не за беспринципность, не за лукавство?

Для того чтобы запрет мог вступить в законную силу на правах хозяина, нужно своевременно создать и соответствующие условия для его существования:

1. Как предложил А.А.Зверев, законодательство приводится в соответствие с давно установленным фактом: алкоголь – яд. («Трезвая Россия», № 30, 2010 г., с.4).

2. Прекращается поддержка Алкобизнеса со стороны государства.

3. Пропаганда алкоголепития приравнивается к пропаганде войны и человеконенавистничества. Это касается, конечно же, и той пропаганды, которую сегодня, подстраиваясь под отсталые, садомазохистские настроения обманутого населения, ведут В.Цыганова, Л.Якубович, М.Швыдкой и им подобные.

 

И.К.: «Да ведь само наличие алкоголя на прилавке и лиц его покупающих и употребляющих является программирующим фактором для остальной части общества. И это даже в отсутствии целенаправленного программирующего воздействия алкобизнеса.

Зачем же говорите, что мы не должны бороться за запреты? Может и сухой закон не нужен, просто перевоспитаем всех и готово дело – а алкоголь пусть остается на прилавках красивым, дешевым и доступным?»

Е.Б.: Интересно, как Вы себе это представляете, – «останется на прилавках», – если я говорю о бескомпромиссной борьбе с проалкогольным Альянсом? Алкоголь, ныне подаваемый, как «пищевой продукт», должен быть поставлен вне закона! Если так, то какие тут могут быть разговоры про «красивый, дешевый и доступный»?

Г.А.Шичко в известной статье «Против абсурдизма» совершенно справедливо писал:

«Важен не отрыв людей любой ценой от бутылки, а вооружение такими научными знаниями, под влиянием которых они осмысленно отвергнут ее».

Что тут можно возразить?

Но – чтобы вооружить людей знанием правды, нужно же прежде идейно разоружить распространителей лжи, разрушить господствующую в обществе систему тотального оболванивания, нейтрализовать гегемонию проалкогольных абсурдистов, политических прохиндеев и негодяев, так или иначе заинтересованных в пьющем, в пассивном, в безмолвствующем народе? Вот наипервейшая задача движения! И для решения именно этой задачи и нужно Трезвенническое движение – Движение против тех, кто против трезвости.

Важно понимать: не все, говорящие об алкоголе, выступают против алкоголя и преследуют одну и ту же цель.

Есть, например, борьба с пьянством – с теми, кого, – как тонко подметил В.Г. Жданов, – уже споили. Этой борьбой успешно занимаются бравые пропагандисты «умеренного» пития – церковники, наркологи и виноделы.

Есть борьба за трезвость – то, что Вы имеете в виду, – утверждение позитива с помощью личного примера: тугие мышцы, бодрый настрой, розовые щеки, отменные зубы и желваки, в общем, борьба «ЗА».

Есть борьба за здоровый образ жизни – это, судя по публикациям, некий мутант – производное от теории культурного пития и борьбы «ЗА».

И еще есть то, чем 30 лет занимаются такие, как я: борьба против тех, кто против трезвости.

Реестр, таким образом, широчайший – на любой вкус…

 

Возможно, Иван Петрович, я Вас не убедил и не порадовал… Оно и понятно, ведь мы ж о разном. Вы – о спасении конкретной души, о деятельности православного братства, о клубе трезвости... Но общественное трезвенническое движение и люди, объединенные в клубы – это принципиально разные образования. Движение – масса людей, стремящаяся к изменению социально-политической действительности. Клубисты же ничего вокруг себя менять не думают. У клубистов такого даже в замыслах нет. Они заняты проживанием персонально-личного: ходят в горы, в лес, в театр; пьют чай, любуются друг другом, демонстрируют свои собственные таланты и способности.

В клуб люди собираются благодаря личностной неудовлетворенности, а в движение по причине неудовлетворенности социальной. Движение возникает, существует и развивается, как результат конфликта между людьми и социальным явлением. В данном случае, явлением, которое называется алкогеноцид. И каждое движение стремится к самоуничтожению через разрешение существующего конфликта, т.е., в нашем случае, через ликвидацию алкогеноцида. При ликвидации геноцида историческая миссия движения завершается, и движение сходит с исторической арены. Вот тогда-то наступает самое прекрасное время для говорящих «ЗА»!

Ну, а пока… А пока в стране идет этническая, информационно-химическая война…

Об этом и книга «Демогеноцид» ветерана нашего ополчения Бориса Ивановича Искакова.

Об этом же и лекции председателя СБНТ Владимира Георгиевича Жданова «Трезвость – наше оружие» и «Алкогольный террор против Святой Руси».

Об этом же и педагог Александр Николаевич Маюров в своей книге «Алкогольно-наркотический геноцид России»:

«Нашему Отечеству объявлена тотальная алкогольно-наркотическая война. Война, где не всегда мы увидим врага, где нет разделительных линий и фронтов, где неизвестны командиры, где нет героев и победителей. Но в этой коварной и чрезвычайно опасной войне есть жертвы, есть миллионы жертв. Налицо истребление целых народов, населяющих нашу страну».

Так, Иван Петрович, если идет война, а некий субъект бодро снует меж всеми, – гибнущими и обезумившими, – и твердит, твердит, твердит: «Я – ЗА мир!», – то не следует ли такого пацифиста-деморализатора…

Так что ж Вы себя-то самого к стенке ставите?..

Март 2010 г.

 («Оптималист», №4 (136), апрель 2010 г.).

 

Войдите чтобы оставлять коментарии

Наш канал на Youtube


Материалы Соратники

Статистика

Посетители
2041
Материалы
659
Количество просмотров материалов
2661490