"Трезвость - здравая рассудительность, свобода от иллюзий и самообмана" - народная мудрость

Соратники

СВЯЩЕННАЯ КОРОВА. Батраков

оторая ходит сама под себя

Ах, как хорошо это – со всеми жить дружно! И со всеми соглашаться, и скользить мимо всех и всякого, словно лист по ветру, никого не трогая и не задевая. И быть вне добра и зла, вне морали и совести, и ни с кем не в альянсе, и ни за что в принципе, и не толкать колеблющегося, и не поднимать упавшего…

Ах, как хорошо это – быть в ладу, в консенсусе!

Но… вот, выходит очередной номер общероссийской газеты «Соратник» с очередным материалом нижегородского «профессора» А.Н. Маюрова «100 лет борьбы с пьянством в нашем Отечестве» [1]. И – !?.. И – вот уже прет из меня эдакая толстятина: не могу, мол, молчать!!! И вот уже сижу я с пылающим лбом за пустым столом, и выплясывают из-под пера моего щуплые, корявые, как веточки камчатской березки, буковки, слагающиеся в нечто антисоратническое, направленное не иначе, как на раскол V-го трезвеннического движения и пр., пр., пр…

 

I

Ах, дорогой наш Александр Николаевич! И зачем только он написал во самых первых строках своего письма, что будто бы:

«Отношение жителей России к горячительным изделиям всегда волновало власти. Еще 14 мая 1885 года появился закон, устанавливавший продажу вина только в тех местах, где подавалась закуска, например, в трактирах»…

О трактирах – знаю, о закуске – тоже, но вот чтоб и первое, и второе – в одном флаконе, да чтоб еще и закон о том был, да чтоб еще и именно 14 мая – в день провозглашения независимости государства Израиль?!.. Отродясь о таком не слыхивал!? Потому и сунулся я с недоумением к газетному редактору – где, мол, ссылка-то?! А редактор, – будто б я – всего лишь простая сибирская морда, а он – целое лицо кавказской национальности, – «А в мою задачу не входит ссылки проверять. Маюров, при всей его фантазии, не мог целый закон выдумать».

Выдумать не мог. Даже если б думать начал. Но разве ж я с этим спорю? Да и спорю ли? Прошу смиренно: намекните хоть – на откуда взято.

Не намекнули. И тогда побрел я самостоятельно листать Свод законов Российской империи (1881-1913 гг.), изданный в 33 томах… И вот, установил же: закона, имеющего отношение к алкоторговле и принятого 14 мая 1885 года – нет, но есть «Правила о раздробительной продаже напитков» [2], кои Его Императорское Величество утвердить соизволил и повелел исполнить. Однако ж, про закуску и там – в «Правилах» – ни слова.

Ну, не примерещилась же Маюрову – закуска с трактиром? Откуда-то ж он это взял?..

А вот теперь, дорогой читатель, сюр-при-и-з!

Выше я разместил начало, критикуемой мною статьи «Сто лет борьбы с пьянством», а вот – начало совершенно другой статьи, которая называется «Пиво в молочных лавках»:

«Пристрастие россиян к горячительным напиткам всегда волновало власти. 14 мая 1885 года появился закон, устанавливавший продажу вина только в тех местах, где подавалась закуска, например в трактирах».

Но… цитата первая – из статьи, размещенной в мае 2013 года в газете «Соратник» за подписью «профессор А.Н.Маюров», а вторая – из статьи за подписью «кандидат исторических наук Надежда Мартыненко», размещенной 10 марта 2009 года на Православном портале «Трезвение» [3], а еще ранее – на сайте Российского исторического журнала «Родина» [4].

?!..

Да-да, все верно, дорогой читатель, наш «профессор» просто стырил этот абзац. И последующие, кстати, тоже. И не только у г-жи Мартыненко. Например, А.Н. Маюров далее пишет:

«С 1 января 1886 года предполагалось закрыть более 80 тысяч кабаков.

В новом типе заведения – винной лавке – продажа вина могла производиться только на вынос, что должно было уберечь посетителей от соблазна пропиться до копейки. Но ожидаемого не произошло. Взамен кабаков стали плодиться корчмы и постоялые дворы, в которых, как и прежде, можно было напиваться до беспамятства».

А вот, о том же, но на несколько лет ранее, пишет кандидат исторических наук Надежда Мартыненко»:

«К 1 января 1886 года предполагалось закрыть более 80 тысяч кабаков.

В новом типе заведения – винной лавке – продажа вина могла производиться только на вынос, что должно было уберечь посетителей от соблазна пропиться до копейки. Но ожидаемого не произошло. Взамен кабаков стали плодиться корчмы и постоялые дворы, в которых, как и прежде, можно было напиваться до беспамятства».

Далее, в следующем абзаце г-н Маюров:

«И все же, одна из причин неудачи закона 1885 года виделась в том, что не устранялся корень зла – личный интерес содержателей питейных заведений, побуждавший к спаиванию народа».

Вы, конечно, уважаемый читатель, думаете, что Александр Николаевич сам до этого вывода додумался? Увы, и этот, как и многие из последующих, наш бесславный «профессор» попросту… украл. В частности, у той же Н. Мартыненко. Сравните – текст из уже известной вам статьи «Пиво в молочных лавках»:

«Главная причина неудачи закона 1885 года виделась в том, что не устранялся корень зла – личный интерес содержателей питейных заведений, побуждавший к спаиванию народа».

Вы, конечно, уважаемый читатель, думаете, что Надежда Константиновна сама до этого вывода додумалась? Увы, наш бесславный кандидат исторических наук украла эту мысль у юриста, публициста, настоящего профессора Владимира Федоровича Дерюжинского (1861–1920), который в 1908 совершенно верно заметил так:

«Главную причину неудачи закона 1885 г., благие намерения которого не осуществились, усматривают в том, что этим законом, как и ранее изданными мерами, не устранялся корень зла – личный интерес содержателей питейных заведений, который побуждает спаивать народ» [5].

И вот, после столь постыдного, прямо скажем, начала, г-н Маюров решился-таки подать свой собственный голос и, – ох! уж лучше б он привычно подворовывал и далее, – тут же сморозил глупость, заявив «о законе 1885 года», что с его помощью, якобы, «были спасены все малые и малочисленные народы Сибири, Севера и Дальнего Востока от алкогольного уничтожения. С 1885 года по закону можно было сокращать продажу алкоголя в регионах и на местах вплоть до введения территорий трезвости. Вот полная трезвость тогда и спасла многие народы».

Ну, во-первых, обозначенные в «законе» возможности «сокращать продажу алкоголя… вплоть до введения территорий трезвости», многим народам не предоставлялись и, однако же, их, тем не менее, как-то угораздило спастись?! Например, как утверждалось, Правила «торговли (14 мая 1885 г.) имеют применение не на всем пространстве России; исключения составляют прибалтийские и привислянские губернии, Сибирь, Закавказский, Туркестанский и Приамурский край и некоторые части Астраханской, СПб., Ставропольской и Оренбургской губ., Донской, Терской, Кубанской, Уральской и Тургайской областей, где остались в силе постановления уст. П. сборов 1876 г.» [6].

Во-вторых, – возможно, мне крепко не повезло, – но я никогда не встречал ни одного документа, в котором хотя бы косвенно упоминалось о том, что «малые и малочисленные народы Сибири, Севера и Дальнего Востока» с помощью «закона 1885 г.» или же с помощью какого-то иного закона вводили у себя «территории трезвости».

Например, нам известно, что Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 30 мая 1930 года «О запрещении ввоза и продажи спиртных напитков в северных окраинах РСФСР» разрешалось «ЦИКу Якутской автономной республики, Дальне-восточному, Сибирскому и Северному крайисполкомам и Уральскому исполкому вводить, в случае необходимости, частичное или полное запрещение ввоза и продажи спиртных напитков» [7], но ничего не известно о том, чтоб «малые и малочисленные народы» обращались к властям с просьбой ли, с требованием ли ввести на своих территориях эти самые зоны, свободные от алкоголя.

Или, что там далеко ходить, сегодня в соответствии с федеральным законом, «органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе устанавливать дополнительные ограничения времени, условий и мест розничной продажи алкогольной продукции, в том числе полный запрет на розничную продажу алкогольной продукции» [8].

И что? И пусть не народы, но хотя бы наши трезвые, просвещенные «профессоры» опрометью, расшибая свои высокие лбы о широко распахнутые двери «органов государственной власти», бросились с петициями да с прошениями?

Увы!

Так ведь, оно ж и понятно: одно дело – поддержать уже введенный запрет, как это было, скажем, в 1914 году, и совершенно иное – выступить в роли закоперщика. К сожалению, эти тонкие нюансы не очень хорошо понимают некоторые «профессоры», страшно далекие от народа.

Торговцы алкогольным зельем всегда находились, – и находятся, – в тесном, во взаимовыгодном альянсе с представителями администрации и полиции, и поэтому любые протрезвеннические, организационные и просветительские независимые инициативы, этими деятелями воспринимались, – и ныне воспринимаются, – как покушение на шкурные интересы. Вы посмотрите, как, не смотря на всероссийскую, широкую известность и столь же широкую общественную поддержку, мордуют сегодня руководителей екатеринбургского фонда «Город без наркотиков» Е.В. Ройзмана и Е.В. Маленкина, посмевших выступить против наркобарыг и действующих с наркобарыгами заодно, местных госчиновников!

Вспомним, в этой связи хотя бы одну, но хорошо известную нам историю. Накануне отмены крепостного права, в России в целом ряде губерний стали возникать общества трезвости, в поддержку которых выступил Святейший Синод Русской Православной Церкви, благословивший «священнослужителей ревностно содействовать возникновению в некоторых городских и сельских сословиях благой решимости воздержания от употребления вина» [9].

И как на это отреагировала власть?

Вот, что засвидетельствовал 20 октября 1859 г русский писатель-этнограф. Николай Семенович Лесков в романе-хронике «Соборяне» (1872):

«…министр финансов сообщил будто бы обер-прокурору святейшего синода, что совершенное запрещение горячего вина, посредством сильно действующих на умы простого народа религиозных угроз и клятвенных обещаний, не должно быть допускаемо, как противное не только общему понятию о пользе умеренного употребления вина, но и тем постановлениям, на основании которых правительство отдало питейные сборы в откупное содержание. Затем, сказывают, сделано распоряжение, чтобы приговоры городских и сельских обществ о воздержании уничтожить и впредь городских собраний и сельских сходок для сей цели нигде не допускать» [10].

Так если уж Синоду так запросто выкрутили руки да вправили мозги, то что же вы хотите от малых народов или даже от малой группы особо сознательных жителей деревни?

Хуже того! «Малые народы», – а это, прежде всего, и в основном крестьяне, – представляли собой после реформы, проведенной под руководством графа П.Д. Киселева в 1838 году, сельское самоуправляемое общество, во главе которого стоял староста.

Много всевозможных вопросов решало это «сельское общество» через сельский сход: и все дела, относящиеся к общинному пользованию землей, и распределение налоговой нагрузки по крестьянским хозяйствам, и исключение из общества, и прием новых членов в общество, и... вопрос о наличии кабака на своей территории. И вот, казалось бы, – голосуйте всеми своими мозолистыми руками за свое светлое, трезвое будущее! Ан, хрен вам! А что ж так? А вот, оказывается, что «сельские общества за разрешение целовальнику на открытие кабака назначали особую плату. Благодаря этому общественному налогу крестьяне получали с кабатчиков крупную сумму. По расчету профессора Ходского, во всей России собиралось сельскими обществами ежегодно 12–15 миллионов рублей. Деньги эти шли на разные общественные нужды и, между прочим, на постройку школ» [11].

Вот он, опять этот извечный шкурный интерес! И выходит так, что борцы за запрет виноторговли, – если, конечно, таковые находились, – входили в неизбежный, затяжной конфликт и с «сельским обществом», и с держателем кабака, и с крышующей кабак полицией, и с местной властью, и с производителями алкогольной отравы – российским дворянством, и далее – с интересами государственной казны...

Так мог ли при таком-то раскладе хоть кто-нибудь оказать хоть какое-то влияние на существующую ситуацию? Конечно. «Устав о винокурении», принятый во времена Екатерины II, утверждал: «1. Вино курить дозволяется всем дворянам и их фамилиям, а прочим никому» [12]. Следовательно, только дворянам, и никому из прочих, и было под силу – сбросить позорное, кабацкое, алкогольное иго со стоящей на коленях полупьяной России. Но… чего б это ради наши дворяне так бы вдруг раскопошились бы, засуетились бы, да расстарались – взяли да и отказались от своего преимущественного права содержать питейные заведения, отказались от пожалованных императрицей привилегий, от своих барышей? Ну, не ради ж Народа, Царя и Отечества, верно? О чем так любит иной раз потрепаться известный наш дворянин-винодел Никита МихАлков…

Ну и, наконец, в-третьих, – и это самое главное, – явление алкоголизма среди тех народов, о которых так изболелась душа у нашего нижегородского «профессора», на тот момент не представлялась настолько серьезной, чтоб было позволительно торопливо говорить о блицкриге, проводимом с помощью алкогольной отравы. Что это за истеричность – «трезвость тогда и спасла»? А если б тогда не спасла, то что? Мы б сегодня имели на просторах Сибири, Севера и Дальнего Востока пустыню, заселенную таджиками, китайцами да узбеками?

Намедни мне довелось прочитать в журнале «Медицина и Здоровье» подобную же статью с подобными же нотками, в которой главный врач Сургутского психоневрологического диспансера Сергей Альбертович Смердов привел, видимо, понравившееся ему высказывание некоего врача противооспенного отряда Красного Креста А. Мельникова, утверждавшего в далеком 1914 году:

«…все без исключения (выделено мной. – Е.Б.) инородцы, в том числе женщины и дети, питают необычайное пристрастие ко всему спиртному, причем за недостатком винного спирта пьют одеколон, как и все, что так или иначе имеет отношение к спиртному» [13].

И тут же, далее, пребывая, видимо, в состоянии сильного головокружения от успехов своего собственного диспансера, С.А. Смердов заявляет:

«На конец 2007 года на учете в нашем диспансере состояло 116 больных алкоголизмом представителей населения ханты. В пересчете на 1000 человек соответствующего населения это составило 31,8. Впервые в жизни было зарегистрировано 4 представителя ханты, больных алкоголизмом, что составляет 1,1 на 1000».

То есть, в переводе с медико-статистического языка на русский общебытовой, на учете в диспансере всего стояло больных алкоголизмом – 116 человек, т.е. 3 (три) алкоголика на каждые 100 человек, проживающих в Ханты-Мансийском автономном округе, а за весь 2007 год было зарегистрировано лишь 4 новых алкоголика – только 1 на 1000!

3 на 100 и 1 на 1000 – так это ж вообще нуль, господа!

Нуль!

Или – почти нуль.

Спрашивается, если 100 лет тому назад «все без исключения инородцы, в том числе женщины и дети» пили одеколон, – а это уже, если не третья, то вторая-то точно стадия алкоголизма, – то что же от подобных существ, от таких безнадег-вырожденцев, от такого негодного генетического материала могло уродиться и что могло уродиться от уродившихся?.. Ведь Плутарх был не совсем прав, когда утверждал, что «Пьяницы рождают пьяниц». Согласно исследованиям французского психиатра Бенедикта Мореля (1809–1873) дело обстоит еще хуже. Имеющие «необычайное пристрастие ко всему спиртному», – т.е., ставшие на путь вырождения – «болезненного уклонения от первоначального типа» (Ю.В. Каннабих), когда происходит не только накопление и передача личных дефектов особи по наследству, но еще и нарастает процесс общей дегенерации, – подпадают под действие закона вырождающихся поколений:

1-е поколение: «нервный» темперамент, нравственные пороки;

2-е: неврозы, эпилепсия, истерия, ипохондрия;

3-е: душевно больные, убийцы, самоубийцы;

4-е: умственная отсталость, кретинизм, бесплодие.

Такова судьба всех имеющих «пристрастие ко всему спиртному»; их род неизбежно исчезает с лица Земли, как исчезли пьющие царские династии Рюриковичей и Романовых…

Так могло ль потомство тех дегенератов 1914 года, – если они были именно таковыми, – выжить и с бодрецой шагнуть в наш, в XXI-й век?!.. И даже более того, могло ли из тех предков, являющихся, – как утверждается врачами – Мельниковым и Смердовым, – на 100 % спиртозависимыми, превратиться в поколение почти независимое? 3 %, повторюсь, это почти нуль…

Конечно, оценивая столь критично не в меру разухабистых публицистов, мы и сами вместе с тем не должны впадать в иную, в противоположную крайность и утверждать, будто «пьяная царская Россия» – это миф. Нет, не миф. Конечно, пили в России. Например, душевое потребление алкоголя в Европейской России в 1893 г. составляло аж 2,46 литра [14].

Не «ха-ха-ха»! – уважаемый читатель, а 2,46 литра! Причем, я подчеркиваю – в Европейской России. Выдающийся современный исследователь алкогольной темы, и он в этой теме – эксперт, А.В. Немцов совершенно авторитетно заявляет: «В середине XIX в. в России была уже добротная для своего времени статистика» [15].

Так вот, 2,46 литра в год. А это 6,7 грамма спирта в сутки. Или – 16 граммов водки. 3 (три) чайных ложки.

Если же мы сделаем подобный же расчет по азиатской части России, то окажется, что на душу населения в сутки там приходилось по 1 чайной ложки «безводного алкоголя». Причем, и это я подчеркиваю особо, эту одну чайную ложку выпивало не коренное население, а в основном русскоязычная орда пришельцев, заполонившая города, в которых уже разместился царев кабак. Но вы посмотрите, до чего страшны глаза у иных «профессоров», говорящих на сию тему?!.. «Были спасены все малые и малочисленные народы Сибири, Севера и Дальнего Востока от алкогольного уничтожения»!!!

От какого уничтожения были спасены изредка пьющие квас да кумыс?!

Как это – «от какого»?! Да вы почитайте, г-н Батраков, того же Матиаса Кастрена, который 5 марта 1846 г. в письме асессору Ф.И. Раббе, сидящему в теплом Гельсингфорсе, ныне Хельсинки, пишет:

«Масленицу я провел довольно неприятно в деревне Молчановой, где меня поместили в верхнем этаже обыкновенного кабака. Здесь в продолжение всей разгульной недели я ни днем, ни ночью не имел ни на минуту покоя от шумливых пьяниц. Молчанова – небольшая деревня, окрестная сторона бедна и редко заселена самоедами, но, несмотря на то, продажа вина производилась в таких огромных размерах, что кабак в один день масленицы выручил почти 1800 рублей. По этому можно составить себе понятие о пьянстве в Сибири. Оно распространено до такой степени, что здесь почти уже и не стыдятся его» [16].

Разобиженному финну, которого поселили в кабаке, мнится, будто бы вся Россия – пьет! Ну, в кабаке, ясное дело, и не такое примерещиться! За один день, – пишет этот финский болтун, – кабак выручил 1 800 рублей.

1 800! Ух, ты! А сколько ж, спрашивается, было вообще продано водки, если она стоила тогда в среднем около 5 руб. за ведро? [17]

1 800 : 5 = 360 ведер.

Далее, 1 ведро в те времена равнялось – 12.3 литра. Если на поллитровки, то выходит – 25 поллитр содержалось в 1 ведре.

25 поллитр умножаем на 360 ведер и получаем: 9 000 поллитр.

Мне интересно знать, что это там за деревня, деревушечка Молчанова была, в которой мужиками было выпито за один только денек 9 000 поллитр водки?!..

Вот такие вот «путешественники», как этот Кастрен, и формировали мнение Европы о нашем Отечестве! К сожалению, у тех, позапрошловековых зарубежных формирователей находятся еще и сегодня бойкие продолжатели их дела из числа некоторых «профессоров»…

Так, что же и сколько пили народы Сибири?

Ну, прежде всего, пили кумыс – кисломолочный напиток из кобыльего или же из коровьего молока, содержащий от 1% (однодневный) до 2,5% (трехсуточный) спирта [18]. Причем, во второй половине XIX в. его производство, по крайней мере, среди хакасов – минусинских татар, почти прекратилось в связи с широким распространением айрана [19], продукта молочнокислого и спиртового брожения, который по своим свойствам близок к кумысу, но имеет более густую консистенцию и содержит спирта до 0,6% [20]. Это примерно в 2-3 раза меньше, чем в обычном русском квасе.

И, конечно же, еще пили араку – молочную водку. Причем, как пишет Виктор Яковлевич Бутанаев – ученый-этнограф с мировым именем, доктор исторических наук, совершенно не склонный изображать своих соплеменников более трезвыми, чем они были на самом деле, «крепость араки была не больше 5-10 градусов. В редких случаях, чтобы получить хмельной напиток покрепче, делали повторную перегонку» [21].

5-10 градусов – это столько же или в два раза больше, чем у жигулевского пива, считавшегося до недавнего времени «безалкогольным напитком».

И вот, от такой опасной опасности, как считает не в меру встревоженный «профессор» Маюров, и «были спасены все малые и малочисленные народы Сибири, Севера и Дальнего Востока»!?.. Спасены с помощью «закона 1885 г.»!

От какого уничтожения, – разбудите меня! – кто кого, где и как там и тогда уничтожал? Где свидетели, очевидцы, факты и пострадавшие?..

Особенно, если принять к сведению, что у татар парням разрешалось пить с 25-30 лет, а женщинам – только после рождения второго ребенка [22].

Рассуждаем далее.

Мало того, что в XIX веке сибирская водка была, примерно столь же убойной, как сегодняшнее «безалкогольное пиво», так ведь еще и изготовление ее было процессом весьма трудоемким и затратным. Например, из 10 ведер 0,5-процентного айрана получали лишь 1 ведро 5 процентной араки. А коровы в те времена были мясные, молока давали мизер – 2-3 литра на дойку.

А прикиньте, сколько при этом еще нужно было сжечь дровишек!? Вы бывали в сибирской степи? Голая пустошь! Ни кустика, ни деревца, ни Газпрома, ни угольного разреза! Конечно, есть у нас и тайга. Но… потерянное ищут не там, где светло. Вот и кочевники – стремились жить не там, где дрова, но в местах безопасных и богатых кормом для скотины.

Вспомните, какая куча топлива нужна для каких-то там 2-3 килограммов шашлыка. А тут – целый центнер жидкости! Конечно, такая морока – гнать самогонку – была очень не простой задачей. Поэтому нам вполне верится в то, что, как утверждают некоторые исследователи, молочная водка появлялась на столе у простых людей не чаще, чем один-два раза в году [23].

Появлялась один-два раза в году, да и то ведь не у всех. Например, у якутов ее вообще не было. А у некоторых не только водки не было, но даже кумыс отсутствовал. Даже на свадьбе.

Вот свидетельство выдающегося российского историка, знаменитого исследователя Сибири Герарда Фридриха Миллера (1705–1783):

«Ни у одного народа свадебные торжества не обставляются так скупо, как у лесных тунгусов. Это обусловливается их образом жизни, потому что они всегда живут очень разбросанно и никогда не имеют больших запасов для угощения гостей. Поэтому на свадьбе у них редко присутствует кто-либо помимо тех двух семей, которые роднятся между собой через этот брак. Если же случается, что поблизости оказывается еще кто-либо другой, и у них есть в запасе столько мяса, что они могут решиться на их угощение, то и их все же не обходят приглашением.

Очень часто свадьба справляется безо всякой пирушки. Если же пирушка имеет место, то родители с обеих сторон должны разделить расходы» [24].

Кстати, говоря о большой трудоемкости приготовления водки, и почти одноразовости ее употребления, мы не должны упускать из виду то, что и айран кочевники пили не круглый год.

Что наводит нас на эту, шальную мысль?

Во-первых, конечно же, наличие самих праздников – Тун пайрам (или, как считает современная хакасская, не системная оппозиция, Тун айран) праздник первого айрана, который обычно проводился в конце мая – начале июня, когда после зимовки появлялись первые молочные продукты [25]; и – Праздник последнего айрана – Айран солындызы, который отмечали 1 октября после перекочевки на зимник и окончания заготовки дров на зиму.

Так вот, если б кто-то мог додуматься до того, что кочевники пили водку круглогодично, то ему пришлось бы еще поднатужиться да поднаморщиться для поиска разумных объяснений: откуда молочишко для араки и зачем кочевники городили огород – создавали праздник первого айрана да последнего айрана?

Мы же склонны утверждать, что молоко, по крайней мере, в избытке, не могло быть у кочевников все время. Почему? Потому что такое изобретение, как «скотный двор» – стойловое содержание скота, принесли в Приенисейскую Сибирь оккупанты – русские казаки – только в XVIII-ом столетии.

А что было до этого?

А до этого скот круглый год, – и на ветру, и в пургу, и в лютый мороз, – пасся в степи и в горах на подножном корму: «Лошади уходили за 10–50 км от аала, где вольно паслись на своих отдалённых пастбищах. Зимой табуны укрывались в малоснежных горах. В долине Абакана такими благоприятными местами были горы Сахсаар, Саар, Сарой и др., а в Июсских степях – горы у оз. Белё. Вообще площадь у оз.Белё была выгоном общего пользования. Здесь на территории до 1000 км не имелось ни селений, ни посевов» [26].

Так, если лошади – там, а вы – тут, много ли вы набегаетесь с такими дистанциями, чтоб молочка поднадоить?

Это один момент.

Второй момент связан с тем, что тогдашние животные в зимнюю пору не то, чтоб хозяев своих, себя-то не всегда прокормить могли: «К весне скот настолько ослабевал, что не в силах был тебеневать. (Пастись, добывая корм из под снега. – прим. Е.Б.). Истощённый за зиму скот… надо поднимать. Хакасский обычай требовал, чтобы каждый проходящий мимо обессиленного животного дал ему корм и помог подняться [27].

С коровами дело обстояло чуть лучше, но не настолько, чтоб можно было б пить его от пуза.

Вот почему, и кумыс, и айран считался летним напитком и готовился лишь с мая по август.

Но… коль дело обстоит именно таким образом, то, дорогой читатель, ведь выходит, что сибирские татары жили практически в трезвости с сентября по апрель включительно?! То есть, более полугода?!.. В холодный период – совсем трезвые, весной и летом – набухавшись полупроцентным айраном! Ясно дело, если б не «закон 1885 года» так и действительно ведь – полный кирдык этой татарве сибирской пришел бы!?..

II

Как-то, поначалу не замечая, а потом уж даже и замечая, мы привычно и молча проглатывали встречающиеся информационные какашки – абсурдизмы, неточности, лжицы – в кашке, которой потчевал нас «профессор» Маюров. Мы принимали все эти несъедобности примерно так же, как пришедшие в сей мир принимают уже существующий, задолго до них возникший порядок вещей: светило встает на востоке, а заходит – на западе, хотя с точки зрения здравого смысла, быть может, было б разумнее двигаться с юга на север или даже наоборот…

Мы смирились с тем, что «профессор» Маюров вот уже третье десятилетие морочит нам наши трезвые головы. Мы привыкли. И даже не возражаем… И даже тень мыслишки о возражении не фланирует в извилинах наших голов. Не дай бог покуситься на этого, святого атеиста, на эту, почти священную нижегородскую корову, на этого отца 5-го трезвеннического движения! (К отцовству, кстати, я еще вернусь чуть ниже).

Впрочем, дело-то даже не в сакральности фигуры и не в ее, до безобразия обляпанном неряшливостями, учении. У нас ведь у всех на виду разворачивалась многоактовая, можно сказать, «человеческая трагедия» – самоисторжение Маюрова из масонской, как он сам утверждал, ложи добрых храмовников – МНАТ. В 2001 году [28]. После того, как ему не хватило стула в этой масонской ложе, он однажды взял да и хлопнул крепко-накрепко воображаемой дверью, и не воображаемо подался вон. И все бы хорошо, но он, будучи атеистом, глубоко неверующим, и совершенно не склонным к постыдному христианскому смирению и к выставлению своей второй щеки взамен уже побитой для повторного по-морде-ударения, взял да и породил знатную склоку, поперчив ее к тому же еще и перманентной местью. На статус же вечных мишеней им был определен татарстанский историк Владимир Михайлович Ловчев и его подлые клевреты – К.С. Красовский и С.Н. Шевердин. Ну, по фамилиям сразу видно, что – евреи. К тому же первый, как мнится Александру Николаевичу, не просто Ловчев, но – Ловчев-Гаркави. Я трижды пытал Владимира Михайловича: ну, скажи, ну, хоть намекни, ну, вот только между нами – кто такой этот Гаркави? Божится – знать, говорит, не знаю!.. Аж, самому уже стыдно, что не знаю…

Маюров, впрочем, тоже не знает. Я спрашивал. Молчит. Трясется от злости и молчит. Одно только повторяет, как заведенный: Гаркави, Гаркави, Гаркави. Вот уже 20 лет кряду. И все еще не выдохся. Крепок академик, нет слов!

Кстати, я, когда вспоминаю эту забавную историю с этим пустяком – с исходом нижегородской священной коровы из МНАТ, и тем вселенским плачем, перемежающимся зубовным скрежетом, который все еще порой раздается из Нижнего Новгорода, как-то само собой вдруг, словно черт из поллитры, тут же выскакивает ассоциативный образ – Владимир Вольфович Жириновский (Эйдельштейн) [29], тщательно, заботливо баюкающий свою беду – полусиротскую жизнь в Алма-Ата, когда он там был брошен в трудные послевоенные годы своим еврейским папой. А у них такая была большущая семейка! И им так трудно было среди этих сытых казахов в этой богатой, солнечной столице, которой не коснулись костлявые лапы мировой войны. И при всяком удобном случае, полусирота Жириновский, с наслаждением расцарапывая незаживающие раны своей вечно страдающей души, балансируя на грани, за которой начинается истеричный крик с соплями и слезами, он опять и опять говорил о папе, и снова о папе, и снова о том, как же трудно было им, ему, и, быть может, только ему и им…

Впрочем, мне – смешно, а Владимиру Вольфовичу, похоже, и в самом деле, больно. Так больно, что время – не лечит этого неизлечимо больного депутата…

Мы смирились с тем, что «профессор» Маюров – человек, претендующий на статус лидера трезвеннического движения России, создал самопровозглашенную, непризнанную научным сообществом России, академию – МАТ (дегенерация аббревиатуры «масонской ложи» МНАТ), назначил сам себя руководителем этой академии, объявил сам себя академиком этой академии, и, наконец, начал шустро приторговывать и членством в «академии», и званиями в ассортименте, и даже медалью им. Ф.Г. Углова…

(Примечание: Я уж, да простят мне читатели, буду то, что г-н Маюров называет МАТр, называть МАТ, т.к. с одной стороны, это более соответствует тому, о чем идет речь, а, с другой стороны, аббревиатура, которой пытается воспользоваться «профессор», уже занята: Международная академия телевидения и радио (МАТР) – общественная неправительственная организация, объединяющая работников электронных СМИ разных стран, существует с 2002 года, а Международная академия трезвости (МАТ), как сообщается на сайте самой же академии, с 21 сентября 2003 года).

* * *

Идейно-теоретическая основа 5-го трезвеннического движения России – учение ленинградского психофизиолога Г.А. Шичко, центральное место в котором занимает теория психологического программирования, являющаяся по выражению Геннадия Андреевича, ключом к научному пониманию многих отрицательных явлений [30] и дающая совершенно ясный, научно обоснованный ответ на самый главный вопрос последних столетий: почему люди курят и пьют? И ответ этот таков: единственная причина курения и употребления «спиртных напитков» – запрограммированность, состоящая из установки, программы и соответствующих убеждений. И поэтому, в рамках данной парадигмы, мы теперь уже твердо знаем и хорошо понимаем, что ни наказания, ни таблетки, ни иглы, ни травы, ни лоботомия, ни прочие телесноориентированные, в том числе, и самые суровые, средства не способны превратить этанолика и курильщика в человека, свободного от алкоголя и табака, в человека независимого от химических интоксикантов.

Каково же было мое изумление, когда на сайте МАТ [31], где заправляет всеми делишками г-н Маюров, я вдруг обнаружил… рекламу биотренажера «Редокс»?!

Кольцо-биотренажер – это такая проволочная, хитро скрученная-перекрученная пружинистая, круглая баламбешка, которую надобно насобачить на палец и гонять ее туда-сюда от ногтя до казанка, то бишь пястно-фалангового сустава.

 «Технология избавления от табачной зависимости:

Выработайте привычку перекатывать биотренажер по пальцам, когда вам комфортно. Бросайте курить сразу! Вместо сигареты пользуйтесь новой привычкой при каждом желании закурить. Необходимо, чтобы биотренажер был всегда под рукой. Восполните недостаток гормонов удовольствия новыми полезными привычками и активным образом жизни (повышением уровня бодрствования)».

 

?!..

Ну, если мы верим в то, что курение обусловлено исключительно информацией, которую, кстати, можно изменить только с помощью другой информации, значит, мы не верим в то, что от курения можно избавиться с помощью неинформационных средств.

А коль так, то выходит, что мы, помогая всучить доверчивым покупателям явный фальсификат, просто обманываем людей?! Причем, сознательно!?..

С какой же целью и за какие услуги это делает г-н Маюров, предоставляющий мошенникам место на своем сайте?

А с какой целью г-н Маюров предоставил место на «Доске объявлений» для приглашений зайти на дагестанские и украинские эротические бесплатные чаты и сайты с порнухой, с виртуальном сексом?

Причем, все это висело до тех пор, пока Григорий Иванович Тарханов лично не вмешался в это безобразие, и не пригрозил удалить на сайте СБНТ ссылку на сайт МАТ.

 * *

Представляется совершенно очевидным, что «борьба с пьянством» давно превратилась для г-на Маюрова в хорошенький гешефт.

Памятуя о том, что «деньги не пахнут», он охотно сосет «финансовую сиську» госструктур, которые, по сути, «крышуют» алкобизнес, пользуется всевозможными, в том числе, иностранными грантами…

Напорист. Энергичен. Упруг. Жаден до денег. В нем, в бывшем функционере Горьковского обкома ВЛКСМ, хорошо просматривается и угадывается энергичная хватка комсомольских вожаков 70-х годов, их способность идти к поставленной цели по головам, ни с кем и ни с чем не считаясь, «любой ценой» и «во что бы то ни стало». Этих энергичных да пламенных Владимир Войнович в своем романе «Москва 2042» совершенно точно именовал «заглотчиками», а Михаил Булгаков вывел представителей их породы в романе «Собачье сердце» в образе председателя домкома Швондера. Решительны, рациональны, бессовестны. Хорошие мышцы, железные челюсти, неморгающие глаза. Они без сантиментов и эмоций. Хватка, как у бойцовых псов. И всегда наготове демагогия и методы психологического террора, позволяющие в любой момент выставить простодушного человека напоказ в голом виде, пригвоздить к доске позора, представить отщепенцем и т.д. Они насобачились за столетия выкручивать руки, затыкать рты, разделять и властвовать…

Они хорошо усвоили: есть цель, есть средство, все остальное – «жалкие эмоции». Поэтому, для них важна не истина, но – правда. Своя собственная. Замешанная на выгоде и целесообразности. Поэтому, они, не смотря на раздающиеся возражения, издают, например, книгу под названием «Собриология» (Нижний Новгород, 2009 г.) – собрание фальшивок, ошибок, глупостей и просто откровенного вранья. К сожалению, в авторской команде мифотворцев – маюровских соавторов, создававших сей «труд», очутился и один из наиболее добросовестнейших пропагандистов трезвого образа жизни – доктор исторических наук В.П. Кривоногов. (Ну, что ж, и так бывает. Попали ж мы с Виктором Павловичем помимо своей воли, в число рецензентов, подобной же, весьма сырой книжонки С.А. Сушинского «Наука трезвости», М.: 2007 г.).

К шедеврам наиоткровеннейшего вранья, распространяемого А.Н. Маюровым на протяжении последних нескольких лет, я бы отнес и его, широко тиражируемую и, к сожалению, хорошо известную лекцию «Трезвые миры», в которой он, делая ставку на возможное невежество своей «паствы», норовит маргинализировать пьющие страны – спихнуть их на обочину цивилизации. В частности, глазом не моргая и не прикрывая стыдливо рот ладошкой, витийствующий «профессор» авторитетно заявляет: «Наиболее крупные народы, которые живут трезво, китайцы» [32].

?!..

Похоже, наш «профессор» совсем не в курсе, что по последним данным Всемирной организации здравоохранения душевое потребление алкоголя в Китае уже достигло 5,91 литра?! [33]

Далее, к странам несомненно трезвым нашим лектором почему-то отнесен Ирак, потребляющий 2,41 литра. Примерно столько же пила «царская пьяная Россия» в 1893 году – 2,46 л.

В трезвые же страны попала и Уганда, где выпивается аж 11,93 литра спирта на душу населения!? О-дин-над-цать литров!

И так далее, и так далее!..

Как-то, согласитесь, странно, что г-н Маюров, называющий себя профессором, член-корреспондентом ПАНИ, академиком АСТ, академиком МАТ, президентом МАТ, вице-президентом ИСБВ и далее по длинному списку, и взявшийся рассуждать на тему, прямо скажем, не в теме?

Александр Николаевич, вы настойчиво и часто называете себя «профессором», но не очень понятно: профессор – это должность ваша? В таком случае, где? Если это – звание, то кто, когда, какой ученый совет вам его присвоил?

Насколько нам известно, звания профессора по кафедре и выдача соответствующего аттестата осуществляется Министерством образования и науки Российской Федерации, а учёное звание профессора по специальности присваивается Высшей аттестационной комиссией Минобраза РФ. Но… дело в том, что над вами, над вашей академией нет ведь ни Министерства, ни ВАКа?

Или вы у нас, как ряженный казак – сам себе наград надавал на всю грудь широкую, сам себя погонами красивыми украсил? А Гришка Отрепьев, часом не ваш далекий родственник?

Кстати, столкнувшись с тем, что Маюров настряпал столько фальшивок и столь привычно подворовывает интеллектуальную собственность, я даже как-то очень засомневался – быть может, он и доктор педагогических наук такой же, как профессор? А-у, Александр Николаевич, не подскажите ли, где можно было б полистать хотя бы автореферат вашей диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук? Нам так интересны нюансы вашей жизненной биографии, что мы были б рады узнать и какова была тема, и кто был вашим научным консультантом, и кто официальным оппонентом…

* * *

А позвольте вам, читатель, предложить еще целый букетик вранья, создаваемый неугомонным «профессором» Маюровым все в тех же «Трезвых мирах»:

«Сегодня всё образование и здравоохранение в Норвегии и Швеции бесплатны. Тюрьмы пусты, поскольку нет клиентуры. Алкоголь и табак продают очень редко – имеется по одному специализированному магазину на область (округ). Причем всё «зелье» дороже нашего алкоголя и табака в 50-100 раз» [34].

 

Вранье 1: «Сегодня всё образование и здравоохранение в Норвегии и Швеции бесплатны».

Словцо «бесплатно» в русском языке означает не просто «даром», но –«за чужой счет».

Так ли дело обстоит в Швеции, если максимальная ставка подоходного налога (муниципального и национального) там одна из самых высоких в мире – до 57 %? В России – 13%. Быть может, зная об этом, – а наш лектор, безусловно, знает, – не имеет смысла утверждать, будто бы население что-то получает бесплатно? За все заплачено самими же реципиентами, побывавшими сначала в качестве доноров: государство недоплатило, а потом вернуло в форме социального обеспечения.

 Вранье 2: «Тюрьмы пусты, поскольку нет клиентуры».

 Хлестаков-Маюров заявляет, будто бы тюрьмы пусты. А вот по данным Международного центра тюремных исследований, композиция картины почему-то рисуется совсем иная: в Швеции аж целых 80 заключенных на каждые 100 000 населения [35].

Конечно, 80 это не 627 наших, но все же это и не пустые камеры. А коль так, то зачем же мы, г-н «профессор», опять и опять врем да врем своим слушателям? И когда только выветрятся у нас все эти дурные комсомольские замашки – не считать людей за людей?

Для сравнения: в США на каждые 100 000 человек приходится 751 заключенный; в Англии – 151; в Германии – 88, в Японии – 63.  

 Вранье 3: «Алкоголь и табак продают очень редко – имеется по одному специализированному магазину на область (округ)».

 Ну, начнем с того, что Швеция разделяется на 21 округ [36]. И в Швеции только компания «Systembolaget», – а она далеко не единственная, – имеет более 400 магазинов по всей Швеции.

Делим: 400 на 21 и получаем: почти 20 магазинов, торгующих алкоголем, в каждом округе! Чувствуете разницу? 1 на округ (по маюрово-хлестаковски) и – 20 на самом деле?

 Вранье 4: «…всё «зелье» дороже нашего алкоголя и табака в 50-100 раз»

 

Делаем простой расчет. Исходя из того, что стоимость обычной пачки сигарет в Швеции – 46-48 крон [37], то в переводе на рубли это составляет примерно 230 рублей. (1 крона = 4,7 руб. по курсу ЦБ РФ на май месяц 2013 г.) [38].

Но… почему же делая такие круглые глаза и размахивая этой цифровой порнографией, наш «профессор» умалчивает о том, что средняя зарплата в Швеции составляет 27 900 крон, что эквивалентно примерно 111 тыс. руб.? [39]

Далее, средняя зарплата в Российской Федерации в текущем году составляет 27 тыс. рублей, а средняя стоимость 1 пачки сигарет – 50 рублей.

Швед на свою зарплату может купить 558 пачек, житель России в России – 540 пачек.

И о чем тут у нас беседа?

Может быть, с алкоголем Александру Николаевичу повезет больше?

Смотрим, как дело обстоит с алкоголем.

Литровая бутыль «хорошего», как принято говорить среди пьющих, коньяка – 20 латвийских лат [40].

1 лат на сегодня – 58 руб. Отсюда: стоимость 1 бутылки коньяка – 1160 рублей.

Но этот же коньяк и в России не дешевле – 2-3 и более тысяч рублей [41].

А если мы еще сравним по уже использованной методике?

Швед на свою зарплату купит 24 бутылки коньяка, а россиянин, – при цене 2 тыс. бутылка, – купит 13,5.

А вот данные, которыми поделился со мной как-то председатель секретариата МНАТ К.С. Красовский (Киев):

Цены в евро[42]

 
Швеция
Норвегия
Россия
Местное пиво
(бутылка 0,5 л)
1,74
3,42
0,95
Пачка сигарет (Marlboro)
5,79
11,56
1,43
 
И где мы тут видим выше заявленную разницу в 50-100 раз?

Обратите внимание, уважаемый читатель, на то, что мы с вами сейчас рассматриваем только один маленький абзац из одной очень большой лекции нашего «профессора»!? А ведь эта лекция вся состоит из подобного же вранья!?..

* * *

А.Н. Маюров не только нечист на руку, как выше мы уже могли, к сожалению, в этом убедиться, не только невероятно мстителен, но еще и болезненно тщеславен. В своем письме, которое он рассылал 1 апреля 2004 г. Фахрееву, Тарханову, Купавцеву, Звереву, Ершову, Ливину, он искренне удивляется наглости В.А. Дружинина, нашего соратника из Екатеринбурга:

«Дорогие друзья! Я не пойму Владимира Александровича, то ли он пропитан ложной наукой, то ли совсем не знает историю вопроса, то ли лукавит. Не могу понять. Он 1981 год называет началом 5 этапа трезвеннического движения?! Так может говорить только тот, кто не знает историю движения! А куда мы подевали с вами 60-е и 70-е годы? Словно их и не было. Странно. 1981 год это всего лишь яркий эпизод в нашем движении».

Между тем, Владимир Александрович, наш славный «Саныч», был не сам на выдумки горзад, он добросовестно проштудировал такого, не знающего историю движения, как Г.А. Шичко, посмевшего в своем «Маленьком словаре трезвенника» написать:

«В 1981 г. началось пятое трезвенное движение. Оно связано с межведомственной научно-практической конференцией «Профилактика пьянства, алкоголизма в промышленном городе», состоявшейся в г.Дзержинске. Здесь пропагандисты трезвости впервые открыто и единым фронтом выступили против сторонников так называемого умеренного питья и были поддержаны большинством делегатов» [43].

И об этом же еще раз Геннадий Андреевич позволил себе упомянуть в своей статье «Против абсурдизма в антиалкогольной пропаганде»:

«В декабре 1981 г. началось второе советское трезвенное движение. Его подготовка велась давно, однако, зародилось оно 8-10 декабря 1981 г. в г. Дзержинске (близ Горького) на Межведомственной научно-практической конференции «Профилактика пьянства и алкоголизма в промышленном городе». … Первым выступил, причем с пространным докладом, Ф.Г.Углов, текст его доклада в дальнейшем попал в Новосибирск и зажег там трезвенное движение» [44].

Конечно, вынести это невозможно. Оказывается, не он, не Александр Николаевич Маюров – отец 5-го трезвеннического движения, уже не пивший в 60-70 годы, а этот… докладчик Ф.Г. Углов?!..

 

* * *

Много, наверно слишком много я говорю сегодня о личности фальшивого профессора. И, возможно, он не стоит стольких слов и таких слов. Но мне пришлось так много говорить, чтобы мои читатели поняли простую, в сущности, вещь: г-н Маюров, подобно работорговцу Негоро из фильма «Капитан «Пилигрима», созданного по мотивам романа Жюля Верна «Пятнадцатилетний капитан», фактически, ведь подложил «топор под компас», в результате чего, Трезвенническое движение России последних трех десятилетий устремилось к фальшивым, к недостижимым целям. И при этом, совсем не важно – почему он это сделал: в угоду ли своим хозяевам, в угоду ли своему тщеславию, или же ради корысти, или же просто по дурости… Важно иное: наш Корабль идет не к тем берегам, не в Страну Трезвости. И многие из нашей команды уже отчаялись когда-нибудь услышать крик впередсмотрящего: «Земля, братишечки, земля!!!» Потому что ложь это тоже – информация, а ложная информация определяет ложный курс.

Так будем бдительны, уважаемый читатель, дорогой мой соратник, и присмотримся внимательно к тому, кто там вертится назойливо у руля нашего Корабля Трезвости, кто там мусолит настойчиво своим черным глазом наш корабельный компас?!

Бросайте за борт, все, что пахнет ложью! И знайте – ей цена не высока! [45]

 Евгений БАТРАКОВ

Май 2013 г.

 Литература:

1. Маюров А.Н. 100 лет борьбы с пьянством в нашем Отечестве // Соратник. – 2013. – Май, №5 (201). – С.3.

2. Полное собрание законов Российской Империи. 3-е собр. – СПб., 1887, т.5. – С.199–209.

3. http://trezvenie.org/news/full/&id=194.

4. http://www.istrodina.com/rodina_articul.php3?id=2644&n=129.

5. Дерюжинский В.Ф. Полицейское право. Пособие для студентов. – СПБ, «Сенатская типография», 1908. – С.345.

6. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. – СПб.: 1898, Т.23-а. – С.728.

7. http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=22451

//Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского Правительства РСФСР. 1930. № 31. Ст. 406.

8. http://www.rg.ru/2011/07/22/pivo-dok.html

9. Цит. по Лесков Н.С. Полное собрание сочинений. Изд. 3-е. – СПб., издание А.Ф. Маркса, 1902, т.2. – С.132.

10. Цит. по Лесков Н.С. Полное собрание сочинений. Изд. 3-е. – СПб., издание А.Ф.Маркса, 1902, т.2. – С.132.

11. Петрищев А.Б. Из истории кабаков в России. – Владивосток, 1990. – С.9 (Репринтное издание: Петрищев, А.Б. Из истории кабаков в России. // Журн. «Природа и Школа», № 2, 1906 г.)

12. Полное собрание законов Российской Империи. Т.XVII. 1830. – С.208. 9 августа 1765 г., №.12.448.

13. Смердов С.А. Решить алкогольный вопрос. / Медицина и Здоровье. – 2008. – №5 (25). – С.22.

14. Сикорский И.А. Яды нервной системы. Кн. IV. – Киев-Харьков, 1900. – С.148.

15. Немцов А.В. Алкогольная история России: Новейший период. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. – С.60.

16. Кастрен М.А. Сочинение в двух томах: Т.2. Путешествие в Сибирь (1845–1849) / Под ред. С.Г. Пархимовича. – Тюмень: Издательство Ю.Мандрики, 1999. – С.107.

17. http://www.spravka08.ru/TextSection.aspx?sectionId=6658

Смирнов А.А. Король русской водки.

18. Кугенев П. В. Молоко и молочные продукты. – М.: Россельхозиздат, 1985. – С.59.

19. Очерки истории Хакасии (с древнейших времен до современности) / гл.ред. В.Я. Бутонаев; научн. ред. В.И. Молодин. – Абакан: Издательство Хакасского государственного университета им. Ф.Н. Катанова, 2008. – С.308.

20. Кугенев П. В. Молоко и молочные продукты. – М.: Россельхозиздат, 1985. – С.59.

21. Бутанаев В.Я. Традиционная культура и быт хакасов. – Абакан: Хакасское кн. изд-во, 1996. – С.117.

22. http://www.bestreferat.ru/referat-81632.html

В. Я. Бутанаев «Этническая культура хакасов». Абакан, 1998 г.

23. Андрей Ратманов. «Арака – молочная сестра водки».

http://www.proza.ru/2013/03/16/312

24. Миллер Г.Ф. Описание сибирских народов / Изд. А.Х. Элерт, В. Хинтцше / Пер. с нем. А.Х. Элерт. М.: Памятники исторической мысли, 2009. – (Источники по истории Сибири и Аляски из российских архивов: VIII, 1; Герард Фридрих Миллер. Этнографические труды. Часть 1). – С.369.

25. Народные праздники Хакасии. Учебное пособие. – Абакан: Изд-во ХГУ им. Н.Ф.Катанова, 1999. – С.26.

26. Бутанаев В.Я. Традиционная культура и быт хакасов. – Абакан: Хакасское кн. изд-во, 1996. – С.22.

27. Бутанаев В.Я. Традиционная культура и быт хакасов. – Абакан: Хакасское кн. изд-во, 1996. – С.22.

28. Информационный бюллетень МНАТ «Феникс». – 2001, №2. – С.10

29. http://www.vybory.ru/spravka/biografii/president2000.php3

30. Шичко Г.А. В помощь пьющим, пожелавшим стать трезвенниками. Дроздов И. Геннадий Шичко и его метод. – М.: Философская Книга, 2012. – С.113

31. http://www.intacso.ru/

32. http://www.zdorovajaplaneta.ru/trezvye-miry-trezvaja-planeta

33. http://en.wikipedia.org/wiki/List_of_countries_by_alcohol_consumption

34. http://pravdu.ru/lessons/maurov/

35. http://www.inosmi.ru/panorama/20080506/241194.html

36. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D8%E2%E5%F6%E8%FF

37. http://polpred.com/?ns=1&ns_id=668167

38. http://cbrf.magazinfo.ru/rur/SEK

39. http://www.dp.ru/a/2010/09/03/Srednjaja_zarplata_v_SHvecii/

40. http://www.youtube.com/watch?v=fOQVgazFIEQ

41. http://alcogold.ru/catalog/products/konjak

42. http://www.numbeo.com/cost-of-living

43. Шичко Г.А. Маленький словарь трезвенника. – Л.: 1884. – С.27

44. Дроздов И. Геннадий Шичко и его метод. – М.: Философская Книга, 2012. – С.212

45. Перефраз строк из песни В.С.Высоцкого «Пиратская»: «Бросайте ж за борт все, что пахнет кровью, – Поверьте, что цена невысока!» / Высоцкий В.С. Сочинения в двух томах, Т.1. – Екатеринбург: изд-во «У-Фактория», 1996. – С.229

  Сразу же появилась на сайтах:

  1. 1.http://zapravdu.ru/content/view/340/79/
  2. 2.http://trezvost.pro/melekhin/2013/06/sk.html
  3. 3.http://www.inrav.ru/299-вященная-корова,-которая-ходит-сама-под-себя.html
  4. 4.http://optimalist.narod.ru/stati.htm
  5. 5.

Реплики Аникина С.С.

I

Готов присоединиться к мнению Батракова и Кривоногова в той части, где они говорят, что пора показать истинную цель деятельности, и заявляют, что ею является проблема алкоголизации. Особо я рад за «сибирского мудреца», который наконец-то признал, чем он все эти годы пытался заниматься. В этой связи хотелось бы, чтобы после «а» следовала «б», и щенки были бы отделены от котят.

На мой взгляд, в антиалкогольной деятельности надо отойти от сложившихся авторских стереотипов и ложных понятий, а также устранить из языка антиалкоголиста благозвучно звучащие метафоры и слова – эмфиземы, типа «трезвость», «собриология» и т.п.

За годы последнего т.н. «трезвеннического» Движения (ТД) неоднократно подымался вопрос о глоссарии. В частности, до сих пор нет определения «трезвость», которое бы удовлетворяло всех участников. Известно, что ТД, назовём его Угловско-Ждановским, объединяет различные социальные, культурологические и идеологические группы, которые прикипели друг к другу не из-за величайшего уважения к лидерам, а из-за любви к Отечеству. В этой среде реставрируется народная культура, шлифуются национальные интересы, возрождаются этнические ценности и традиции, оттачивается трезвеннический профессионализм. Поэтому утверждать, что это антиалкогольная среда - значит обманывать других и заблуждаться самому.

И здесь я готов согласиться с Коняевым, который предлагает говорить о трезвости не как об антиалкоголизме.

II

Исследования, проведённые, например, С.С. Аникиным (см. «Дума о трезвости»), показали, что «трезвость» это древнерусское слово, которое изначально никакого отношения к антиалкоголизму не имело, но в годы советской власти было чрезмерно нагружено антиалкогольным и сектантским значением. Однако априори, трезвость – это борьба со злом, а в древлеправославном понимании – с жидовствованием. Отсюда и все трезвеннические движения – это борьба против жидовства, против антихристианского стремления иноверцев получать прибыль за счёт спаивания народонаселения. Понятно, что ни атеисты, ни христофобы, ни иудоисты трезвость под таким углом рассматривать не намерены, и всячески этому будут сопротивляться: для них трезвость как антиалкоголизм наилучший вариант. Для трезвенников же Трезвость – это их духовно-нравственное, а если быть точным, религиозное убеждение. Причём здесь воззрение на зло перекликается у христиан и мусульман.

III

Действительно, в антиалкогольном движении, обозначим его как Зверево-Кривоноговское, деятельность следует направить против алкогольной мафии и её адептов. И здесь «мишени» редактора газеты верны. В своих публикациях он не размазывает тему по страницам, не отделывается анонимными заметочками о вреде алкоголя, а поимённо называет врага, пригвождая того печатным словом к стенке на всеобщее обозрение. Больше бы таких стрелков!

IV

Обращает на себя внимание, широко растиражированное антиалкогольное Халтуро-Немцовское информационно-общественное направление, суть которого сводится к замене дешёвой водки – водкой подороже, подпольно произведённой – легальной. Это, видимо, и есть те попутчики, о которых говорится в статье «Фальшивые мишени». Тем не менее, «сухие» антиалкоголисты с ними будут вынуждены какое-то время считаться, но те не являются их соратниками. По таким вопросам, как «быть, или не быть спиртному на российских прилавках», «нужно ли алкоголь считать наркотиком» – они пока противники.

V

Вероятно, всё же современным борцам с алкогольной мафией потребуется реанимировать «теорию алкоголизма» Г.А. Шичко и опираться на неё, а не на «законы собриологии». Здесь важно называть вещи своими именами, а не пудрить мозги непонятными словечками, если конечно мы желаем, чтобы люди сознательно относились к проблеме алкоголизации, а не заворожено повторяли околонаучные изречения, после того как благоразумно перестали употреблять спиртное. К тому же, если на русский язык перевести название новоявленной «науки», то оно будет звучать как наука о воздержании и умеренности, т.к. sobrio – сдержано, умеренно; сравним с sobrietos (лат.) – трезвость, разумность, т.е. название должно было бы звучать как собритология. Соответственно, что следует из выше сказанного, и содержание было бы несколько иным. Но, как говорится, что написано пером…

VI

Не могу пройти мимо нападок на «вождей».

Да полноте! Какие могут быть вожди? В соратничестве каждый себе вождь. Бейся там, где стоишь! У трезвенников, если мы говорим о них, вождь один – БОГ. А вот у антиалкоголистов уже как минимум четыре. Или семь? - Да вроде поболе…

VII

Итак:

•           В Трезвенническом Движении вождей нет и быть не может.

•           Соратничество – это способность действовать самостоятельно и синхронно, исходя из условий и ресурсов соратника.

•           Общественное движение против алкоголизации это совсем не движение за трезвость, хотя и может быть его частью.

•           Трезвенническое Движение – это неформальное объединение граждан, общественные интересы которых направлены на преобразование Отечества.

•           Антиалкогольное Движение – объединение граждан, целью которого является снижение, а затем и полное прекращение реализации алкоголя через торговую сеть, как пищевого продукта.

•           Трезвенническое движение с переходом на антиалкогольные рельсы затухает, о чём показывает опыт 30-х гг. ХХ в.

•           Для успешной борьбы с алкоголизацией общества следует открыто говорить о причинах пьянства и алкоголизма, не скрывая проблему за благозвучными названиями и терминами.

•           Для избегания конфликтов и недопонимания требуется всем в своих лекциях и беседах разделять и раскрывать понятия «борьба за трезвость» и «борьба с алкоголизацией».

•           Современный период является наиблагоприятнейшим, начиная с конца 80-х гг. ХХ в., для борьбы с алкоголизацией россиян.

•           На сегодняшний день приоритетом является распространение трезвеннической и антиалкогольной информации среди широких слоёв населения.

•           Для успешного проведения информационно-общественных мероприятий нужна не общественно-политическая, армейская или другая организационная структура и дисциплина, а коммуникативная оперативность внутри соратничества и добрая воля каждого

•           Инициатором информационно-общественых мероприятий может выступить любой соратник, из какого бы ни было региона России или населённого пункта Земли.

•           Чтобы прекратить алкоголизацию российского общества соратникам надо сотрудничать со всеми гражданскими, политическими, религиозными, общественными силами, теми, кто этого добивается, объявив мораторий на критику попутчиков на период достижения цели.

•           Всем до полной победы оставить свои распри и обиды, считая, что на данный момент борьба с алкоголизацией народонаселения России является первостепенной задачей каждого патриота, каждого участника трезвеннического и антиалкогольного движения.

•           Следует учиться терпеливому и уважительному отношению друг к другу, воспринимая людей такими, какие они есть, не пытаясь их исправлять или навязать свою волю.

•           Только в согласии и сообща, со вниманием друг к другу можно одолеть общего врага.

 Аникин С.С.

 

Революционная ситуация

Как известно, революции сейчас не в моде. Осуждаются почти всеми партиями и особенно, политической «элитой». Революцией пугают народ, особенно те, кто больше всего её боится. И понятно: есть что терять.

Однако… революции в мире постоянно происходят. «Оранжевые», «роз», «бескровные» и прочие революции регулярно и как всегда – неожиданно - возникают в странах самого разного статуса. Подготовленные кем-то или стихийные, революции устойчиво кочуют по планете, несмотря на официозное их осуждение.

Выходит, революции пока являются частью жизни современной цивилизации. Но ведь без причины и чирей не вскочит, как народ говорит. Оставим пока в стороне революции, подготовленные спецслужбами заинтересованных в них стран. С этим более-менее ясно.

А как происходят революции по классическому сценарию, по мнению экспертов в этом деле – классиков коммунизма? Классики давно исследовали этот вопрос. Если коротко и по-современному, то революции происходят там, где высшая власть делает серьёзные ошибки в управлении. Это когда «низы хотят, а верхи не могут».

Если взять нынешнее внутреннее состояние России, то многие граждане назовут и множество реальных причин, по которым в России давно зреет революция. По прогнозам очень серьёзных аналитиков и политологов она произойдёт очень скоро: не позднее 2019 г. Причём это видят не только патриотически, коммунистически, националистически настроенные граждане, но и многие ярые либерал-демократы. Откуда это видно? Да посмотрите и послушайте, как они быстро «меняют ориентацию». Какие речи, льстивые для народа! Какая эмоциональность в «заботе о народе»! Некоторые даже широковещательно объявляют, что бросили пить … на время. То есть, уже «делом» доказывают свою истинную боль за народ.

Вот в этом узком секторе – алкогольном – широкой революционной ситуации мы сейчас и порассуждаем.

Смею утверждать, что нет такого железнодорожного направления в Подмосковье, где вдоль пути на заборах и зданиях среди непотребных и непонятных не встречались бы надписи:

«Кончай бухать, пора думать!»

«Табак и алкоголь – оружие геноцида!»

«Русский! Жизнь – это борьба, а не пьянство!»

«Трезвей, мужик! Страну пропьёшь!»

И т.д и т.п. в самых различных вариантах. Аналогичные надписи повсюду и в самой Москве, несмотря на то, что их регулярно закрашивают: на домах, в парках, просто на асфальте. Кто это пишет? Уверен, что не те, кому за 50. И даже не те, кому за 40. Мало вероятно, что те, кому за 25. Значит, парни и девушки юного возраста – наше будущее.

При всём при этом чью-то невидимую руку, направляющую такие действия, может увидеть только человек, совсем лишённый здравой рассудительности.

Итак, налицо одна часть революционной ситуации: НИЗЫ ХОТЯТ!

Причём, хотят совершенно искренне. И не только юные. На одном российском собрании по алкогольной проблеме один человек сказал очень точно и коротко: «Народ устал пить! Нужна политическая воля высшего руководства страны». Под чем я и многочисленные соратники Трезвенного Движения с удовольствием подписываемся.

А есть ли «политическая воля»? Если подходить официально, «по протоколу» - есть! Президент Медведев публично высказался в том духе, что алкоголизация страны превысила в 2 раза тот предел, за которым (по утверждению ВОЗ) наступает деградация нации (8 литров чистого алкоголя на человека в год). Тревогу президента разделяет и премьер-министр Путин, который не только несколько раз высказывался в подобном ключе, но и подписал 30.12.09 «Концепцию государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения РФ на период до 2020года». Но прошло больше года, а ничего не сделано, как в центре, так и на местах. Чиновниками около и ниже Кремля «Концепция не принята как руководство к действию. Попросту говоря, совершенно игнорируется.

Налицо вторая часть революционной ситуации в России: ВЕРХИ НЕ МОГУТ!

 

Приблизительно так на одном официальном собрании чиновников и общественников в г. Москве мне пришлось озвучить эту ситуацию. Тогда, обращаясь к чиновникам, я задал вопрос: если в упор не видеть искренние устремления молодёжи, то насколько велика вероятность повторения - только в большем масштабе - событий 11 декабря 2010 года?

Ответа от каменно-стеклянных официальных лиц не последовало….

15.02.11.

Ельцов А. И., Председатель РОО «Трезвая Москва»

Про "сухой закон"

Алексей Шабалин

19 июля 1914 года произошло событие, о котором английский общественный деятель Ллойд Джордж сказал: «Это самый величественный акт национального героизма, который я только знаю». Речь идет о «сухом законе», а точнее о царском указе, запрещающем производство и продажу всех видов алкогольной продукции на территории России. Очень многие в наши дни либо вообще не слышали о данном периоде Российской истории, или же практически ничего о нем не знают. Вот этот пробел в знаниях мы сегодня и восполним. А поможет нам в этом брошюра выдающегося русского врача-психиатра и исследователя И. Н. Введенского «Опыт принудительной трезвости».

Да, сухой закон в нашей стране уже был и его результаты потрясают. В одно мгновение мы стали одной из самых трезвых стран мира и сохраняли эти позиции вплоть до конца 50-х годов прошлого века. Действие царского указа о запрете торговли алкоголем было приостановлено в 20-х годах и на тот момент наша страна потребляла лишь 0,8 литра абсолютного спирта на душу населения. Для сравнения – в наши дни мы выпиваем по разным оценкам от 18 до 25 литров. Но вернемся в начало двадцатого века и посмотрим, что пишет об успехах трезвости выдающийся русский ученый И. Н. Введенский.

Автор брошюры, как и полагается психиатру, начал свое повествование с обзора данных о поступлении новых больных в психиатрические клиники страны. Данные удивительны! Вот что пишет Введенский: «…в докладе Пермскому Губернскому Земскому Собранию, обратили на себя внимание красноречивые цифры поступления душевнобольных в больницу по месяцам. Оказалось, что закрытие казенных винных лавок и вообще запрещение торговли крепкими напитками и их суррогатами повлекло за собою уменьшение числа душевнобольных. По приведенной в докладе таблице, число поступивших с алкогольными психозами равнялось: за октябрь 1913 г. — 21; в ноябре — 21; в декабре — 27; в январе 1914 г. — 18; в феврале — 21; марте — 41; апреле — 42; мае — 20; июне — 34; июле — 22 (запрещение продажи 17 июля); август — 5; сентябрь — 1; и в декабре — ни одного». Далее приводится мнение старшего врача вышеуказанной лечебницы: «Не подлежит никакому сомнению, что благодетельное влияние этой, хотя бы и вынужденной, трезвости скажется не только в прекращении более или менее острых алкогольных заболеваний, но резко выразится в будущем понижением психических заболеваний вообще, так как в громадном большинстве случаев у больных оказывается алкогольная наследственность и, кроме того, параллельно распространению трезвости, будет падать количество сифилитических больных, а, следовательно, и прогрессивных паралитиков, составляющих 17% всех душевнобольных, поступающих в лечебницу». Далее публикуются данные еще по ряду лечебных учреждений, в которых наблюдается та же тенденция к резкому снижению поступающих больных с момента введения сухого закона.

Весьма интересные данные приводятся в брошюре и по количеству поступающих в вытрезвители: «…число вытрезвляемых при полицейском доме Спасской части (наиболее нетрезвой из петроградских частей) с началом трезвости пало очень резко: январь (1914 г.) — 928 чел.; февраль — 743; март — 802; апрель — 836; май — 917; июнь — 666; июль — 474; август — 123; сентябрь — 100; октябрь — 71; ноябрь — 56; декабрь — 31». Нам бы такое сокращение в наши дни!

С момента введения запрета на продажу алкоголя резко сократилось число самоубийств, что иногда даже создавало «проблемы»: «В Саратовском университете благодаря трезвости возник даже своеобразный кризис — «трупный голод». В прежнее время трупы самоубийц поступали в институты судебной медицины, некоторые затем и в анатомический театр. Теперь не стало самоубийств, и университет оказался в затруднительном положении. О таких же затруднениях сообщают и из Петроградского Женского Медицинского Института». Стоит дополнить, что в наши дни более половины всех самоубийц пьяны в момент совершения акта самоубийства.

Не обошло стороной влияние сухого закона и преступность того времени. Вот что пишет Введенский: «Сообщения о резком падении преступности в результате отрезвления очень многочисленны и определенны. Они касаются столиц и провинции, города и деревни, глухих углов и промышленных центров и поразительно совпадают по существу и в подробностях, часто даже в выражениях... Прежде всего, единогласно отмечается почти полное исчезновение хулиганства, которое за последние годы, как известно, было предметом особого внимания общества и правительства и принимало настолько грозные размеры, что потребовало специальных мер борьбы и особых законодательных мероприятий. Получая поддержку в низком культурном уровне, оно оказывалось продуктом по преимуществу алкогольным и с устранением алкоголя из народного обихода быстро пало… Наряду с падением хулиганства констатируется резкое уменьшение преступлений против личности, собственности и порядка, а вместе с тем заметное ослабление таких зол, как проституция, профессиональное нищенство, бродяжничество и т.п.».

Поражают не только сами факты существенного снижения преступности, а то и вовсе исчезновения некоторых видов преступлений из криминальных сводок тех лет, но и конкретные цифры ее снижения в процентном выражении: «В Петрограде, в августе, преступность сократилась на 20%, в Москве на 47%, в Тамбове на 43%, в Одессе на 50%, в Уфе на 64%, в Туле на 75%, в Орле и Ростове на 80%, в Костроме даже на 95%, в Симферопольской губернии на половину, в Симбирской губернии на 95%». Снова дополню эти сведения современной статистикой, которая гласит, что около 80% убийств совершаются в состоянии алкогольного или же наркотического опьянения, а у 60% их жертв также находят алкоголь в крови.

Снижение уровня преступности отразилось на многих сферах жизни, сократилось количество поступающих в больницы, закрывались тюрьмы, исчезали нищие: «Число уголовных дел у мировых судей в Петрограде упало на 80%. За время с 20 июля по 20 августа 1913 г. в петроградские больницы поступило 1121 чел. с различными поражениями; за тот же срок в 1914 г. таких случаев отмечено 416. Одна из больших петроградских тюрем пустует, другая обращена в лазарет для раненых… Столичный комитет Москвы по разбору и призрению нищих констатирует почти полное исчезновение профессионального нищенства. Население Хитрова рынка в Москве к 1 июля равнялось 9405 чел., а к 1 октября — только 2200 чел., из них половина состояла из женщин и больных старше 40 лет. Прежнее население Хитрова рынка частью взято на войну, но в большинстве отрезвело и ушло в деревню».

Трезвость, установленная царским указом, позволила значительно сократить число несчастных случаев на производстве, железной дороге и даже уменьшить число пожаров: «Из отчетов железнодорожных врачей Московского узла выясняются результаты отрезвления как для массы железнодорожных служащих, так и для окрестного населения. Так, на одном незначительном участке за время с 1 января 1910 г. по 20 июля 1914 г. было зарегистрировано 805 несчастных случаев. За время же с 20 июля минувшего года по 1 января 1915 г. не было ни одного случая, имевшего причиной опьянение. Ежегодно по железнодорожным путям под поезда попадало немало пьяных людей из ближайших деревень; за время же с 20 июля по 1 января этот род катастроф совершенно исчез из рубрики несчастий... Число пожаров убавилось: в Самарской губернии на 41,5%, в Казанской губернии на 44%. В Курской губернии среднее число пожаров за август — сентябрь в предыдущие годы было 572, а в 1914 году только 306. В некоторых земствах уже возникает вопрос о сокращении страховой премии. К этой же области изменений надо отнести уменьшение несчастных случаев на фабриках и заводах и на железных дорогах, число строительных катастроф в Москве понизилось на 80%».

Много пользы введение сухого закона принесло промышленности России: «Повышение производительности труда (от 30 до 60%) констатируется во всех отраслях промышленности, как мелкой, так и крупной. Улучшение качества работы, уменьшение брака, отсутствие прогулов, сокращение заболеваемости рабочих, заметное повышение материального благосостояния засвидетельствованы и отдельными лицами и организациями (больничные кассы, потребительские общества, Русское торговое общество, Московское общество фабрикантов и заводчиков и др.)». Увеличение производительности труда в купе с трезвостью несомненно повлекли за собой и рост благосостояния населения: «О росте благосостояния трудового населения можно судить по тому, что с июля по октябрь 1913 года было внесено в московские сберегательные кассы 3250000 руб., тогда как за этот же период в 1914 г. внесено 6000000 руб». По современным данным, каждый литр алкоголя, выпитый населением, на один процент снижает производительность труда, несмотря на всю нашу модернизацию, компьютеризацию и внедрение инноваций. Следовательно, опираясь на официальную статистику, можно утверждать, что наша промышленность и бизнес теряют от 18 до 25 процентов производительности труда. Интересно, а каковы данные неофициальной статистики по потреблению алкоголя? Иногда они доходят до 40 литров.

Продолжим изучение брошюры. Через несколько месяцев после введения запрета на производство и продажу алкоголя в больницы стало поступать несколько больше больных, отравившихся суррогатами, что, по мнению Введенского, было единственным незначительным минусом. «Повышение поступлений алкоголиков под влиянием употребления суррогатов отмечается и в Туле. В приют для опьяневших поступило: в августе — 30 чел., в сентябре — 30, в ноябре — 96 и в декабре — 141», однако, по мнению доктора Ф. Ф. Чарнецкого: «все потребители суррогатов исключительно давние алкоголики или запойные пьяницы, в возрасте от 25 до 50 лет». Объективное и правильное мнение. Сомневаюсь, что человек, до введения запрета на торговлю алкоголем покупавший дорогие вина, после введения запрета бросится покупать самогон и одеколон.

А вот как автор брошюры описывает отношение населения Царской России к введенному сухому закону: «Огромное большинство населения приняло отрезвление спокойно, с удовлетворением и радостью, особенно трудовые массы, так много и тяжело страдавшие от алкоголя. Такое отношение не только не изменилось с течением времени, но, несомненно, упрочилось под влиянием опыта прожитых месяцев. Это положительное отношение обнаружилось с самого начала и ярче всего выразилось в бесчисленных ходатайствах общественных организаций и групп обывателей. Эти ходатайства и постановления исходили от губернаторов и уездных земских собраний, городских дум, биржевых комитетов, торгово-промышленных обществ, волостных и сельских сходов, кооперативов, рабочих организаций, ученых обществ, университетов, обществ трезвости и антиалкогольных организаций, присяжных заседателей сессий окружных судов, епархиальных съездов духовенства, отдельных групп обывателей и т.д. Передать, хотя бы и кратко, содержание всех этих ходатайств и постановлений нет возможности, так как простое перечисление их отняло бы много времени. Во всех приветствуется решение правительства запретить продажу спиртных напитков, отмечаются благодатные результаты этой меры и высказывается пожелание, чтобы запрещение было продолжено и впредь, в некоторых — до конца войны, в большинстве же навсегда».

Перечислять все достоинства введения запрета на торговлю алкоголем, освещенные выдающимся отечественным ученым И. Н. Введенским, можно долго. Каждый, кто желает узнать правду об успехах той антиалкогольной компании, без особого труда может найти его брошюру «Опыт принудительной трезвости» в сети Интернет и лично ознакомиться с данным историческим документом, который, безусловно, является достойнейшим ответом тем, кто, отрабатывая деньги алкогольных производителей, изо дня в день кричит о невозможности решить проблему алкоголизма и пьянства запретительными мерами.

С кем или с чем бороться за ТРЕЗВОСТЬ.

ПРИЛОЖЕНИЕ к статье «ЕЩЁ РАЗ О ПРИЧИНАХ»

«Было совершенно непонятно, зачем разрушать башни, терять на этом смелых товарищей, время, средства, оружие – через десять-двадцать дней башню все равно восстановят, и все пойдет по-прежнему, с той только разницей, что население окрестных деревень своими глазами убедится, какие гнусные дьяволы – эти выродки.

…я не хочу валить башни, это бессмысленно! Я хочу драться против тирании, против системы лжи, а не против системы башен! …Совершенно очевидно, что башни ретрансляционные, а значит, надо бить в центр, а не сколупывать их по одной…»

 

А. и Б. Стругацкие. «Обитаемый остров».

 

И.П. Клименко,

член координационного совета Союза борьбы за народную трезвость:

 

«Здравствуйте, уважаемый Евгений Георгиевич!

С интересом прочитал статью «Еще раз о причинах», статью на ту же тему, что и ранее в «Фальшивых мишенях» и др. Ваших работах. Очень Вам благодарен за эти статьи!

Если Вас интересует мое мнение, то оно следующее: я готов с Вами (да и не то чтобы с Вами, а с Шичко) согласиться, что «единственной причиной употребления алкоголя населением является его питейная запрограммированность». Однако я не готов так сразу согласиться с развитием Вашей мысли в данном направлении. Из этого неоспариваемого мной мнения Шичко вы делаете дальнейший вывод, что целью ТД является борьба с алкобизнесом, т.е. борьба с «программирующим органом».

Вот здесь я не уверен... Ведь сам Шичко не боролся с алкобизнесом – он боролся с питейной запрограммированностью в головах реальных людей, приходивших на его лекции, занятия».

 

Е.Г.Батраков: Да, действительно, Геннадий Андреевич проводил курсы по дезалкоголизмии, но причислять Шичко к людям аполитичным, социально-сонным – нет оснований. Ведь это его перу принадлежит, в частности, письмо «Дальше отступать некуда!», которое было направлено в Президиум XXVI съезда КПСС, в котором Г.А.Шичко писал:

«Над нашим народом нависла смертельная опасность. Имя ее – пьянство. … Предлагаем внести следующий новый пункт во второй раздел проекта «Основные направления экономического и социального развития СССР на 1981-1985 годы и на период до 1990 года»:

Разработать и в течение XI пятилетки реализовать целевую комплексную программу свертывания продажи алкогольных напитков и введения трезвости в СССР.

Пора решительно и навсегда избавиться от позорного и пагубного занятия, сдерживающего наше развитие и уродующего жизнь советских людей, – поглощения алкогольной отравы. Трезвость – неизбежное будущее нашего народа».

Нужно отметить, что для того времени подобная постановка вопроса была просто сверхвызовом тоталитарной системе. Причем, сделано это было еще до известного выступления академика Ф.Г. Углова в Дзержинске (1981 г.), выступления, которое привело к ряду жестких репрессивных мер против самого же академика. А расправляться «крыша» Алкобизнеса могла и покруче. Вспомните, хотя бы, судьбу М.Д. Челышова, который «несмотря на богатырское здоровье, неожиданно умер в 49 лет 15 сентября 1915 года». (А. и И. Демидовы. «Её величество Самара», http://www.samaraart.ru/history).

Далее, в статье «Трезвость: наше неизбежное ближайшее будущее», говоря о путях искоренения алкогольного зла, наряду с такими мерами, как установление «порядка, при котором производство и распространение спиртных напитков пред­ставляли бы собой невыгодное занятие», Г.А.Шичко предлагал:

«Введение строгого наказания за явную и тайную, прямую и косвенную пропаганду алкоголепития средствами массовой информации и искусства. При­знание использования этих каналов для питейного программирования населения – преступлением. Каждый человек имеет право на правду, на защиту от лжи, рас­пространяемой любителями спиртного».

Это ли не борьба «с алкобизнесом, т.е. с «программирующим органом»?

А вот и прямое указание Геннадия Андреевича:

«Чтобы не было алкоголиков, нужно, чтобы люди не употребляли спиртное, а для этого необходимо отказаться от питейного программирования, прекратить распространение проалкогольной лжи».(Г.А.Шичко. Разработка индивидуального психофизиологического подхода. Ленинград, 1981 г.).

И еще одно свидетельство, поясняющее позицию нашего Учителя.

В своем выступлении в связи с 80-летием со дня рождения Г.А.Шичко, член Союза писателей России Люция Павловна Шичко-Дроздова сказала:

«Как всякий учёный, Геннадий Андреевич, занявшись алкогольной проблемой, перво-наперво задался вопросом, почему люди пьют. Этот вопрос ставили многие и отвечали на него по-разному. Одни говорили: пьют от достатка, поэтому надо поднимать цены на алкоголь, делать его недоступным. Другие, например Энгельс, считали: пьют от нищеты, от безысходности. Толстой полагал: пьют, чтобы совесть заглушить. А иные скажут: для снятия стресса, для «сугреву» и т. д. Отвечая на этот вопрос, Геннадий Андреевич сделал свой вывод: «Люди пьют потому, что они питейно запрограммированы».

Что такое питейная запрограммированность, из чего она состоит? Она состоит из установки или настроенности на питие, программы и питейного убеждения.

Настроенность появляется в раннем детстве, когда ребёнок наблюдает веселящихся самых дорогих ему людей. «Это хорошо, – думает он, – красиво, так будет и у меня, когда я вырасту». Примерно в то же время формируется и программа, что пить, с кем пить, сколько. Программа не является постоянной, с годами она изменяется. И, наконец, складывается питейное убеждение: пить это естественно, необходимо. Подросток пока не пробовал хмельное, но его сознание, измененное ложными представлениями, подготовлено к винопитию и он будет пить, преодолевая отвращение, а иногда и яростное сопротивление организма.

А теперь представьте человека, приехавшего из страны, где ничего не знают об алкоголе. Будет он пить? Нет. Это зелье ему не по нутру, как в древности оно не понравилось первым «дегустаторам». По преданию Икарий, получивший от Дионисия виноградную лозу, угостил своим вином пастухов. Они выпили. Почувствовали явное недомогание, решили, что их отравили, и, когда пришли в себя, попросту убили первого винодела.

Сейчас виноделов не убивают, напротив им деньги хорошие дают. Около них жируют питейные программисты – это представители средств массовой информации, продажные актёры, писатели, журналисты – целая армия убийц народа. Эту армию пополняют и невольные программисты: друзья, подруги и одурманенные родители.

Господи, какая лавина обрушилась на нас, и нет заступника. А что же правительство? Оно должно блюсти интересы народа, если правительство национальное.

Как-то Гитлера спросили: а после победы, что же вы будете делать с такой огромной страной, как управлять её народом? Он ответил: никакой гигиены, только водка и табак. Как лапидарно и точно выразил свою позицию оккупант.

И теперь я точно знаю, какие бы красивые слова ни говорили правители, какие бы они ни давали заманчивые обещания, если в стране идёт наращивание продажи и производства алкоголя, значит правительство не национальное, правительство оккупационное.

Что же делать? Не пить! Мы не имеем права пить. За нами Россия. Александр Невский своим воинам сказал: «Бейся там, где стоишь!»

Если каждый сегодня перестанет отдавать свои гроши за смертоносное оружие коварных оккупантов, завтра им нечего будет делать на нашей земле. Выдворили же из своей страны английских колонизаторов индусы, когда перестали с ними взаимодействовать.

Вперед, друзья, победа будет за нами!»

(Л. Шичко-Дроздова. Слово есть Бог. С.-П., 2003, с.30-32)

Ну, нужны ли тут комментарии, Иван Петрович? И после этого Вы будете продолжать настаивать на том, будто бы «сам Шичко не боролся с алкобизнесом»?..

А даже если б он и не боролся, мы-то имеем ли право быть в отстое?! А если не имеем, то не деградирует ли та часть нашего движения, которая трусливо и расчетливо уклоняется от этой борьбы?

 

И.К.: Из вышеупомянутой Шичко причины пития вы делаете вывод: НАША ЦЕЛЬ – борьба с алкобизнесом, а я могу сделать при желании и другой вывод: НАША ЦЕЛЬ – борьба с питейной запрограммированостью населения, или НАША ЦЕЛЬ – трезвенное перепрограммирование населения.

Е.Б.: При желании, конечно, Вы – можете. Я ж Вам – не указ. Можете позволить себе думать: согласен с тем, что есть рабы и беда рабов в том, что существует рабство, но я не согласен с тем, что нужно бороться с рабовладельцами, которые через свое лобби в Государственной Думе и при поддержке со стороны правительства проводят законопроекты, позволяющие травить население на законном основании. Будем бороться и далее с кнутом, в крайнем случае, с надсмотрщиком, бродящим по плантации. Но не дай бог, ввязаться в борьбу с теми, кто повыше!

И, с другой-то стороны, Иван Петрович, Вам не кажется, что как-то нужно объяснить свою позицию, сильно попахивающую аморальностью: причины знаю, но с причинами бороться мы не будем, бороться будем – со следствием?

В.Г.Жданов в одном из выступлений использовал отличную метафору: ходят люди по дому с тряпками, собирают с пола воду. Тут появляется сосед и говорит: ребята, так вы ж сначала кран-то закройте?!

Э-э, – говорят ему «затопленники», – «кран закройте» – это проще всего! Вы вот попробуйте так сделать, чтоб вода из крана текла, а пол сухим был бы!

Жданов, правда, не сказал, – а я уж кричу об этом, – что «закрыть» нужно еще и того, кто этот кран открывает. Только тогда ведь и будет надлежащий порядок. Иначе, вы кран на кухне укрутите, а пархатая «ломехуза» в ванне развинтит. Вы в ванне увинтили, а он вам на кухне раскрутил?!..

Знаете, я лично при Горбачеве до отрыжки набегался: убрав одну «амбразуру» «по требованию населения», через пару дней горисполком два-три других «гадюшника» на «большой дороге» выставлял. Абаканские трезвенники посопели-поднатужились и…. А власть советская – в иных местах…

Забава у нас такая всесоюзная была – борьба с «точками», торгующими вино-водочными изделиями…

Сегодня вы предлагаете нечто похожее: распрограммируем-ка отдельного алкоголика!

Ю.А.Соколов, председатель Объединения «Оптималист», долго стоял, как вкопанный на Ваших идейных позициях, но к 2001 году пришел к несколько иным воззрениям, и сказал так:

«Да, это хорошо, это почетно, это здорово, когда мы протягиваем руку, оказываем помощь упавшим, помогаем им подняться…. Но давайте будем откровенны, ведь это же по существу, по большому счету – сизифов труд. Да, надо помогать! Да, надо протягивать руку упавшим! Но ведь смотрите: мы одного вытащили – нам общество подкидывает сотню других. Значит, надо что-то менять в нашей работе, в нашей деятельности?»

(V съезд Объединения «Оптималист», г. Владимир, 18 января 2001 г.).

Я не стану гадать и утверждать, что именно имел в виду Юрий Александрович под этим «что-то менять», но совершенно очевидно: он уже тогда чисто практически пришел к выводу о полной тщете того, что предлагаете Вы сегодня.

Далее, Вам ли не знать, что попытка переориентировать трезвенническое движение с борьбы против программистов и тех, кто эту «музыку» заказывает и щедро оплачивает, на борьбу со следствием – это и есть нейтрализация этого самого движения?! Вы же изучали историю России, историю революционной мысли (Новое время)? Вспомните Я.В. Абрамова, который в конце XIX века выдвинул идею деполитизированного «хождения в народ».

Похаживали и – что?..

Единственная польза от народничества – показало, как не нужно делать дело.

А как нужно?

А так, как смогшие получить реальный результат. В частности, российские социал-демократы, то бишь, большевики. Они нам, конечно, не особо симпатичны по целому ряду позиций, но – помехой то не должно быть в учебе. Потому что создали они технологию успеха – технологию низложения идеей. А коль так, то зачем же открывать открытое? Берите и – пользуйтесь! Если, конечно, интересует результат, а не простое соучастие. А коль лишь соучастие, то, знамо дело, нужно дружнехонько провозглашать единственное: «НАША ЦЕЛЬ – трезвенное перепрограммирование населения»! И – таскать этот «сизифов камень»! Но тогда ведь… таскать нам, не перетаскать!?..

Есть вариант еще похуже – тот, о котором писал ренегат Сушинский: прочитал я лекцию, и все бросили пить, а через месяц глянул – они опять за бутылками жизнь коротают.

Народники делали ставку только на просвещение крестьян, декабристы – только на «перехват» власти. И первые, и вторые «остались с носом». А вот социал-демократы – пропаганду средь народа вели, но так, что работала она на главное – на низложение власти класса, живущего за счет прибавочной стоимости.

И они победили…

Другая, и столь же слабая, как вышеотмеченная, сторона попыток свести свою деятельность к устранению проалкогольной запрограммированности из частных голов, заключается в том, что человек не просто существо социальное, то есть, зависящее от общественного мнения, но зависимое еще и от той позиции, которую занимают «первые лица» государства: высший закон выживания стада и общества – ориентация на вожака.

Люди, толпа, масса, общество – стремятся жить в согласии с «вождями». Поэтому, чтоб вы, Иван Петрович, – трезвенник, выступающий, фактически, как отщепенец, как диссидент, как носитель взглядов, отличающихся не просто от взглядов господствующих, но являющихся сутью государственной политики, – ни говорили бы, большинство не пойдет, ни с вами, ни за вами. Это очевидность, которая является аксиоматикой жизни и социологии.

Вот почему разрешение трезвого вопроса просто необходимо не только возлагать на хорошо организованную, структурированную, финансово обеспеченную силу, состоящую по преимуществу из нонконформистов, не только поднимать его до уровня борьбы с Алкобизнесом, но и увязывать со сменой политического режима, являющегося средством дегуманизации народа, «крышей» растлителей, обслугой индустрии аморализма, выразителем пронаркотических интересов известного сброда негодяев.

Должен вам заметить, что ведь и сто лет тому назад эта проблема рассматривалась уже не как сфера простых индивидуально-личностных пристрастий, не как простое бытовое пьянство, в котором виноват исключительно и единственно сам пьющий. В частности, Анатолий Федорович Кони, выдающийся судебный оратор, юрист, публицист писал так:

«…к воспрещению казенной продажи водки и спирта… могут быть применены слова Пушкина о «рабстве, павшем по манию Царя». (А.Ф.Кони. Избранное. М., «Советская Россия», 1989, с.77).

О том же и так же, юрист, общественный деятель, член Всероссийского Трудового Союза Христиан-Трезвенников Н. Коломаров:

«…мы ведем теперь не только войну с немцем, но и войну за трезвое счастье России. …

Объединимся же, русские люди, и повергнем в прах врага земли Русской – зеленого змия и всех его змеенышей!» (Н. Коломаров. Теперь или никогда! Петроград, 1915 г., с.18, 55)

А выиграть войну, освободиться от рабства, как вы понимаете, невозможно худосочными силами одиноких кустарей-диверсантов и доморощенных пропагандистов-агитаторов. Нужна, повторюсь, сила – трезвенническое движение - организованное, направляемое не против последствий, но против причины. Причем, с одной стороны, взгляды движения должны разделяться значительной частью населения, а, «с другой стороны, все недостатки общества должны быть сосредоточены в каком-нибудь другом классе, для этого определенное сословие должно быть олицетворением общих препятствий, воплощением общей для всех преграды; для этого особая социальная сфера (в нашем случае – алкоторговля. – Е.Б.) должна считаться общепризнанным преступлением в отношении всего общества, так что освобождение от этой сферы выступает в виде всеобщего самоосвобождения. Чтобы одно сословие было par excellence (по преимуществу. – Е.Б.) сословием-освободителем, для этого другое сословие должно быть, наоборот, явным сословием-поработителем». (Маркс К., Энгельс Ф., Соч., 2-е изд., т.1, с.425)

Речь-то ведь идет, Иван Петрович, о сломе машины проалкогольной эксплуатации, о демифологизации сознания целого народа, о разрушении системы верований...

 

И.К.: Вы понимаете, что то, что сформулировали Вы и то, что сформулировал я – это разные вещи? По крайней мере, Ваш вывод – это не единственно возможный при опоре на идеологию Шичко.

Мне вообще не нравится парадигма «борьбы со злом», мне больше нравится «насаждение добра».

Вот, например, Церковь – она (в идеале) призвана к борьбе за души людей (это перифраз от моей цели), но она не призвана (или по крайней мере эта не основная тема) к борьбе с Дьяволом (это перифраз от вашей цели).

Я не исключаю необходимости борьбы с алкобизнесом и даже понимаю и признаю, что такая борьба необходима. Я лишь высказываю свою мысль, что Вы в своей риторике перегибаете, на мой взгляд, палку и говорите лишь о «борьбе ПРОТИВ», не говоря о «борьбе ЗА»...

Е.Б.: Я, как Вы заметили, веду речь о том, что в нашей стране идет ВОЙНА. И это не метафора. Но если идет война, то хорошо ли выглядит Ваше «насаждение» мира? Возможно, Вас увлекла риторика предателей, которых наш публицист И.В. Николаев совершенно верно окрестил коллаборационистами, – теми, кто сегодня сотрудничает с врагами России…

Сегодня скачал и посмотрел фильм «Пьяная жизнь» из серии «Особо опасен». Молодая женщина, будучи в подпитии, буквально загрызла насмерть своего трехлетнего ребенка. У нас, в Хакасии мужик зарезал свою сожительницу и сам повесился на ручке холодильника, а двухлетний малыш ползал рядом с кровавой лужей и с трупами рядом в соплях и слезах, голодный и перепуганный трое суток.

Я допускаю, что пацифисты от трезвости, призывающие нюхать цветочки и ласковым голосом говорящие о прекрасном, тоже могут быть…. Пусть они, – глухие и слепые, – сейчас, когда «столько боли вокруг», – тоже будут. Но я-то ведь ищу со своим фонарем, – с газетой «Оптималист», – соратников, которые не могут и не способны делать вид, будто б знать не знают о том, что творится рядом с ними, за стеночкой в соседской квартире.

Так что, извините, эта Ваша «борьба ЗА» – не для меня…. Вот когда победим Альянс проалкогольных негодяев, так тогда и будет весь этот мажор…. А пока – не то времечко на дворе…

 

И.К.: Теперь об ограничительных мерах...

Я согласен с Вами, что это не главное, но не согласен с вами, что на это вообще не нужно ориентировать усилия ТД. Или вы хотите отменить весь двухсотлетний опыт борьбы мирового ТД??? Ведь это была борьба именно за ограничения (само собой разумеется, что это было не единственное, трезвенное просвещение велось – это само собой).

И Американская ограничительная система 100 лет назад и Скандинавская система 100 лет назад. Откуда они взялись? Ведь это ТД требовало этих мер! Разве нет? Скажете, что это было неэффективно?

Е.Б.: Иван Петрович, Вы, написав «200 лет» и «100 лет», после этого задаете вопрос: «Что это было неэффективно?»

Тут даже иронизировать не хочется. Тем более что в отличие от неслабо пьющей Америки, у нас ни сотни, ни тем более, двухсот лет в запасе нет.

С другой же стороны, это мировое, аполитичное ТД хоть чего-то путного добилось?

Подозревая, что Вы не в курсе, я специально для Вас подготовил небольшую справку по США:

 

14 млн. жителей США – или каждый тринадцатый взрослый американец – алкоголик. Еще несколько миллионов американцев употребляют спиртное регулярно и в столь больших количествах, что находятся на пороге алкоголизма.

Согласно Federal Household Survey, 48 млн. американцев (всего в стране проживает около 282 млн. человек, почти 80 млн. из них несовершеннолетние) употребляют алкоголь, как минимум, один раз в неделю. 32% любителей спиртного, как минимум, один раз за год напиваются допьяна.

Добавим сюда же: около 16 млн. американцев регулярно употребляют наркотики, а 66 млн. – курят. По данным Национального Института Изучения Алкогольной Зависимости и Алкоголизма\National Institute on Alcohol Abuse and Alcoholism, 53% жителей США утверждают, что среди их близких есть человек, у которого есть серьезные проблемы с употреблением алкоголя.

По крайней мере, 1400 учащихся колледжей США ежегодно погибают в результате инцидентов, связанных с потреблением алкоголя. Алкоголь является причиной 500 тыс. различного рода травм и 70 тыс. актов сексуального насилия, фиксируемых каждый год.

По данным Администрации Безопасности Дорожного Движения\National Highway Traffic Safety Administration, в 2002 году «благодаря» спиртному на дорогах США погибло более 17 тыс. человек (41% от общего числа погибших в ДТП).

По информации Бюро Юридической Статистики\Bureau of Justice Statistics, примерно 40% всех преступлений в США совершаются преступниками, находящимися в состоянии подпития.

По подсчетам общественной организации Common Sense for Drug Policy, 21% преступников, содержащихся в тюрьмах США, совершили свои преступления в состоянии алкогольного опьянения. Более 40% убийств совершались после употребления преступником алкоголя.

Большинство любителей потребления больших доз алкоголя – молодые люди (при этом, в магазинах и барах запрещено продавать спиртное и сигареты американцам, не достигшим 21 года). Большинство американских подростков впервые пробуют алкоголь в 13-летнем возрасте. В старших классах примерно половина учеников пьют спиртное хотя бы раз в месяц.

Каждый год учащиеся американских колледжей тратят на покупку спиртного $5.5 млрд. – больше, чем на покупку безалкогольных напитков, молока, сока, чая, кофе и книг вместе взятых.

По данным Министерства Здравоохранения США\US Department of Health and Human Services, алкоголь ежегодно наносит стране ущерб в размере $185 млрд. При подсчете были учтены как прямые, так и косвенные статьи расходов.

В 2003 году Национальная Академия Наук США\National Academy of Science опубликовала доклад, в котором сообщалось, что употребление алкоголя несовершеннолетними ежегодно наносит экономике США ущерб, превышающий $51 млрд.

66% американцев в возрасте 18-49 лет предпочитают пиво.

(По материалам WashingtonProfile. См. www.washprofile.org)

 

Вот это, Иван Петрович, и есть результат «200-летнего опыта борьбы мирового ТД», с помощью которого Вы с таким апломбом пытаетесь меня обезоружить и обескуражить?

 

И.К.: «Ведь сами цитируете в этой статье Введенского, который писал, что запрет является НЕОБХОДИМЫМ, но недостаточным условием отрезвления!

Зачем же говорите, что нам не нужно бороться за ограничения? Вы не согласны с Введенским, что запрет необходим??»

Е.Б.: Вы меня тут про что спрашиваете, Иван Петрович? Про ограничения или про запреты?

Ограничения это когда одним нельзя, а вот некоторым можно; при детях – ни в коем случае, без них – пожалуйста; днем – запейся-залейся, ночью – ни-ни…

В сущности, борьба за ограничения это пособничество с тем, что насочинял дагестанский алкогольный абсурдист Расул Гамзатов:

Пить можно всем.

Необходимо только

Знать – когда и с кем,

За что и сколько.

Я не думаю, что трезвенникам нужно ошиваться в подручных у этого господина, которого однажды за пьянку даже вытурили из Кремлевской больницы.

Запрет – это: нельзя никому, нигде, никогда и по любому случаю.

Я – за запрет. Но против ограничений, т.е. против полумер. Еще и потому, что ограничения – это торжество лукавства, беспринципности и лицемерия.

Вы, я надеюсь, не за лицемерие, не за беспринципность, не за лукавство?

Для того чтобы запрет мог вступить в законную силу на правах хозяина, нужно своевременно создать и соответствующие условия для его существования:

1. Как предложил А.А.Зверев, законодательство приводится в соответствие с давно установленным фактом: алкоголь – яд. («Трезвая Россия», № 30, 2010 г., с.4).

2. Прекращается поддержка Алкобизнеса со стороны государства.

3. Пропаганда алкоголепития приравнивается к пропаганде войны и человеконенавистничества. Это касается, конечно же, и той пропаганды, которую сегодня, подстраиваясь под отсталые, садомазохистские настроения обманутого населения, ведут В.Цыганова, Л.Якубович, М.Швыдкой и им подобные.

 

И.К.: «Да ведь само наличие алкоголя на прилавке и лиц его покупающих и употребляющих является программирующим фактором для остальной части общества. И это даже в отсутствии целенаправленного программирующего воздействия алкобизнеса.

Зачем же говорите, что мы не должны бороться за запреты? Может и сухой закон не нужен, просто перевоспитаем всех и готово дело – а алкоголь пусть остается на прилавках красивым, дешевым и доступным?»

Е.Б.: Интересно, как Вы себе это представляете, – «останется на прилавках», – если я говорю о бескомпромиссной борьбе с проалкогольным Альянсом? Алкоголь, ныне подаваемый, как «пищевой продукт», должен быть поставлен вне закона! Если так, то какие тут могут быть разговоры про «красивый, дешевый и доступный»?

Г.А.Шичко в известной статье «Против абсурдизма» совершенно справедливо писал:

«Важен не отрыв людей любой ценой от бутылки, а вооружение такими научными знаниями, под влиянием которых они осмысленно отвергнут ее».

Что тут можно возразить?

Но – чтобы вооружить людей знанием правды, нужно же прежде идейно разоружить распространителей лжи, разрушить господствующую в обществе систему тотального оболванивания, нейтрализовать гегемонию проалкогольных абсурдистов, политических прохиндеев и негодяев, так или иначе заинтересованных в пьющем, в пассивном, в безмолвствующем народе? Вот наипервейшая задача движения! И для решения именно этой задачи и нужно Трезвенническое движение – Движение против тех, кто против трезвости.

Важно понимать: не все, говорящие об алкоголе, выступают против алкоголя и преследуют одну и ту же цель.

Есть, например, борьба с пьянством – с теми, кого, – как тонко подметил В.Г. Жданов, – уже споили. Этой борьбой успешно занимаются бравые пропагандисты «умеренного» пития – церковники, наркологи и виноделы.

Есть борьба за трезвость – то, что Вы имеете в виду, – утверждение позитива с помощью личного примера: тугие мышцы, бодрый настрой, розовые щеки, отменные зубы и желваки, в общем, борьба «ЗА».

Есть борьба за здоровый образ жизни – это, судя по публикациям, некий мутант – производное от теории культурного пития и борьбы «ЗА».

И еще есть то, чем 30 лет занимаются такие, как я: борьба против тех, кто против трезвости.

Реестр, таким образом, широчайший – на любой вкус…

 

Возможно, Иван Петрович, я Вас не убедил и не порадовал… Оно и понятно, ведь мы ж о разном. Вы – о спасении конкретной души, о деятельности православного братства, о клубе трезвости... Но общественное трезвенническое движение и люди, объединенные в клубы – это принципиально разные образования. Движение – масса людей, стремящаяся к изменению социально-политической действительности. Клубисты же ничего вокруг себя менять не думают. У клубистов такого даже в замыслах нет. Они заняты проживанием персонально-личного: ходят в горы, в лес, в театр; пьют чай, любуются друг другом, демонстрируют свои собственные таланты и способности.

В клуб люди собираются благодаря личностной неудовлетворенности, а в движение по причине неудовлетворенности социальной. Движение возникает, существует и развивается, как результат конфликта между людьми и социальным явлением. В данном случае, явлением, которое называется алкогеноцид. И каждое движение стремится к самоуничтожению через разрешение существующего конфликта, т.е., в нашем случае, через ликвидацию алкогеноцида. При ликвидации геноцида историческая миссия движения завершается, и движение сходит с исторической арены. Вот тогда-то наступает самое прекрасное время для говорящих «ЗА»!

Ну, а пока… А пока в стране идет этническая, информационно-химическая война…

Об этом и книга «Демогеноцид» ветерана нашего ополчения Бориса Ивановича Искакова.

Об этом же и лекции председателя СБНТ Владимира Георгиевича Жданова «Трезвость – наше оружие» и «Алкогольный террор против Святой Руси».

Об этом же и педагог Александр Николаевич Маюров в своей книге «Алкогольно-наркотический геноцид России»:

«Нашему Отечеству объявлена тотальная алкогольно-наркотическая война. Война, где не всегда мы увидим врага, где нет разделительных линий и фронтов, где неизвестны командиры, где нет героев и победителей. Но в этой коварной и чрезвычайно опасной войне есть жертвы, есть миллионы жертв. Налицо истребление целых народов, населяющих нашу страну».

Так, Иван Петрович, если идет война, а некий субъект бодро снует меж всеми, – гибнущими и обезумившими, – и твердит, твердит, твердит: «Я – ЗА мир!», – то не следует ли такого пацифиста-деморализатора…

Так что ж Вы себя-то самого к стенке ставите?..

Март 2010 г.

 («Оптималист», №4 (136), апрель 2010 г.).

 

Наш канал на Youtube


Материалы Соратники

Статистика

Посетители
2041
Материалы
658
Количество просмотров материалов
2765832